ПОДРОСТКИ И ТЮРЬМА

Нью-Йорк
№32 (380)


Губернатор Нью-Йорка Джордж Патаки согласился ужесточить статьи «закона Пенни», предусматривающего лишение свободы для малолетних убийц в возрасте 14-15 лет. Напомню, что такое название он получил по имени Пенни Браун, изнасилованной и убитой 15-летним юношей Эдвардом Кинтом. Если раньше максимальный срок составлял 9 лет тюрьмы, то теперь он увеличен до 15 лет.
«В этом возрасте молодые люди уже могут нести ответственность за свои поступки», - заявил губернатор во время подписания документа.
Ужесточение наказаний для малолетних убийц безусловно оправданно. Между тем правозащитники и активисты нью-йоркской организации Correctional Association of New York заявляют, что политика местных властей в отношении изоляции подростков от общества должна быть пересмотрена. В первую очередь в отношении тех из них, кто не совершал насильственных действий. Об убийцах речь не идет.
Директор Correctional Association of New York Миши Фаруки считает, что властям Большого Яблока давно уже следует закрыть самую известную нью-йоркскую тюрьму для малолетних правонарушителей Bridges Juvenile Center (Бронкс), более знакомую семьям трудных подростков и им самим, как тюрьма Споффолд.
Фаруки указывает на тот факт, что, по данным за 2002 год, в этом исправительном учреждении содержалось всего 10 процентов молодых людей, совершивших серьезные преступления. Остальные - это в основном мелкие правонарушители, которые находились в камерах Споффолда, дожидаясь своей очереди предстать перед судьей из Family Court.
Этим ребятам, считает Фаруки, нечего делать в камерах с грабителями и насильниками, общение с которыми лишь усугубит их антиобщественное поведение. Намного эффективнее действие альтернативных программ - community supervision programs, предусматривающих не лишение свободы, но жесткий контроль над поведением подростков, участие в мероприятиях по их реабилитации.
Фаруки не голословна. Согласно собранным ее организацией данным, альтернативные программы доказали свою практическую ценность в борьбе с предотвращением рецидивизма среди молодежи. Так, в г. Нью-Йорке в 2002 году, всего пять процентов участников community supervision programs вновь оказались за решеткой, из тех же, кто вышел на свободу из тюрьмы Споффолд, вернулось туда больше половины.
В пользу альтернативных программ говорит и финансовая сторона вопроса. Содержание одного подростка в «детских» тюрьмах города обходится казне в 358 долларов ежедневно, в то время как участие в community supervision programs всего в 42 доллара.
О ценности альтернативных программ говорит и опыт других городов, например Чикаго, где численность членов уличных молодежных банд вдвое больше, чем в Нью-Йорке. Между тем смещение акцентов в действиях чикагских властей с лишения подростков свободы на альтернативные программы позволило сократить численность отбывающих наказание в местных тюрьмах юношей и девушек на 50 процентов, что самым положительным образом сказалось на снижении уровня подростковой преступности.
Вывод? Никакого снисхождения к малолетним душегубам и грабителям быть не должно. Но если подросток совершил незначительное правонарушение, вряд ли стоит сажать его под замок в компанию с теми, кто уже с ранних лет твердо выбрал для себя кривую стезю. И ему хуже сделаем, и обществу...