ankara escort

ЛОТЕРЕЙНЫЕ СТРАСТИ ФРАНЦУЗОВ

Мир страстей человеческих
№32 (380)


Современные французы с большим увлечением предаются азартным играм, чем ухаживают за женщинами. В прошлом году они спустили в различных видах лотерей 7,5 миллиарда евро, еще 6,5 миллиарда – на бегах и 2 миллиарда - в казино. Однако в этих бесконечных гонках за удачей они лишь замыкают первую пятерку самых азартных, в которой лидируют японцы, опережающие итальянцев, британцев и испанцев.
Специфика игорного бизнеса заключается в том, что победителем всегда выходит государство - с древних времен Франциска I (1494-1547), при котором появилась первая лотерея. Государству принадлежит могущественная компания «Франсез де жё» - монополист всех видов розыгрышей как с угадыванием счастливых номеров дважды в неделю, когда за лотерейным барабаном, затаив дыхание, в прямом телеэфире наблюдает вся Франция, так и моментальных, из которых наиболее популярная - «Миллиардер». «Франсез де жё» ведет безжалостную войну за привлечение клиентов, констатирует еженедельник «Марианна» в статье с красноречивым названием «Как они нас обирают». Сеть торговли лотерейными билетами во Франции насчитывает 42 тысячи точек.
Наибольшие потери несут игроки в лотерею: «Франсез де жё» возвращает им лишь половину ставок, тогда как на скачках возврат достигает 70 процентов. На этом фоне казино кажется почти благотворительной организацией: если верить официальным цифрам, 97 процентов ставок «блэк джека» и рулетки якобы поступают назад в карманы игроков.
Именно находящиеся в частных руках казино, которых сегодня во Франции около 170, переживают беспрецедентный бум. Они играют роль главной приманки туристических центров. Если в недавнем прошлом они были ограничены курортной зоной, включая Лазурный берег, то в последние годы казино пустили корни в таких крупнейших городах, как Лион и Бордо. До сих пор законодательство запрещает открывать казино в Париже и в радиусе 100 километров от него – исключение сделано только для городка Энгиен-ле-Бэн.
Как правило, казино представляют целый комплекс услуг – отель, ресторан, театр-кабаре и прочие увеселительные объекты. Более 90 процентов доходов казино дает не легендарная рулетка, которая остается недоступной для широких трудящихся масс, а бесхитростные автоматы - «однорукие бандиты», ловко обирающие клиентов. Государство облагает игорные дома самыми высокими в Старом свете налогами, но, несмотря на поборы, они, понятное дело, не бедствуют. Параллельно с разрешенными автоматами в стране действуют примерно 100 тысяч подпольных, установленных в кафе, барах и в различных ночных точках, контролируемых организованной преступностью. Их огромное преимущество по сравнению с проститутками в том, отмечает один из местных авторитетов, что они всегда молчат и никогда не болеют. Этот нелегальный игорный бизнес находится в руках соперничающих между собой банд, которые пребывают в перманентном состоянии войны и сведения счетов.
Вопросы выдачи лицензий на открытие игорных домов решает МВД, тогда как за порядком в этой «индустрии» следит Особое управление по скачкам и играм полицейской службы общего осведомления. Это управление, насчитывающее 280 комиссаров и офицеров, представляет старейшее полицейское ведомство страны, созданное еще в 1892 году. Полицейские в штатском – частые гости в игорных домах, где они, в частности, ведут наблюдение за клиентами, помогая выслеживать шулеров. «
Игра стала совершенно банальным делом», - констатирует социолог Жан-Пьер Мартиньони-Ютен, специализирующийся на изучении психологии своих соотечественников. Он опровергает бытующий и поныне тезис, согласно которому лотерея для безработных, неимущих и прочих обездоленных является «последним шансом», который позволяет «взять реванш над жизнью». Этот эксперт доказывает, что именно рост всеобщего благосостояния стимулирует азартные наклонности. «Популяризация игр посредством электронных и прочих СМИ, - отмечает социолог, - привела к тому, что они превратились в массовый феномен, в неотъемлемую часть образа жизни французов». Вполне закономерно, что одно из самых массовых телезрелищ - передача «Кто хочет выиграть миллион?», полный аналог российской «О, счастливчик!» Другие социологи отмечают нехитрую зависимость: чем глубже экономический кризис, тем больше в стране игроков, уповающих на «последнюю надежду». Некоторые психиатры убеждены в том, что часть французов ищут в играх острые ощущения, которых им так не хватает в будничной жизни. Ну а местные фрейдисты полагают, что для склонных к мазохизму личностей проигрыш представляет собой целительную форму самобичевания.
Казино контролируют несколько крупнейших игорных концернов. «Мы скорее делаем ставку на широкие массы, чем на крупных клиентов типа арабских эмиров, которые обычно посещают игорные дома на Лазурном побережье, - подчеркивают менеджеры рулетки. – Некоторые из наших клиентов, разумеется, разоряются, но никогда дотла. Да это, собственно говоря, и нам невыгодно. Мы предпочитаем, чтобы они 15 раз проиграли по 200 евро, чем сразу спустили 3000...».
Но в целом игра – зрелище достаточно печальное. Обстановка в казино спокойная, все умеют сдерживать свои страсти, не радуются крупным выигрышам, не переживают по поводу серьезных потерь. Как правило, играют люди, которые чем-то не удовлетворены в жизни, страдают комплексами, лишены внутреннего равновесия. Для них это способ самоутвердиться, что-то доказать себе и окружающим... Много людей одиноких, вдов и вдовцов. Публика в основном немолодая, 50 лет и старше, обеспеченная, много пенсионеров, которые приходят в поисках утраченного времени. В конце концов все проигрывают. Некоторые эксперты делят клиентов казино на три категории: одни приходят, потому что скучают, - таких процентов 10; вторая – так называемые «экзибиционисты», их процентов 45; остальные – настоящие игроки, которые идут выиграть. В зале установлены телекамеры. При входе вас встречают «физиономисты» - во всех игорных домах есть негласные списки лиц, которым запрещено их посещать. Внести в них свои имена попросили и некоторые азартные игроки. За зеленым столом рулетки отдельные клиенты - их называют «счетчиками» - пытаются вычислить свой шанс, и, чтобы помешать им, крупье с ними все время разговаривают.
Совершенно иная публика пытает счастья у игральных автоматов. У них в основном собираются люди среднего достатка и малоимущие, много молодежи, рассчитывающей сорвать «джек-пот» с помощью нескольких монеток. Примерно две трети играет от случая к случаю, около трети – несколько раз в неделю, и лишь 5 процентов – каждый день. Больше всего среди игроков служащих – 15 процентов, а меньше всего – фермеров – 0,5 процента. Согласно статистике, имея 30 евро в кармане, можно провести в компании «однорукого бандита» несколько часов. Он отрегулирован так, что возвращает клиенту в среднем 85 процентов его ставок. Но рано или поздно автомат побеждает человека. Раз в неделю случаются крупные выигрыши, достигающие порой 10 тысяч евро, а 15 марта 1994 года в городке Дивон-ле-Бэн произошло «историческое» событие, внесенное в анналы игорного бизнеса, – клиент за 15 франков выиграл рекордные 8,6 миллиона франков (то есть 1,3 миллиона евро).
Многоликий мир азартных игр бесконечно расширил свои горизонты после того, как попытать счастья с недавних времен можно в дебрях Всемирной паутины. Все они предлагают любителям скорой наживы – то бишь подавляющему большинству населения – с помощью компьютерной мыши залатать дыру в семейном бюджете. По всей видимости, Интернет начинает серьезно теснить в этой прибыльной сфере такие традиционные развлечения, как лотерея или бега. Разоренным фанатам может помочь - по крайней мере, советом – разве что ассоциация «S.О.S. игроки», которую субсидирует казино «Партуш». За ее более чем десятилетнюю историю к «S.О.S. игроки» обращались около 2000 человек. Некоторые безвольные люди сами просят «вышибал» казино не пускать их больше на порог. Другие через суд передают права на оставшуюся у них собственность членам своей семьи.

Париж