СУДЬИ ОБИДЕЛИСЬ...

Из штата в штат
№31 (379)


Закон, предусматривающий более суровые наказания за сексуальные преступления в отношении малолетних и их похищения, принятый не так давно Конгрессом, можно было бы только приветствовать. Напомню, что он предусматривает за два правонарушения на сексуальной почве пожизненное заключение, а за kidnapping до 20 лет лишения свободы.
Однако в большом билле всегда имеются многочисленные малые поправки, не относящиеся к его сути напрямую. Так было и в этом случае, что сильно расстроило федеральных судей. На что же они обиделись?
А обиделись они на то, что новый закон серьезно сужает их прерогативы в отношении вынесения окончательных приговоров, вводя так называемые обязательные сроки (mandatory sentences) по другим делам, подпадающим под федеральную юрисдикцию. Таким образом, судья не может назначить менее суровое наказание, а если он решит действовать вопреки положению закона, ему на это укажет министерство юстиции, на которое возложен контроль над действиями судей.
Большинство судей выразили недовольство ограничением своих полномочий, обращая внимание на то, что их независимость оказалась явно ущемленной. Инициатор билля, конгрессмен Том Финли, заметил, со своей стороны, что теперь наказания станут более предсказуемыми, а сроки за федеральные преступления не отличаться в тех или иных регионах. Не секрет, что в «либеральных» штатах, таких как Нью-Йорк или Калифорния, они нередко были мягче, чем в «консервативных», например, в Монтане или на юге страны, что вызывало неудовольствие тамошних работников прокуратуры.
В отличие от судей минюст введением обязательных сроков заключения, естественно, доволен. Прокуроры отмечают, что судьи нередко отказывались приговаривать на длительное лишение свободы обвиняемых по так называемым «преступлениям белых воротничков». Недавно минюст передал в распоряжение специальной комиссии по приговорам, созданной в середине 80-х годов, специальный список, в котором перечисляются неоправданно мягкие приговоры, вынесенные судьями в отношении нарушивших закон профессионалов и менеджеров.
С одной стороны, прокуроры, конечно, правы - закон должен быть обязателен для всех: что для драгдилера из гетто, что для менеджера большой фирмы. Но с другой - судьям теперь станет намного сложней выносить мягкие приговоры в отношении мелких сообщников тех же драгдилеров или их родственников, кое-что знавших о том, чем занимаются их близкие, но не сообщившие об этом в правоохранительные органы.