ДРАКОН, ПОЖИРАЮЩИЙ СОЛНЦЕ

Литературная гостиная
№31 (379)


- Шурка, привет! – гаркнула она в телефонную трубку. – Это я! Как жизнь молодая? Все путем? Замуж еще не вышла? С работы не выгнали?
- Здравствуй, Вика, - отодвинула я руку с сотовым подальше от уха. - Все нормально. Как сама?
- Лучше всех! – бодро отрапортовала она. – Фондовый рынок трещит по швам, конкуренты – кретины, партнеры – еще хуже, начальство – дерьмо, муж – сволочь! Полный парад! Слушай, Шурк, - внезапно перешла она на задушевный шепот. – Тебе не кажется, что годы стремительно уходят?
Я поперхнулась от неожиданности. С чего это Вика вспомнила о возрасте? С ее бронебойным темпераментом и энергией небольшого тайфуна проблемы увядания просто не должно было существовать. Жизнь Виктории представлялась мне эдаким солидным бикфордовым шнуром, конец которого уходит далеко за горизонт, и веселый огонек стремительно пожирает его, отплевываясь белыми искрами. По всему выходило, что смерть ее ожидает на другой стороне земного шара в виде ослепительной вспышки африканских страстей. Пожилая Вика? Бред!
- Викуль, ты не заболела? – участливо поинтересовалась я.
- Шурка, ну ты даешь! – опять заорала она, и я немного успокоилась. – Когда это я болела? У меня сплин! Хандра у меня! Елки-моталки! – с воодушевлением объявила она и опять интимно зашептала в трубку: - Сегодня утром посмотрела в зеркало, а у меня морщины вот здесь, и здесь, и еще здесь. Мешки под глазами, румянец зеленого цвета и красные прожилки на носу. Ужас!
- Ну, это ты хватанула! – постаралась я ее успокоить. – Ни за что не поверю, чтоб у тебя - да зеленый румянец! Зеркало в ванной комнате поменяй. А хандра и сплин – это от перегрузок, тебя просто на работе замордовали. Поезжай, отдохни где-нибудь на Гаваях, развлекись как следует.- Поезжай, скажешь тоже... – проворчала она по-медвежьи. – А как же фондовый рынок без меня? Совсем рухнет. А денег где взять на кутежи? Эх, банк бы какой-нибудь грабануть или киднепингом заняться на досуге, что ли? А главное, за Димычем нужен глаз да глаз, совсем от рук отбился, завел кралю на стороне.
- Да ты что?! – ахнула я. – Не может быть!
- Чего ж это «не может»?! Очень даже может! – оскорбилась Вика. – Он у меня мужик хоть куда, представительный, теннисом занимается, опять же - благородная седина на висках и толстый кошелек в кармане пиджака от Армани. Да на него, если хочешь знать, любая нимфетка западает! Сама слепая, что ли?
- Да нет, – протянула я, сознавая, что немного переусердствовала с интонациями недоверия. – Димыч у тебя – мужчина исключительный. К тому же умница. Ну, подумаешь, нимфетка на стороне. Это дело временное, для поднятия боевого духа. Нимфетки приходят и уходят, дело-то житейское. Что ты так разволновалась?
Вика помолчала и тяжело вздохнула в трубку:
- На этот раз, кажется, серьезно. Подлая любовь скрутила моего мужика в хороший штопор. Вот только не пойму – с кем?
- Ты что, в кармане его пиджака обнаружила посторонние трусики? – не удержалась я и хихикнула. - Или...
- Тебе бы все хиханьки да хаханьки, - сердито оборвала Вика поток моей фантазии. – А у подруги горе... Женская интуиция подсказала, а с ней, брат, не поспоришь. Димыч все время думает непонятно о чем, из офиса стал вовремя домой возвращаться, а вчера букет цветов принес.
- Да что ж тут такого? – озадачилась я. – Может, у вас наоборот – семейный ренессанс?
- Молодая ты еще, Шура, пороху не нюхала, - по-бабьи вздохнула Вика. – Димыча будто подменили: спокойный стал и на все мои выпады отвечает снисходительной улыбкой. Точно тебе говорю, шуры-муры у него в самом разгаре... Ну, девки пошли! Чуть отвернешься, сразу за лацканы мужика и взасос его, и взасос! Эх, пулемет бы купить!
- Что будешь делать? На развод подавать? – шмыгнула я носом в знак солидарности с Викой против коварных нимфеток.
- С ума сошла? – удивилась подруга. – Да ни за что. А как я буду жить без его зарплаты? На фондовых спекуляциях далеко не уедешь. Кругом одни акулы капитализма, одинокую женщину сожрут за милую душу.
- А что ж делать-то? – совсем растерялась я.
- Как что? Бороться! – громыхнула Вика литаврами. – Гранаты закупать, окопы рыть, фураж готовить. На войне, как на войне! Запомни, девочка! Главная военная хитрость – вызвать ревность у мужчины. Как только он поймет, что его старая жена пользуется повышенным вниманием со стороны других особей мужского пола, в нем проснется инстинкт собственника. «Мое – не отдам!» - серьезный аргумент. А пока он будет отвоевывать меня, краля отпадет сама собой!
- Вика – ты гений! – прошептала я в восхищении.
- Да, я знаю, - скромно вздохнула она и перешла на деловой тон. - Начнем с самого простого – внешней привлекательности. Я тут уже по бутикам прошвырнулась, кое-что прикупила. Разрез тут, тут и там! Теперь надо привести в порядок морду лица! Доставай свои иголки и – айда ко мне на сеанс иглоукалывания.
- Вик, ты что, - возразила я. – Я же не практик, а теоретик, и уже сто лет как из науки ушла. Все забыла... И потом, акупунктура занимается вопросами здоровья, а не омоложения. Не... я не могу...
- Шура! – строго оборвала она мое нытье. - У подруги несчастье, а у тебя талант в руках, - надавила она для верности на мои слабые точки. – У кого бабка была шанхайской принцессой и передала из поколения в поколение восточную тайну? У меня что ли?
- Да не шанхайская и не принцесса... – промямлила я, сдаваясь.
- Ну, один хрен. Короче, жду! – и в трубке запульсировали гудки отбоя.
Ну, что тут будешь делать?! Китайский фонарик моей судьбы никак не мог угнаться за бенгальскими огнями Викиного темперамента. Он тихо светил в темноте, иногда лукаво подмигивая от порывов судьбоносного ветра. Планида у меня такая!
И я поехала к Вике.
- Шурка! Ты гений! – загудел ее голос в телефонной трубке на следующий день. – За ночь все мелкие морщины разгладились! Только вот тут и тут чуть-чуть осталось. Тебе надо запатентовать эти точки! Ты же на золоте сидишь! Да за такие результаты тебя все женщины на руках носить будут!
- Как разгладились? – удивилась я. – Не может быть, чтобы вот так взяли и разгладились! Я же просто... Вспомогательный меридиан... Да я только точки цзи-цюань, ба-шань, си-инь и верхняя область копыта...
- Так я тебе и поверила! – хохотнула она. – Не знаю никаких «ба-инь», а только эффект получился классный! Все тетки в офисе просто с ума посходили от зависти! «Что это с вами, Викуся? Вы как будто внезапно помолодели!» - проскрипела Вика противным голосом ябеды. – Но я, как кремень! Никому ни слова о шанхайских секретах!
- Да не шанхайские это секреты! – завопила я, но Вика только фыркнула в трубку.
- Ну, мать, - торжественно заявила она, - Победа точно будет за нами!
- Как Димыч? – осторожно поинтересовалась я. – Заметил, что ты приступила к боевым действиям?
- Ну-у, почти, - замялась Вика. – Я долго крутилась перед его носом, а потом спросила в лоб, не замечает ли он во мне чего-нибудь необычного.
Она замолчала, а я не выдержала напряжения и поторопила ее:
- А дальше-то что?
- Ну-у, он сказал, что новая прическа мне очень идет, - нехотя призналась Вика, а потом возмущенно громыхнула: - Да не успела я вчера сходить в парикмахерскую!
- Значит, не подействовало, - расстроилась я. – Что же ты теперь будешь делать? Покажешь белый флаг? Отпустишь его на все четыре стороны?
- Ни в коем случае! – оборвала меня Вика голосом полководца. – Если развод, то только со скандалами, битьем посуды и следами маникюра на лице противника! Но пока до этого не дошло, будем продолжать. Ты, Шур, иголки-то приготовь, чтоб под рукой были.
- Ты уверена, что надо продолжать? – осторожно поинтересовалась я. – Может быть, твой благоверный уже одумался и вернулся в лоно семьи?
- Как бы не так! – взвыла Вика. – Ты только представь себе: фирменного исподнего белья накупил и по телефону говорит о бизнесе так громко, чтобы и мне было слышно. Верный признак: адюльтер в прогрессе!.. Короче, Шура, бери иголки и айда ко мне домой. Мне срочно нужен Голос! – она так и сказала «Голос» с большой буквы.
- А кто это? – изумилась я.
- Шура, - строго сказала она. – Не строй из себя дурочку. Я имею в виду ОБОЛЬСТИТЕЛЬНЫЙ голос. Ну, такой, с легкой хрипотцой, на низких регистрах, чтоб за душу брал и вел в объятия нирваны.
- Да где же я его возьму?! – запротестовала я. – Акупунктура такими вещами не занимается! Ты что?! Да у меня же другая специфика...
- Что ты, как маленькая, - принялась Вика меня уговаривать. – Где твоя смекалка? Существуют же точки, которые влияют на голосовые связки? Вот и поработай с ними... Моя семейная жизнь катится в пропасть, а ты сидишь в кустах?!
Ну, вот, опять пламя Викиного факела заглушило легкий трепет огонька в моем фонарике!.. Ничего уж тут не поделаешь...
И я поехала к Вике.
Целую неделю от нее не было вестей, и я уже начала беспокоиться. И вдруг...
- Здравствуй, Шура, - прозвучал в трубке бархатный голос.
- Здрасьте, а кто это? – по-дурацки спросила я.
- Шурка, ты что, не узнала меня, елки-моталки? – прозвучали знакомые интонации.
- Вика! – ахнула я. – Не может быть! Неужели подействовало?! Но ведь я только точки фэн-мэн, ляо-цао, тай-бай и в области холки...
- Еще как подействовало, - обволакивал меня голос с легкой хрипотцой. – У меня просто новая жизнь началась. Шеф в восторге от моих способностей в области спекуляций на фондовом рынке, повысил комиссионные!
- Вот это да! – все еще никак не могла я прийти в себя. – С ума сойти можно!
- А я что тебе говорила! – снисходительно пропела она. – Синяя птица в наших руках. Пора открывать собственный бизнес. Будем поставлять народу счастье по сумасшедшим расценкам. Я уже и название придумала: «ТОО (товарищество с ограниченной ответственностью) «Ляо-цао», или «Пель-мень», иероглифом, чтоб непонятно было, по-шанхайски. И эмблема: дракон, пожирающий солнце.
- А почему – дракон? – глупо спросила я.
- Да просто так, для красоты, - легко ответила Вика.
- А как Димыч? Раскаялся в адюльтере? – как бы невзначай поинтересовалась я.
- Ну-у, не то чтобы совсем, но мой новый голос на него точно подействовал. Он уже несколько раз предлагал серьезно поговорить.
- А о чем поговорить? – осторожно выспрашивала я.
- Да не знаю еще, - виновато призналась Вика. – Пока я высказываю свою точку зрения. До него еще очередь не дошла. Но ты не сомневайся, победа уже близка. На работе нет отбоя от мужиков, некогда даже фондовым рынком заняться: выслушиваю комплименты от мужчин и зубовный скрежет от женщин. Теперь – шашки наголо и марш-марш в атаку! Тебе, Шура, отводится роль передового отряда.
- Ой, не надо меня передовым отрядом! – заранее испугалась я.
- Не волнуйся! – успокоила Вика. – Это не больно! Ты только позвони Димычу и чужим голосом сообщи ему, что у него из-под носа уводят жену. Можешь рассказать, что хочешь, но так чтобы он поверил и бросился меня отвоевывать. Задача ясна?
- Ничего себе задачка! – завопила я. – Ты что, с ума сошла?! А вдруг он не поверит?
- Поверит, поверит, – заверила она меня. – Ты назовешь ему место и время моего свидания с любовником, он бросится проверять, а я красиво пройду мимо...
Вика замолчала в задумчивости.
- Ты что? – разволновалась я. – Ты что там задумала?
- Шура! – пропела Вика волнующим до глубины души контральто. – Мне нужна шикарная походка.
- Чего?.. – чуть не выронила я трубку.
- Ах, какая ты... – осуждающе проговорила она. – Непонятливая. Сделай мне такую походку, чтобы «от бедра». Ну, сама понимаешь, какую... Что б у всех мужиков челюсть отвисла, и они за мной строевым шагом...
- Вика! – чуть не плача, зашептала я в трубку. – Я не могу... У меня не получится... Я не знаю...
- Шура, - торжественно заговорила она. – Нельзя быть такой эгоисткой. Рушится личная жизнь дорого тебе человека, фондовый рынок летит к чертовой матери, мы окружены подлыми нимфетками, и вообще – все плохо. Твоя лучшая подруга гибнет у тебя на глазах... (Кстати, почему у тебя голубые глаза, если бабка – из Шанхая?) А ты...
- Да не было у меня бабки из Шанхая, - хлюпнула я носом, всем сердцем переживая за личную жизнь и фондовый рынок.
- Ну, в общем, ты соберись с мыслями, - подвела она итог, - и на рысях ко мне, походку делать.
Нежный огонек моего фонарика вновь затрепетал под натиском Викиного темперамента. Розовые лепестки пламени взметнулись причудливым цветком и обернулись лукаво покачивающимся бутоном.
И я поехала к Вике.
Она позвонила только на третий день.
- Шурочка, - пропела она своим неподражаемым голосом. – Я и не сомневалась, что у тебя получится. Но результаты превзошли все мои ожидания. Спасибо, милая!
- Не может быть! – обомлела я. – Как же так... Я ведь цюй-чи, фу-ту, верхняя точка хвоста...
- Сегодня Тверскую улицу переходила, - перебила она меня, - так три иномарки столкнулись... А вчера – пять! Совсем неплохо, как считаешь? Как шаг сделаю, мужики с ума сходят. Уже с десяток предложений руки и сердца получила. Думаю, фондовый рынок пора бросать. Надоел.
- Ну ничего себе! – ахала я, с трудом веря в небывалый эффект акупунктуры. – А как Димыч? Пошел за тобой строевым шагом в лоно семьи?
- Димыч? – рассеянно переспросила Вика. – А что с ним? Ну, пусть идет на все четыре стороны. Я себе молодого присмотрела, с виллой на Лазурном берегу и яхтой в Средиземном море. Такой душка...
- То есть Димыч тебе уже не нужен? – уточнила я.
- Нет, конечно, - великодушно ответила она. – Пожалуй, я сама с ним разведусь... Ха! – развеселилась Вика. – Наши боевые действия привели к неожиданным результатам. Ты, Шура, все-таки подумай над созданием своей фирмы. Женщин осчастливишь и денег заработаешь. Кстати, а почему ты сама не воспользуешься этими божественными иголками? Судьбу бы свою устроила?.. Ой, прости, звонят в дверь, кажется, принесли корзину цветов от «виллы с яхтой»... – и в трубке запульсировали гудки отбоя.
- Да я в общем-то уже устроила... – пробормотала я, отключая сотовый телефон и пристраивая голову на плече Димыча.
- Так у тебя, правда, бабка была шанхайской принцессой? – пощекотал он мне ухо губами.
- Ну, почти... – многозначительно улыбнулась я и не стала уточнять, что моя бабушка была видным специалистом в области акупунктуры крупного рогатого скота и даже стажировалась в Китае в эпоху Великой дружбы с братской страной.
Димыч внимательно заглянул мне в глаза, усмехнулся, и огненный лепесток внутри китайского фонарика моей судьбы разгорелся алым пламенем.
июль 2003 года