ДОРОГУ - МЛАДШЕМУ СЫНУ

Это интересно
№31 (379)


Франк Саллоуэй, этот enfant terrible американской социологической и психиатрической школы, снова взялся за свое. Уже первой своей опубликованной в 1979 году крупной работой «Фрейд: мышление биолога» он вызвал громкий скандал в благородном семействе ортодоксальных психоаналитиков. Он утверждал (и убедительно доказывал), что львиную долю своей теории Фрейд позаимствовал из биологических воззрений и достижений своего времени.]
И вот опять он идет на скандал, в данном случае - с ортодоксальными социологами. Применив теорию «порядка рождения» к огромному числу деятелей науки, Саллоуэй пришел к выводу, что те из них, кто был первенцами в семьях, скорее всего будут отстаивать общепризнанные теории и положения, ученые же - из младших детей - станут, по всей вероятности, их опровергать.
Начало теории «порядка рождения» прослеживается в трудах английского биолога, основателя евгеники Френсиса Гальтона. В 1874 году он опубликовал результаты кропотливых исследований, из которых следовало неопровержимо, что первенцам более свойственно добиваться высшего отличия во всех видах деятельности, чем младшим детям в семье. Последняя из книг, развивающая идею «порядка рождения», появилась в 1983 году. Ее авторы - швейцарские психологи Сесиль Эрнст и Джуль Ангст - подвергли тщательному анализу все научные исследования и труды, посвященные этой теме, и пришли к малоутешительному заключению, что концепция «порядка рождения» основана на ложных, беспочвенных предпосылках.
С тех пор в этой грозовой зоне социологии единолично и блистательно царствует Франк Саллоуэй. На очередной конференции Американской ассоциации содействия развитию науки Саллоуэй выступил с убедительными и, похоже, неопровержимыми свидетельствами в защиту теории «порядка рождения» , проследив ее эффективность в неожиданном для его коллег аспекте.
Франк Саллоуэй, историк науки, утверждающий, что существует связь между порядком рождения и творческой инициативностью в науке, сам был третьим ребенком в семье. Он рассматривает позиции, занятые тысячами ученых в периоды коренных сдвигов в науке, как основное свидетельство в пользу своей оригинальной теории. Вкратце она звучит так: ученые-новаторы, бросающие вызов общепринятым взглядам, обычно поздние дети в семье. Тогда как из первенцев вырастают, как правило, ученые-консерваторы, страстные охранители статус-кво в самых разных областях науки.
Саллоуэй не мог выбрать худшего времени для обнародования своих поразительных открытий. Теория «порядка рождения» подверглась именно в те годы яростным нападкам со стороны социологов, которые видели в ней попытку механического перенесения биогенетического закона на область психологического развития личности.
Но исследования Франка Саллоуэя находили все большую поддержку и признание среди психологов, включая Джерома Кагана, ведущего психолога в Гарварде, который признал, что «собранные Саллоуэем факты - самоочевидны, безупречны, исчерпывающи, мне нечего ему возразить. В его экспериментах представлен самый необычный эффект закона порядка рождения, который мне когда-либо пришлось наблюдать».
Несомненно, - за 19 лет непрерывной исследовательской работы Франк Саллоуэй, лауреат престижной премии Макартура, накопил массу фактических доказательств. Его герои - 2784 ученых, принявших участие за последние четыреста лет в 28 научных контроверзах. Объектами сравнительного анализа Саллоуэя оказались как великие революции в науке, так и безвестные, давно позабытые споры. При выборе тех или иных научных сражений Саллоуэй руководствовался одним критерием: достаточно ли сохранилось в истории данной полемики подробностей и фактов, чтобы выяснить позиции ее главных участников. В процессе работы он обращался за помощью к сотне своих коллег по истории науки - в основном, с просьбой подобрать из четырехсотлетнего провала имена ученых для его сравнительного анализа.
Затем историки выясняли позицию, которую данный ученый занимал в научном споре, его политические и религиозные взгляды, размер семьи, в которой он родился, и выводили его личностные характеристики по сорока другим параметрам.
Из всех факторов, обусловивших личность и систему взглядов данного ученого, именно порядок рождения оказался почти безошибочным указателем - поддержит ли он передовые идеи или отвергнет их. Из 28 научных потрясений, рассмотренных Саллоуэем, 23 возглавили ученые - младшие дети в своих семьях. В случаях коренных переворотов в науке, во главе которых стояли ученые из первенцев - Ньютон и Эйнштейн, к примеру, их убежденными приверженцами и соратниками были, по большей части, ученые из младших детей. Из 2784 участников эксперимента Саллоуэя 37 составили несколько групп родных братьев, принявших участие в одной и той же научной схватке. Среди них из семерых старших братьев шестеро выступили резко против научных нововведений своего времени. 27 из тридцати их младших братьев, наоборот, горячо приветствовали революционные сдвиги.
Саллоуэй делает следующий вывод: «Полная вероятность, что первенец примкнет к научной революции, составляет 31 процент; зато порог допустимости, что младший ребенок в семье примет сторону откровенно новаторской идеи, в два раза выше - 67 процентов. Например, за теорию относительности высказались только 30 процентов ученых из первенцев и 78 процентов - из младших; за квантовую гипотезу соответственно 43 процента против 83; в поддержку эволюционной теории Дарвина выступило всего 20 процентов ученых из старших детей в семье и 61 процент - из младших; за Гарвея, открывшего кровообращение, соответственно 33 процента против 78».
Франк Саллоуэй не ограничивается приведением целой массы фактических доказательств в пользу теории порядка рождения. Он вскрывает причины этого процесса и устанавливает его закономерности. Например, консерватизм первенцев Саллоуэй объясняет спецификой их отношений с родителями. Будучи старшими, они более тесно идентифицируют себя с родителями и с другими авторитетами. К тому же по отношению к младшим им свойственно играть роль родительского двойника. С другой стороны, продолжает Франк Саллоуэй, младшим детям в семье свойственно подниматься из своего подчиненного положения и бунтовать против авторитета и власти первенца... Долг первенца - наследовать отцу, стать ответственным членом истеблишмента. Поэтому из него скорее всего выйдет конформист, приверженец и охранитель традиционных воззрений. Младшие дети растут, впадая в крайности, непрерывно испытывая границы безнаказанности. Именно они пополняют ряды ниспровергателей традиций, радикалов и реформаторов.