ВОЗВРАЩЕНИЕ «МАРИ РОЗ»

Океан знаний
№29 (377)


Океан очень крепко держит свои богатства. Вырвать что-либо из его цепких объятий - неимоверный труд. Первый вопрос - для чего? Если затонувшие ценности - материальные: золото, серебро, старинная посуда, антиквариат и др.) - делаются одни рассчеты. Если подводные работы производятся только для подъема исторических ценностей для последующих выставлениях их в музеях или аукционах, то рассчеты производятся иные. Конечно, историческую ценность можно «создать» без затрат, путем подтасовки, как в свое время в СССР восстановили крейсер «Аврора», в то время как настоящая «Аврора» сгнила на охтинском корабельном кладище.
Но многие государства считают для себя престижным поднимать со дна старинные корабли или хотя бы их части для изучения ушедшей эпохи. Выставочные залы морских музеев очень популярны и приносят немалый доход в казну государств. Важное место среди экспонатов занимают навигационные инструменты, макеты, флаги, оружие, носовые фигуры и другие фрагменты судового декора, предметы быта моряков. В музеях под открытым небом экспонируются сохраняемые старые суда и корабли - памятники судостроения. Таких музеев немного - они есть в США, Англии, Голландии, Болгарии, Швеции, Норвегии. Путь каждого экспоната в музей, ох как труден и добыча каждого - это отдельная увлекательная история. Об одной из таких я хочу рассказать.
В 1509 году по личному указанию короля Англии Генриха VIII построили огромный (по тем временам) четырехмачтовый корабль, водоизмещением 700 тонн. Корабль был построен из отборного тикового дерева, которое покупали в Бирме и которое не боялось червей. Назвали его «Мари Роз». Особенностью «Мари Роз» было то, что он предназначался специально для ведения артиллерийского боя на море. Этой цели подчинялось и размещение орудий на нескольких палубах в корпусе и надстройках, и самое совершенное парусное вооружение, и мощный корпус, способный выдержать и отдачу собственных орудий, и попадание вражеских ядер. «Мари Роз» положил начало длинному ряду плавучих батарей английского флота, знаменитых линейных кораблей - славе и мощи Великобритании.
Колоссальное по тем временам сооружение, «Мари Роз» потрясал воображение современников, и образ корабля был запечатлен на многих рисунках и гравюрах, начиная от первых выходов в море и кончая трагическим днем 19 июля 1545 года, когда корабль с экипажем в 700 человек лег на борт и в течение нескольких минут ушел на дно. «Мари Роз» затонул на глазах у короля Англии Генриха VIII, прибывшего на проводы флота.
Причина гибели «Мари Роз» осталась тайной для современников. По-видимому, корабль залило водой через открытые орудийные порты нижней батарейной палубы. Почему они были открыты при маневрировании? Сэр Джавен Кэрью, командовавший находившимся рядом с «Мари Роз» другим кораблем, успел спросить в рупор своего племянника, вице-адмирала сэра Джорджа Кэрью, командира «Мари Роз», что происходит. Ответ капитана «Мари Роз» был краток: «Мой экипаж предпочитает командовать сам, а не исполнять команды других...». Зафиксированный в хрониках этот ответ породил версию, что «Мари Роз» погубила небрежность или недисциплинированность, или обе причины сразу. Ведь простой матрос знает, что при маневрировании на любом судне возникает крен при повороте - так называемый эффект руля - и перед маневрированием все забортные вырезы герметично закрываются. Это железное правило действует и сейчас.
Подготовка к подъему «Мари Роз» началась немедленно после гибели. Одно из писем на имя короля содержало целый перечень необходимого оборудования для подъема «Мари Роз». Письмо заканчивалось так: «Я верю, что в понедельник или по крайней мере во вторник «Мари Роз» будет поднят - у нас для этого есть все». Но оторвать корабль от дна так и не удалось.
Прошло почти 300 лет. Далекая история с «Мари Роз» стала забываться. Но вот в 1839 году охотники за сувенирами, два брата из Кента, Джон и Чарльз Дины, наткнулись на корабль. Местные рыбаки попросили их осмотреть дно, где их сети за что-то цеплялись. Джон погрузился в указанном месте и натолкнулся на выступающий из ила на полметра цилиндрический предмет. Поднятый братьями на поверхность предмет оказался бронзовой пушкой. За два года работы на «Мари Роз» братья Дин сумели поднять 4 бронзовых, 11 железных пушек, 5 частей от казнозарядных орудий, много железных и каменных ядер, 8 боевых луков, стеклянные бутылки и другое. Все это было аккуратнейшим образом описано и зарисовано, а затем продано с аукциона. В 1840 году братья Дин окончательно прекратили работы на «Мари Роз», и корабль снова был бы забыт на многие десятилетия, если бы не энтузиазм военного историка Александра Макки, который обнаружил переписку братьев Дин с Адмиралтейством и подробную карту с местом их погружения и поиска. Макки связался с работавшей в районе Портсмута американской научной экспедицией и попросил прочесать гидролокатором предполагаемую зону. Первый заход показал, что в указанном месте действительно имеется инородное тело. Тогда Макки прибегнул к самому простому и самому надежному методу. Он вооружился длинным прутом с полым заостренным наконечником и начал прощупывать грунт в районе аномалии. Вскоре прут уперся во что-то твердое, а при осмотре его на поверхности оказалось, что в полом наконечнике застрял кусок дерева. Лабораторный анализ показал возраст обломка - сотни лет. Пора было начинать подводные раскопки. Понимая, что подобную задачу самому не решить, Александр Макки обратился к общественности. За короткий срок ему удалось собрать около 20 тысяч фунтов стерлингов и организовать довольно пеструю по своему социальному составу, но работоспособную группу спорсменов-подводников. В 1970 году подводники наткнулись на первое доказательство того, что они на верном пути. Грунтосос отмыл железную пушку времен династии Тюдоров. Эта старая пушка, подтвердив, что на дне лежит именно «Мари Роз», принесла Комитету по спасению корабля и людей деньги: появились сотни добровольцев, желавших внести свой вклад в поддержку работ на затонувшем корабле. Английское правительство вынесло специальный закон об охране места гибели «Мари Роз».
За несколько лет свыше двухсот добровольцев совершили более 25 тысяч погружений на затонувший корабль и буквально выгребли из его корпуса около тысячи тонн ила и глины вместе с содержавшимися в них предметами. Ряд находок был попросту уникален и заставил ученых другими глазами взглянуть на их представления о временах Тюдоров. Были найдены сотни стрел (ранее по всей Англии стрел этой эпохи насчитывались единицы) и могучие боевые луки, согнуть которые было под силу лишь рослым, сильным людям. Это ставило под сомнение бытовавшее убеждение, что воины тех времен были слабосильны. Обнаружились в значительном количестве достаточно совершенные навигационные инструменты: самый древний из найденных до сих пор судовой компас, бронзовые циркули, масшабные линейки, транспортиры и пр. Все это доказывало, что искусство кораблевождения как таковое и уровень составления навигационных карт, в частности, были в те времена выше, чем предполагалось ранее. Была найдена и раскопана каюта судового врача. Среди обнаруженных в ней предметов находился ореховый сундучок с медицинскими инструментами - всего более полусотни предметов. Кроме того, в руки реставраторов попадало все больше вещей личного обихода членов экипажа. Например, туалетный комплект, состоявший из трех гребешков в кожаном футляре и складного (на манер перочинного ножа) маникюрного набора, карманные (!) солнечные часы, деревянная игральная доска, кожаные обложки от книг, музыкальные инструменты и многое, многое другое - более 10 тысяч находок.
«Мари Роз» оказался настоящей машиной времени - его палубы и трюмы перенесли почти не поврежденными через более чем четыре века подлинные вещи той далекой эпохи. В июне 1982 года «Мари Роз» оторвали от дна. В течение трех месяцев корабль тщательно под водой отмывали и отсасывали гидромониторами от грунтовых остатков и все это просеивали через огромное сито, в котором собралось сотни пуговиц и монет, большое количество ювелирных изделий, обувные и поясные пряжки. 12 октября «Мари Роз» под многочисленные гудки пароходов и кораблей окончательно вынули из воды и поставили на баржу, которая в сопровождении почетного конвоя доставила останки к месту вечной стоянки в Портсмут, где корабль превратили в плавучий музей.