ankara escort

Занимательная Математика

Большая политика
№27 (375)


На прошлой неделе две группы аналитиков немало удивили мир своими выводами. Одна посредством разнообразных математических исчислений определила, что Москва самый дорогой город в Европе, другая тем же способом пришла к заключению, что Нью-Йорк лучше всех других городов Америки защищен от преступности. А мы-то, глупенькие и слепенькие, были убеждены в обратном! Нам казалось, что очевидное все-таки ближе к правде, чем невероятное. И только ли казалось?

Хорошо известно, и этого никто не оспаривает, что нынешние доходы основной массы москвичей (примерно 80 процентов населения) в три, а то и в четыре раза ниже доходов жителей Лондона, Парижа, Берлина или Стокгольма. Если довериться исчислениям аналитиков, мы придем к очень странным допущениям. Придется предположить, что дешевизна местной жизни сделала жителей западноевропейских столиц сплошь миллионерами, поскольку получают они много, а тратят мало. С другой стороны, четыре пятых населения Москвы просто обязано либо просто помереть, либо жить впроголодь, без крыши над головой и ходить в обносках, чудом сохранившихся с советских времен. В действительности ничего подобного не происходит. Расходы в той или иной степени соответствуют доходам.
А какие основания считать Нью-Йорк самым защищенным городом в стране? Дня не проходит, чтобы кто-то не стал здесь жертвой уголовников. Убивают, грабят, насилуют, мошенничают во всех районах огромного мегаполиса. Опять же придется предположить, что, с одной стороны, все это не так страшно, а с другой - что в остальных крупных американских городах уголовники превратили жизнь в ад кромешный. Ничего такого, как известно, не наблюдается.
Математика, разного рода бухгалтерские подсчеты - область удивительного лукавства. Усреднение цифр давно стало предметом насмешек и темой едких анекдотов. Самым умелым бухгалтером всегда считается тот, кто на вопрос начальства, сколько будет дважды два, отвечает вопросом: «А сколько вам надо?» И не случайно Альфред Бернхард Нобель завещал не включать ни теоретическую, ни прикладную математику в разряд наук, чьи представители могут претендовать на премию его имени. Игры с цифрами сами по себе забавны и безвредны. Но лишь до того момента, пока в них нет тенденциозности.