ДВА ГОСУДАРСТВА ИЛИ ОДНО?

Ближний Восток
№25 (373)


Чего именно хотят палестинцы? На первый взгляд, странный вопрос. Разве премьер-министр Палестинской автономии Абу Мазен не ясно выразился на этот счет, заявив, что принимает план «Дорожная карта» без всяких предварительных условий? План этот, как известно, предусматривает создание палестинского государства к 2005 году.
На самом деле все обстоит далеко не так просто. Палестинцы действительно хотели бы обрести государственность, вот только не все из них желают быть независимыми. Кое-кому подобная перспектива явно не улыбается.
«Два государства, живущие бок о бок, - это вовсе не единственное решение израильско-палестинского конфликта, - говорит в интервью корреспонденту журнала «Джерузалем рипорт» Изабеле Кершнер Мухаммед Джарадат, сотрудник Badil Resource Center for Palestinian Residency and Refugee Rights, - лично я придерживаюсь другой концепции - одно государство для двух народов. И эту точку зрения разделяю сегодня уже не я один».
Сразу заметим, что среди палестинского истеблишмента мнение адвоката палестинских беженцев, а именно их судьбой занимается организация г-на Джарадата, пока не получила очень широкой поддержки. Но вода, как говорится, камень точит. И по словам Джрадата, идея, которую он защищает, приобретает все больше сторонников, в том числе и в окружении Арафата.
Все дело в поселениях, указывает правозащитник, пройдет не так много времени, и число еврейских жителей Западного берега и сектора Газа достигнет полумиллионной отметки. Какие-то поселения израильское правительство сможет ликвидировать, но вряд ли ему удастся демонтировать все населенные пункты, особенно такие крупные, как город Ариэль. Да и не нужно, считает Джарадат, пусть остаются там, где находятся сегодня.
«Именно наличие поселений говорит в пользу не двух, а одного государства для обоих народов, - говорит адвокат, - евреи смогут жить в любой части Палестины, это же будет касаться и моих соплеменников».

Безусловно, подобные идеи не вызовут восторга в Израиле, разве что среди крайне левых. Консенсус в отношении недопущения палестинских беженцев в страну сохраняется вот уже более 50 лет, эту точку зрения поддерживают и в «Ликуде», и в «Аводе», и в МЕРЕЦе. Сегодня пропорция жителей Израиля 80:20 в пользу евреев, что и позволяет сохранять его еврейский характер. Если в страну хлынут те, кто причисляет себя к потомкам беженцев 1948 года, чиновники Арафата называют цифру более чем в 6,5 млн. человек, то можно представить себе, во что превратится Израиль.
Надо сказать, что такая перспектива всегда страшила израильских левых. Покойный Ицхак Рабин очень опасался, как бы ему не навязали «адаптацию» палестинцев Западного берега и сектора Газа, что фактически превратило бы евреев, причем довольно быстро, в меньшинство в собственном государстве, которое уже только номинально называлось бы еврейским.
На переговорах в Табе (2001 год), которые вел Эхуд Барак, даже очень левый по израильским меркам член делегации, министр юстиции Йоси Бейлин заявил своим палестинским визави, что если его страна и примет палестинских беженцев, то лишь небольшую часть в рамках воссоединения семей, не более 50 - 100 тысяч человек. На большее им нечего рассчитывать.
Бейлин поддержал тогда и концепцию «принципов возможностей», которые разработала группа молодых палестинских адвокатов, проживавших в США, Канаде и Западной Европе. Эти интеллектуалы составили специальную группу Negotiations Support Unit, которую фактически курировал Абу-Мазен (позднее - помощник Арафата и его главный переговорщик Саеб Эрекат).
«Принципы» признавали права палестинцев на возвращение, но предлагали на выбор четыре возможности: возвращение в Израиль, возвращение только на территорию будущего палестинского государства, помощь в нормальном обустройстве в арабских странах, где они проживали, и, наконец, иммиграция в государства, которые были готовы их приять, например такие, как Канада.

В поддержку концепции двух «государств», которой придерживались лидеры ООП с 1988 года, в том же, 2001 году выступил и один из ведущих палестинских интеллектуалов, президент университета Аль-Кудс Сари Нусейбе. Профессор Нусейбе фактически признал правоту Израиля, отметив, что если его соплеменникам позволят «вернуться в свои дома на территории Израиля, то де-факто будет создано либо полтора, либо два палестинских государства». То есть собственно Израиль станет вторым Фалестын.
Вот почему, заметил Нусейбе, Израиль хоть и должен признать право палестинских беженцев на возвращение, но лишь на Западный берег и в сектор Газа. Именно эти идеи и легли, отмечает «Джерузалем рипорт», в совместный документ, составленный Нусейбе и бывшим главой Шин-Бета Ами Аялоном. Увы, под давлением Арафата Несейбе не решился опубликовать документ, который действительно мог стать основой для компромисса на будущих мирных переговорах.

Отрицательное отношение к идеям, высказываемым президентом Аль-Кудс, выражает не только Арафат, но и многие активисты ведущей организации, входящей в ООП, - «Фатх», к которой принадлежит и сам «раис».
«Образование палестинского государства на Западном берегу и в Секторе Газа и «право на возвращение» - это две совершенно разные вещи, - считает Дайяб аль-Лух, видный деятель «Фатха» в Газе, - право н возвращение зафиксировано еще в резолюции ООН № 194, которую никто не отменял».
На этой позиции стоят многие деятели «Фатх», и если их спросили, указывает «Джерузалем рипорт», что бы вы предпочли: образование по соседству с Израилем собственного независимого государства или неограниченное право на возвращение, - они по всей видимости предпочли бы второе. По словам одного из членов Высшего совета «Фатха» на Западном Берегу Авни аль-Машни, сложность решения проблемы палестинских беженцев и постоянное расширение израильских поселений настолько очевидна, что лучшим выходом из создавшегося положения было образование единого, демократического государства на территории Палестины. Пока данное предложение не имеет массовой поддержки, большинство членов «Фатх» остаются на старых позициях «двух государств», но дискуссия, отмечает аль-Машни, уже разворачивается.
О том, что она набирает обороты, рассказала недавно член Negotiations Support Union Дайяна Бутту, которая принимала участие в составлении «принципов возможностей» и работала в составе палестинской делегации в Табе.
По ее словам, официальная позиция ООП остается прежней - два государства. Межу тем сомнения в том, что Шарону удастся разрешить поселенческую проблему, очень велики. И что же дальше?
Бутту раскрывает карты.
«Что же, если поселенцев нельзя эвакуировать, - говорит она, - значит надо разрешить им остаться в будущем палестинском государстве на правах постоянных жителей, выдавая им грин-карты местного образца. Это позволит им участвовать, как гражданам Израиля, в тамошних выборах».
«Вместо двух государств, которых, скорее всего, станет разделять стена отчуждения, - считает Бутту, - мы получим два государства, которые смогут жить в мире, развивать экономическое сотрудничество. Палестина станет общим домом для обоих народов...»
Наивность, иллюзия? Может быть. Но если ООП действительно всерьез рассматривает подобную перспективу - отказ от двух государств, не веря в разрешение поселенческой и беженской проблемы мирными средствами, для чего же тогда обсуждается «Дорожная карта»? Для чего весь этот политический спектакль, зрителями которого мы все являемся?