Помогать нельзя отказать

Америка
№97 (1228)

64% американских родителей считают, что дети должны/обязаны обрести финансовую независимость к 22-летнему возрасту. Вместе с тем только 24% жителей США в возрасте от 22 лет и младше могут похвастаться полной независимостью от отцов и матерей. К таким выводам пришли эксперты социологического центра Pewв ходе очередного опроса общественного мнения.

Взгляды двух поколений на самостоятельность и независимость продолжают становиться всё более радикальными, что является своего рода парадоксом для 21-го столетия. Отцы/матери в своём большинстве ждут, когда дети найдут стабильную работу, покинут семейный дом и начнут обеспечивать себя всем необходимым. Если ещё четверть века назад заветной мечтой родителей была свадьба сына/дочери, то сегодня они мечтают именно о финансовой независимости ребёнка. "Момент взросления" человека наступает не после вступления в брак, а с умением работать и зарабатывать.

Молодёжь, наоборот, считает родительскую помощь нормой. Почти половина 22-30-летних не могут обеспечиваться себя самостоятельно. Они инфантильны, не умеют принимать серьёзных решений, боятся независимости и полного безденежья.

Именно это поколение молодёжи накопило рекордный за всю историю США студенческий долг в размере $1.5 трлн. (примерно треть годового бюджета страны). Высшее образование перестало быть мостиком к независимой жизни. Более того, для многих 22-30-летних парней и девушек оно является причиной зависимости от родителей. Они не могут найти работу со своим новеньким дипломом, а исправно платить за учёбу - необходимо. Student Debt, напомним, является единственным видом долга, который невозможно обнулить.

Эксперты Pewотметили один очень любопытный факт. Большинство отцов и матерей считают, что делают для детей "слишком много" (too much). Иными словами, отцы и матери в глубине души винят себя за постоянную денежную помощь взрослым сыновьям и дочерям (в той или иной форме). Родители понимают, что дети – для их же блага - должны оказаться в более жёстких финансовых условиях.

В конце концов, именно отсутствие помощи со стороны привело к появлению в Америке тысяч гениальных бизнесменов, политиков, общественных деятелей и голливудских знаменитостей. Они начали зарабатывать самостоятельно, так как другого выхода у них не было. Одни продавали газеты, другие чистили ботинки, третьи мыли посуду, четвёртые подвергали себя тяжёлому физическому труду. Так будущие миллионеры осознали реальную стоимость денег.

Другое интересное наблюдение заключается в отношении представителей разных поколений к совершеннолетним родственникам (18-30 лет).

Американцы в возрасте от 70 лет и старше считают, что зарабатывать самостоятельно никогда не рано. Если 5-летний ребёнок продаёт рядом с домом лимонад по доллару за стакан, то это уже хорошо. Он делает маленькие шаги к независимости.

Чем младше родители, тем меньше они хотят для своих детей независимости. 50-60-летние редко отказывают, если дети просят помощи. 35-49-летние порой сами навязывают эту самую помощь.

Если среднестатистический 70-летний отец (дед, прадед) может воспринять просьбу юного родственника "одолжить немного денег" за оскорбление, то 35-49-летние порой сами "суют" детям деньги. При этом щедрые отцы и матери даже не задумываются, правильно ли они поступают.

Также очень важно отметить, что пожилые американцы лучше анализируют финансовое положение детей (внуков, правнуков). У них есть чёткое представление о том, что такое бедность и нищета. Они допускают финансовую помощь потомкам, но только в критических ситуациях.

У молодых родителей шкала "детских нужд" часто не поддаётся никакой логике. Такие отцы и матери с удовольствием поделятся деньгами с детьми, которые, например, ездят на элитном автомобиле и вместе с тем не имеют средств, чтобы поесть в фастфудовой забегаловке.

Молодым родителям и в голову не придёт послать детей-попрошаек куда подальше, хотя пожилые сделают это с большим удовольствием - и будут совершенно правы. Если ребёнок не умеет жить по средствам, то любая оказанная ему помощь является вредительством.

В ходе исследования Pewболее половины американцев в возрасте от 18 до 29 лет признались, что за последние 12 месяцев хотя бы раз получали помощь от родителей.

Эксперты отмечают четыре основных вида помощи родителей своим совершеннолетним детям:

Первый (60%) - оплата некоторых продовольственных продуктов, коммунальных биллов (электричество, газ, вода, интернет, кабельное телевидение и т. п.), бытовых вещей (кофе-машина, фильтр для воды, микроволновка и т. п.).

Второй (40%) - помощь в оплате образования, курсов повышения квалификации, экзамена на лицензию/сертификат и т. п.

В настоящее время, напомним, средний долг жителя США за обучение составляет $38,390. Более 10% выпускников колледжей и университетов так и уходят из жизни с той или иной суммой долга за обучение. Ещё 15% выплачивают его только в глубокой старости из собственной пенсии.

Третий (40%) - помощь в оплате рента/мортгиджа.

Ситуация с жильём в США становится всё более парадоксальной. С одной стороны, совершеннолетние стали чаще покидать родительские дома и жить отдельно. С другой - менее 19% детей в возрасте от 22 лет и младше способны зарабатывать на жильё. Семейный статус принципиального значения не имеют. Пары платят за квартиры/дома с таким же трудом, что и одиночки.

Четвёртый (35%) - медицинские расходы.

Проблемы со здоровьем предугадать невозможно. Если тот же студенческий долг или билл за аренду можно предвидеть, то счёт за лечение непредсказуем. Сегодня человек полон сил и жизненных планов, завтра ему диагностировали рак и потребовали четверть миллиона на химиотерапию. 

Родительская помощь в покрытии медицинских расходов - единственная, которая принесёт гарантированную пользу. В остальных случаях матери/отцы часто думают, что совершают благо, однако в реальности противятся независимости и самостоятельности детей. Как результат, не умеющая жить по средствам молодёжь залезает в долги по кредитным картам, оформляет всевозможные займы и, в конечном счёте, объявляет банкротство. Этот путь ежегодно проходят десятки тысяч американцев в возрасте до 30 лет.

Максим Бондарь