Уистлер, женщина и мода

Этюды о прекрасном
№21 (369)

Мне лишь два дня. Нет у меня
Пока еще имени.
Как же тебя назову?
Радуюсь я, что живу!
Радостью - так и зови меня!
Уильям Блейк


Я стою в уютном дворцовом зале знаменитого музея Frick Collection, украсившего нью-йоркскую Пятую авеню, и с восторгом смотрю на великолепные платья, не утратившие ни элегантности, ни шарма, несмотря на то, что созданы они были 120, 130, 140 лет тому назад. И демонстрируются они не как предметы старины, а именно как модная одежда.
Модная одежда? В художественном музее? Мода и искусство? Да-да. Мода и искусство. Потому что мода - это искусство, во всех веках популярное и чрезвычайно важное, о чем рассказывают нам египетские папирусы, греческие мифы, римские хроники, трагедии, поэмы, продолжать можно было бы до бесконечности, не обойдя вниманием и «Cлово о полку Игореве». А художники всех времен и народов оставили нам своего рода энциклопедию моды, показав, как одевались их современники. И наверняка не обошлось здесь без взаимовлияния, потому что художник с его живым воображением и буйной фантазией не мог не внести в костюм героя что-то свое, какую-то новинку, оригинальную деталь, которая тут же становилась достоянием моды.
Но ведь были и художники, не только «сочинявшие» платья, а подчас полностью, круто менявшие стилистику одежды. Увы! Имена большинства этих преобразователей моды, людей, наделенных большим талантом, тонким вкусом и дерзким воображением, время для нас не сохранило, и мы не знаем, кто одевал гордых патрицианок, французских маркиз, испанских грандов, русских княгинь, поэтических дам эпохи Ренессанса. Поэтому, когда в музейных залах представлены работы художника, счастливо и удачно соединившего в своем творчестве задачи живописца и дизайнера одежды, такая экспозиция не вызвать огромный интерес просто не могла. Разумеется, речь идет о выставке картин, рисунков и моделей Джеймса Макнила Уистлера, замечательного американского художника, чью потрясающую картину «Наедине с усталостью» можно смело назвать одним из шедевров американского искусства. Уистлер - чудесный пейзажист, его колористика превосходна, но главное - он мастер женского портрета, причем он одновременно создает портрет, тончайше и глубочайше анализируя свою модель - сегодня и сейчас, т.е. характер, душевное состояние, обстоятельства, отношение к людям и людей к ней - и тут же моделируя ее костюм, совпадающий по линиям, фактуре ткани, объемам, нюансировке цвета с этим самым душевным и духовным складом женщины, а стало быть, придавая платью некую одушевленность.
Гармония в розовом и сером. Знаменитый портрет леди Мю. Стройна. Тонкая талия, пышная грудь (без силикона), чуть выступающий живот (плоский не в чести), шляпа, трен. Вроде бы все чужое, но ощущение элегантности в абсолюте. И очарование этой юной женщины в розовом и сером - как заря ранним утром.
Она же десять лет спустя - в черном бархате с белой меховой накидкой, словно ночь, окутанная плотным туманом. Годы придали ей еще большую привлекательность, затянули в корсет и отняли тайну. Они охотно выступали как манекенщицы, эти светские львицы, вот как миссис Френсис Лиленд, покровительница Уистлера. Она демонстрирует платье для чая. Симфония розового и цвета мяса (!).
Этель Бирни Филип, невестка художника, была известной актрисой и манекенщицей тоже. Для нее создан этот невероятно эротичный красный с черным наряд в испанском стиле. В руках - веер из змеиной кожи.
Нужно сказать вам, что Уистлер, подобно многим американским художникам, подолгу жил в Париже, был под влиянием импрессионистов и к тому же разделял французское пристрастие к испанской живописи золотого века, к Веласкесу в особенности, что весьма и весьма ощутимо и в его картинах, и в его костюмах. Примеры? Да сколько угодно! Аранжировка в черном и коричневом, в веке девятнадцатом сочетание неприемлемое, а вот Уистлер, во след Веласкесу находил его прекрасным и именно так одел юную художницу Розу Кордер, считая, что не только внешность ее, но и характер, и темперамент восходят к тем женщинам, которых писал великий испанец. Это же цветосочетание, линии, ритм, кажется, мелодика, воздух Испании, явственно слышимый стук кастаньет и в этом несколько вычурном туалете актрисы Арчибальд Кэмпбелл - все дань восхищению Веласкесом.
Но когда начинают бить дробь барабаны любви, тут уж не до испанцев, даже самых гениальных. Лучшее полотно выставки - это портрет популярнейшей манекенщицы 60-х годов XIX века Джоанны Гиффернэн, возлюбленной Уистлера. Очаровательная девушка, одетая в простое белое льняное платье, стоит в студии художника в Чэлси. Он написал ее так, как писали святых прерафаэлиты, и столько печали в милом ее лице, что сжимается сердце.
Большие портреты Джеймса Уистлера размещены сейчас в торжественном восьмиугольном зале. А для того чтобы увидеть очень интересные его зарисовки, эскизы и этюды, т.е. собственно подготовительную работу к созданию новых моделей, нужно спуститься вниз, где ожидает нас несколько сюрпризов. Во-первых, это парижские журналы “La Monde Platique”, “La France Elegante”, “Le Monde Elegant» (подлинники!) с рисунками Уистлера. Во-вторых, множество отлично выполненных рисунков и эскизов. И, наконец, в-третьих, прекрасно сохранившиеся, словно вчера сшитые по дизайну Уистлера, платья. В том числе то самое, поэтическое, «Симфония в белом», любовью и грустью овеянная, и знаменитое платье миссис Карнеги в стиле Ватто - снова цвет свежего мяса, ставший благодаря Уистлеру невероятно модным и в Париже, и в Нью-Йорке, и в Лондоне, и в Петербурге.

Радость моя, только двух дней,
Радости сердце открою.
Глядя на радость мою, я пою:
Радость да будет с тобою!
Генри Клэй Фрик, великий американец, self maid man, создавший промышленную и финансовую империи, собравший уникальную коллекцию произведений искусства, которую все искусствоведы мира дружно нарекли собранием шедевров, американских художников не жаловал и работ их не покупал. Исключение он сделал только для Джеймса Макнила Уистлера, которого считал одним из выдающихся колористов мира. Четыре царственных полотна Уистлера всегда украшают самый большой зал прекрасного дворца Фрика, где и проходит сейчас выставка, о которой мы вам рассказали. Расположен музей в Манхэттене на углу 5 авеню и 70 улицы, куда можно доехать поездом метро «6» до остановки «68 Street». Выходной день - понедельник. В пятницу с 6 до 8 оплата по желанию.