Украина: эксперимент продолжается...

В мире
№74 (1205)

Украина избрала нового президента, который будет руководить страной в ближайшие пять лет. Победа Владимира Зеленского была ошеломительной - около трех четвертей украинцев захотели видеть на высшем государственном посту именно этого человека. Но вот со дня выборов прошел почти месяц, а страсти вокруг президента не утихают. Более того, они обостряются. Как оказалось, почти единодушное голосование не стало гарантией примирения внутри общества 

Инна Стессель 

Два с половиной часа - и самолет приземлился в аэропорту Борисполь. В зале ожиданий меня встретил наш с мужем давний друг Андрей. Неловко клюнув в щеку, он выхватил у меня чемодан и повел к машине. Только что отгремела гроза, шелестел легкий дождик, и сквозь загазованность отчетливо ощущались запахи майского цветения. Весна шла полным ходом.

Машина мчала по Харьковскому шоссе. Когда-то здесь была заброшенная городская окраина, теперь по обе стороны дороги раскинулся огромный жилой массив с современными многоэтажками, где квартиры, по слухам, суперкомфортабельной планировки. 

Вообще Киев очень разросся за последние десятилетия и, на мой вкус, выглядит весьма презентабельно. Я урбанистка, меня не смущает металл и стекло небоскребов, вгоняющих в уныние старожилов. 

Что правда, то правда: того Киева, который Михаил Афанасьевич Булгаков в своих романах почтительно и восторженно именовал “Городом” с большой буквы, больше нет. 

Жизнь - не застывшая картинка, к лучшему или к худшему, все меняется. 

Не та уже моя тихая, спрятанная под кронами каштанов Пушкинская - захоти я подойти к своему бывшему дому, пришлось бы протискиваться между бесчисленными джипами, заполонившими все видимое пространство. 

И переулки Подола не узнать, и Андреевский спуск, собственно, как и большинство старинных районов, изменил облик. Тем не менее, Киев остается все таким же зеленым и притягательным, как всегда. 

А если смотреть из окна машины, то и вполне благополучным. Даже не верится, что в стране идет война, а кое-кто из “доброжелателей” пророчит Украине близкий распад: заманчиво сверкают витрины фирменных магазинов, нет числа уличным кафе, к вечеру рестораны заполняют нарядные люди... 

Мы стояли в очередной пробке, когда в открытое окно просунулась рука с охапкой ландышей. 

- 50 гривен! - провозгласил чей-то голос. 

За годы репатриации мне много раз доводилось бывать в Киеве, но никогда не случалось попадать в недолгий ландышевый сезон. Любимые цветы стали для меня воспоминанием, почти забытой экзотикой. И сейчас, сидя позади водителя, я прятала лицо во влажном букетике, вдыхая забытый аромат, а перед глазами проплывали картинки из прошлого...

- Ну, чего молчишь? - напомнил о себе Андрей. - Из Израиля ты так рвалась поговорить о наших заморочках. Что скажешь?

Я пожала плечами: 

- На первый взгляд, все не так уж плохо.

- Вот именно, на первый взгляд, - усмехнулся Андрей. 

Со времени Майдана я много раз пыталась обсудить с ним события на Украине, однако он всегда уклонялся. А после того, как однажды свирепо прошипел “Хочешь об “этом” поговорить по телефону?”, я больше не касалась украинской темы, догадалась наконец: он боится прослушки! 

Я-то давно позабыла о советском страхе перед телефоном, а для него, значит, в нынешних украинских реалиях это актуально. 

Но с чего Андрей вдруг стал таким опасливым? Раньше лепил свою “правду” направо и налево, не оглядываясь. Задолго до вызревшего российско-украинского конфликта, твердил: нет никакого государства Украина, нет никаких отдельных украинцев, есть “маргиналы с хохляцкими фанабериями”. Украина, по его железобетонному убеждению, - несуразное искусственное образование, созданное по личной прихоти Ленина. 

Эта “якобы страна” является извечной собственностью российской империи. “А империи своих земель не отдают, это закон истории”, - добавлял Андрей в пору, когда даже мысль о посягательствах России на Крым и Донбасс казалась дикой. 

Спорить с ним было бессмысленно. Тем более уличать в имперских амбициях. Он сам их признавал с удовольствием. В остальном Андрей был адекватным, прилично образованным и обаятельным человеком. 

Лет 40 назад он приехал из российской глубинки и обосновался в Киеве. Защитил диссертацию, работал в престижном НИИ, а когда рухнул Союз, занялся весьма прибыльным и весьма успешным бизнесом. В Украине выросли его дети, появились внуки, прошла, можно сказать, большая часть жизни, но к месту проживания он относился как вынужденному, случайному, нежелательному. 

Майдан 2014 года застал Андрея врасплох. Он и представить не мог, что глухое недовольство зависимостью от России выльется в настоящий бунт. 

Теперь к ядовитым насмешкам над националистами с их “самостийностью “ и вышиванками примешивался страх. 

Собственно, страх появился еще при Януковиче, который посылал “смотрящих” отслеживать и отбирать успешные бизнесы. Быть на виду уже тогда становилось опасно. И предусмотрительный Андрей потихоньку сворачивал проекты. Поди знай, до чего додумаются эти дуроломы, запросто могут “экспроприировать” его предприятия и дома... 

Последние годы Андрей почти безвыездно окопался в своей усадьбе, никаких новых дел не начинал. 

- Я рантье, - говорил он. - Живу на честно заработанное, никого не трогаю, лишь бы меня не трогали. 

Такое “тихое” существование при темпераменте и дееспособности Андрея было удавкой, но другого выхода он не видел. Разве что лелеял мечту-идею выгодно продать недвижимость и уехать в Россию. Но это было утопией, начинать все с нуля не хватило бы сил.

- Андрей, что ты думаешь о выборах? - спросила я. - Как отнесся к победе Зеленского? 

- Сугубо положительно, - весело ответил он. - Главное, Педро сел в лужу...

- Какой Педро?

- Не знаешь? Так называют Порошенко! Вот жду, когда Педро сбежит в Испанию или куда там еще, где у него виллы. Пусть поспешит, иначе посадят! Против него уже заведена куча уголовных дел.

- Ты поддерживаешь Зеленского из неприязни к Порошенко?

- Само собой. Но не только. Черт его знает, этого Зеленского, вдруг у него на самом деле есть мозги, и он поступит по уму и прекратит сопротивляться России. 

- С чего ты взял, что у него подобные намерения? - удивилась я. - За него отдали голоса 73 процента граждан, стоит ему сделать полшага в сторону Москвы, его сметут! 

И тут Андрей расхохотался. Да так, что чуть руль не выронил. 

- Ты, что, всерьез думаешь, эти 73 процента действительно хотят “ незалежности” и упиваются кричалками “Слава Украине, Героям слава!”? Да их от всего этого тошнит! Люди тянутся к России, им хуже редьки надоели сказочки про Запад! Но, конечно, в этом никто не признается! Страшно. Голосовали по умолчанию за того, кто может договориться с Путиным. В этом фишка! Зеленский показался подходящей кандидатурой. Вроде вменяемый, воспитан на русской культуре, папа профессор, любимый писатель - Акунин, украинским националистом не может быть по определению. Это внушает надежды. 

- Но свою идеологию, пусть штрихпунктиром, он обозначил довольно четко, - заметила я. - “Путин - враг, Крым аннексирован, Донецк оккупирован”.

Андрей отмахнулся: 

- Брось! Все прекрасно понимают: Россия ничего не аннексирует, она забирает свое! Людям нужны простые вещи - мир, русское телевидение, право говорить на русском и платить за газ по ценам пятилетней давности. Все это может дать только Путин! Вот они и ждут, чтоб кто-то прекратил украинскую вакханалию.

- И, по - твоему, этот “кто-то” - Зеленский?

- Не знаю... Может быть. В любом случае, он не Порошенко, и за то спасибо. Не сумеет по-хорошему договориться с Москвой, беда будет! 

- Допускаешь, что Россия может открыто ввести войска на территорию Украины?!

- Допускаю. А что делать? Гениальная идея с раздачей российских паспортов в Донецке, Луганске - это тот троянский конь, который позволяет легитимно, по-взрослому защищать “русский мир”. И этим воспользуются, не сомневайся. 

 Разговор оборвался, мы подъехали к владениям Андрея Андрея. Из автоматически открывшихся ворот вышла его жена. Внимательно глянув на мужа, иронически проговорила: 

- Ясно. Всю дорогу трындели о политике. Выговорились? Тогда пошли в дом, стол уже накрыт. 

Но и за столом Андрей со своего конька не слезал: 

- Без России Украина - убогий хутор и ничего больше! На что способны украинцы, кроме как бросать “коктейли Молотова”, переименовывать улицы и рушить памятники? Вон на бульваре Шевченко Щорс сидит на коне с отбитой ногой! Жертва декоммунизации! Нацики на месте “красного командира” собирались установить памятник Петлюре. Что-то не срослось, но пока суд, да дело, бедного Щорса обезножили. А что сделали с 9 мая?! Шоб было, как в Европе, и шоб иметь поменьше общего с Россией, назначили День Победы на 8 мая! Девятое теперь отмечают “по желанию”. Это нормально, чтоб народу так мозги компостировали?

- А тебе нравится, как празднуют День Победы в Москве? - не удержалась я, хотя честно старалась не вступать в острые дискуссии. - С военным парадом, ракетами, самолетами, танками, на которых лихо пишут “Можем повторить”? Что повторить, Андрей? Войну?! А наряжать детей в солдатскую форму, и чтоб распевали “Вставай, страна огромная!”, - нормально? К чему их готовят? “Войны начинаются в умах людей”, - сказано в преамбуле устава ЮНЕСКО. Похоже, в России мы это и наблюдаем!

 Андрей хотел что-то возразить, но по телевизору началось политическое шоу, которое вел бывший российский, ныне известный украинский журналист Матвей Ганапольский. Полукругом разместились приглашенные гости. 

Андрей брезгливо усмехнулся:

- Хочешь посмотреть на нациков во всей красе?

На чистой украинской мове Ганапольский провозгласил:

- Поражение Порошенко на выборах - катастрофа. Для Украины и лично для меня. Приход к власти Зеленского угрожает откатом достижениям Майдана. Но ничего не выйдет у “темной лошадки” Коломойского. Украинский путь определен, и мы от него не отступимся. Мы идем в НАТО, в Евросоюз, будем учиться быть европейцами, и никто не сможет нам помешать. Порошенко остается в политике, остаются наши мечты и планы по строительству украинского будущего, отрезанного от России и от Путина. 

 Гости дружно закивали и стали наперебой перечислять достигнутое Порошенко за “пять трудных лет”: не дал развалиться Украине, преобразовал армию, ввел безвиз, добился Томаса... 144 реформы было принято за эти годы! А сколько бы еще мог сделать! Но люди почему-то забыли, что коней на переправе не меняют...

- Противно слушать, - скривился Андрей и переключил программу. Остаток вечера прошел “без политики”. 

Назавтра я распрощалась с хозяевами. Меня ожидала встреча с любимой подругой.

“А теперь держись”! - сказала я себе. Подруга отличалась категоричностью, не меньшей, чем у Андрея, но взгляды ее были с противоположным знаком: противников “революции достоинства”, тем более тех, кто допускал малейшие контакты с Путиным, она немедленно записывала в “недруги Украины”. Никакие аргументы не принимались. 

Было время, когда между нами случались нешуточные драчки, особенно по поводу навязывания украинского языка, но с тех пор подруга так укрепилась в своих взглядах, что спорить не имело смысла. Я намеревалась обходить злободневные темы, да и ей ни к чему было затрагивать вопросы, на которые мы смотрели по-разному. Тем не менее, после короткого обмена семейными новостями подруга сообщила:

- Ты знаешь, я не любительница конспирологических версий. Но почти три четверти страны в здравом уме и памяти не могли проголосовать за Зеленского! Над ними произвели какую-то психологическую операцию. 

- Кашпировский загипнотизировал? - улыбнулась я. 

- Зря смеешься. Может быть, “двадцать пятый кадр” включили, откуда мне знать... Но этому должно быть объяснение. Не сошли же они с ума! 

Она процитировала какого-то известного украинского священнослужителя: “Нацию можно создать, когда есть свой язык и своя церковь!” 

- С какого бока тут Зеленский, который двух слов на украинском связать не может, сразу переходит на русский?

...Во время недолгой киевской поездки мне приходилось много передвигаться на такси. Беседы с таксистами - статья особая. Каждый начинал разговор так, будто мы всего лишь минуту назад его прервали. 

- Ну, и как вам нравится Порох (Порошенко)? Он уже никто и звать никак, а раздает направо и налево генеральские звания, ордена, принимает законы! Гадит Зеленскому, как может!

- Вы за команду Зеленского? - поинтересовалась я.

- Я сам за себя, - глухо отозвался таксист. - Если вы про выборы, да, я голосовал за него.

- Почему?

 - А больше не за кого. Он, конечно, комик, но и остальные комики, только не смешные... 

Другой таксист, отдавший голос Зеленскому, так объяснил свой выбор:

- Все-таки он не из порошенковской кормушки. Вроде бы не вор. Хотя воровать - наука не хитрая, ей быстро учатся. А сделать для народа что-то хорошее, это вряд ли... Не дадут ему. Да и люди толком не знают, чего хотят. Повторяют, как попки, про Европу! А пока суд да дело, воруют. 

Каждый требует, чтоб честным был другой, а сам, чуть что, ищет кума, который прикроет да посодействует. 

Таксист, который отвозил меня в аэропорт Борисполь, искренне сочувствовал Зеленскому:

- Вот парень влип так влип. Съедят его и не подавятся. Та же самая Рада, националисты... Сейчас вроде не имеет значения, что он не коренной национальности. Но через пару месяцев, когда все станет хуже - а иначе не получится, - сразу вспомнят, что он еврей и покровитель его Коломойский тоже еврей, и что евреи все захватили и во всем виноваты. В общем, не завидую ему. Положение хуже губернаторского. Точнее, хуже президентского. 

В самолете на пути домой я думала: новому президенту, вероятно, не стоит обольщаться, насчет пресловутых 73 процентов, и массовая поддержка на выборах вряд ли станет для него надежной опорой. 

В первую очередь потому, что надежды, которые объединили избирателей Зеленского, у всех разные. Сегодня люди задаются вопросами, на которые им следовало бы ответить себе до выборов: кто он, реальный Владимир Зеленский, не персонаж сериала, а человек, которому они доверили свою судьбу? 

Борец за народное счастье? 

Чья-то марионетка? 

Еще один искатель благ для себя лично? 

Будет стоять насмерть в противоборстве с Россией или стремится к компромиссу с Путиным? 

Готов согласиться с насильственной украинизацией или притормозит новый языковой закон? 

Отдаст под суд тех, кто, придя на волне Майдана 2014 года, пять лет беззастенчиво грабил народ или амнистирует воров? 

До сих пор президент не внес ясность ни в одно из положений, у каждого относительно его позиции собственная версия. 

О том же, какое будущее ждет Украину, ни у кого нет ни малейшего представления. 

Впрочем, к непредсказуемости украинцам не привыкать.

Последние пять лет, они словно ставят над собой опыты, где результат каждого последующего еще менее прогнозируем, чем предыдущий. 

Получается по присказке Алисы в стране чудес - чем дальше, тем все чудесатей и чудесатей... 

...Пройдет какое-то время, жизнь в Украине стабилизируется, войдет в разумные рамки. Я в это верю. Но страна обретет покой не завтра. Во всяком случае, сейчас, в середине мая 2019 года, государство находится в растерянности, сомнениях и безвластии. 

“Старый” президент сдал полномочия, избранный еще не взял в руки заветную “булаву” и неизвестно, когда возьмет - не формально, по сути - и как ею воспользуется. 

Эксперимент продолжается...

“Новости недели”