«Слезы аллаха»

Осторожно
№21 (369)

Исламское подполье в Латинской Америке

Старенький патрульный катер со следами пуль после последней перестрелки, подбадриваемый ревом двух подвесных моторов «Cузуки», шел на закате по фарватеру мутной Параны. Четверо сотрудников Бразильской федеральной полиции, вооруженных русскими автоматами АК-47б, изнемогали от жары под пуленепробиваемыми жилетами. Поглядывая по сторонам в бинокль, не блеснет ли где прицел снайперской винтовки, патруль скрылся под ржавым старым мостом интернациональной дружбы, связывающим бразильский город Фос де Игуасу и парагвайский Сьюдад дель Эсте, который и является сердцем географической зоны, называемой Тройной границей - участком, где сходятся Бразилия, Аргентина и Парагвай. Десятки лет попустительства, местные джунгли и местные традиции помогли сделать это место крупной базой контрабандистов, перевозящих товары, наркотики, оружие. Тройная граница по праву считается местом беспредела, где закон практически не работает.
Около двадцати пяти тысяч пешеходов с большими заплечными мешками, тысячи мотоциклов, автобусов, грузовиков ежедневно пересекают границу по мосту, на котором пожизненно вечная «пробка». Конечно же, власти просто физически не справляются, не говоря уже о коррупции. «Так и живем, - горько усмехаются немногие честные полицейские, - они, контрабандисты, делают, что могут, и мы - тоже». Каждый, живущий здесь, прекрасно знает, что уголовным подпольем в этих краях заправляет мафия выходцев из Азии и Ближнего Востока. И все знают - они предпочитают контрабанду по воде. Вздыхая, полиция видит людей в кустах на парагвайском берегу - они ждут, пока патрульный катер пройдет и скроется за поворотом, чтобы в лодках, полных товара, рвануть на бразильскую сторону. Правила игры известны, но ни людей, ни средств полиции не хватает. По ночам патрулей на реке почти нет, легко нарваться на засаду - получить пулю в спину или из-за кустов. Полиция говорит, что у контрабандистов есть и приборы ночного видения, и лодки у них поновей. Но судя по тому, что в последние годы зона Тройной границы стала объектом пристального внимания не только ФБР, но и американской контрразведки, дело вряд ли в «простой» контрабанде. По прикидочным подсчетам, в этом районе проживает более тридцати тысяч мусульман. Из информации, полученной ЦРУ, известно, что здесь живет и действует подполье, связанное с террористами из «Хезболлы», ХАМАСа и «Аль-Каеды». Не секрет, что многие члены мусульманской общины находятся под сильным влиянием фундаменталистов. Например, как праздник - тайно или явно - уже два года подряд здесь отмечается годовщина событий 11 сентября. Информанты утверждают, что где-то в джунглях организован, по меньшей мере, один тайный тренировочный лагерь, где молодежи промывают мозги и учат пользоваться оружием для борьбы с мировым американизмом и еврейством. Кроме того, мафия, связанная с террористами и ими поддерживаемая, собирает и отправляет деньги на поддержку и осуществление терактов по всему миру.
В парагвайском Сьюдад дель Эсте, в здании, где находится мечеть имени пророка Магомета, в нарушение всех традиций висит портрет духовного лидера «Хезболлы». Еще несколько лет назад от каждого прихожанина мечети ожидалось до двадцати процентов его дохода в пользу «Хезболлы». «Что ожидалось, то и получалось,- говорит в личной беседе содержатель мечети Мухаммед Абдалла. - Попробовали бы они не дать». Сейчас, опасаясь наблюдения агентов ЦРУ, многие боятся посещать мечеть, но агенты «Хезболлы» находят их дома или по месту их маленьких бизнесов. Еще до недавнего времени людям, заплатившим взнос в «благотворительный фонд», даже выдавался сертификат на специальном бланке, чтобы «дающий» мог его выставить в окно, тогда его на какое-то время оставляли в покое. Непокорных же запугивали или широко объявляли агентами Израиля.
Кроме источников финансирования от нелегального бизнеса, террористы широко используют схемы отмывания денег, торгуя через своих людей, например, с Гонконгом. По результатам следствия некоторые компании и частные лица намного переплачивали за товар, поставляемый оттуда в Парагвай. Из Гонконга же разница уходила на тайные счета в Ливане и других странах. Следователи были поражены, узнав, что владелец маленькой парфюмерной лавки в этом парагвайском городке с максимальной стоимостью бизнеса две тысячи долларов отправлял каждый месяц по 80 тысяч на Ближний Восток и в Европу.
И в Бразилии, и в Парагвае официальные лица наличие террористических организаций на их территории старательно отрицают. Да, конечно, есть проблемы, говорят они. Наркотики, музыкальное пиратство, торговля оружием... но террористы - ни-ни. Но в Сан-Паулу в Бразилии ещё до недавнего времени легально жил главный сборщик денег для ХАМАСа на Тройной границе и в этой части Южной Америки - некто Амман Готмех. Деньги, собранные им, направлялись в Фонд Святой Земли в Техасе, вскоре закрытый после событий 11 сентября.
Общеизвестно, что Парагвай много лет был под властью диктатора Стресснера, давшего приют тысячам нацистских преступников, в том числе Иозефу Менгеле. Сейчас, после смещения с поста, Стресснер доживает в изгнании в Бразилии, но симпатии к его идеологии еще живы в определенных парагвайских кругах.
Большой интерес к Тройной границе, её финансовым и человеческим ресурсам проявляет один из самых разыскиваемых в мире террористов Имад Мугния, ведущий операции «Хезболлы» по всему миру, включая Латинскую Америку. Спецслужбы Израиля и США охотятся за ним уже двадцать лет. В конце концов израильтянам удалось выследить машину его компаньона и родного брата и расстрелять её с самолета на границе с Ливаном. Ловушка была заготовлена и для Мугнии на похоронах, но осторожный террорист там так и не появился. Тесные связи зоны Тройной границы с этим человеком подтверждаются перехваченными письмами и показаниями некоторых арестованных сообщников. По его же инициативе некоторые люди перебрались из этой зоны в Анголу и другие страны Африки - для расширения подпольной сети и операций.
И Мугния, в отличие от бен Ладена, интервью не дает. Он старательно стер все факты своего существования в официальных документах. У спецслужб есть только две его старые фотографии и отпечатки пальцев. Известно, что он родился в Ливане, в образованной и не бедной семье. Принимал личное участие во многих терактах. Молодого фанатика полюбили, и он был принят в личную охрану Арафата, когда израильтяне вышвырнули того в Ливан. После бегства Арафата в Тунис Мугния стал охранником духовного лидера «Хезболлы», Саида Фадлалаха, потом - телохранителем у лидера Исламского Джихада. В апреле 1983 г. участвовал в теракте против американского посольства в Бейруте, в результате которого погибли 63 человека, включая шесть офицеров ЦРУ. Шестью месяцами позже участвовал в подготовке атаки на казармы морской пехоты в том же Бейруте, унесшей жизни 263 человек, и вскоре последовавшей за ней атаки французской военной части, где погибло 58 человек. Аргентинская полиция убеждена, что «Хезболла» в сотрудничестве с работниками иранского посольства, прикрываясь дипломатическими паспортами, спланировала и осуществила в 1992 г. взрыв у посольства Израиля в Буэнос-Айресе. Но 29 жертв этого теракта не идут в сравнение с самой кровавой антисемитской акцией в Латинской Америке - взрывом Дома аргентино-еврейской ассоциации, когда белый микроавтобус «Рено», груженный 250 кг взрывчатки, с террористом-самоубийцей за рулем протаранил здание. В результате взрыва под обломками погибли 85 человек. Эта трагедия всколыхнула всю двухсоттысячную еврейскую общину - самую крупную в Латинской Америке и подтолкнула многие семьи к отъезду в Израиль. Около 20 человек были арестованы и предстали перед судом.
В ходе следствия выяснилось, что всякий раз в период, предшествующий взрывам, Мугния посещал зону Тройной границы и что взрывчатка была подготовлена и завезена именно оттуда. Есть сведения, что сейчас он на территории Сирии или Ливана, где под его началом более двухсот человек.
Сложность внедрения в эту структуру в том, что это «семейный бизнес», состоящий из трех родственных кланов. Премьер-министр Ливана и представители Сирии дипломатично говорят, что не располагают информацией, был или находится Мугния в этих странах. В якобы откровенных разговорах с прессой лидеры «Хезболлы» постоянно выдают дезинформацию: «Мугния здесь больше не числится - он уже давно история, давно отошел от дел и к нам отношения не имеет».
Спецслужбы США дважды имели реальную возможность захватить И. Мугнию. В 1985 г. они узнали о его местонахождении в Париже, но, как сказала Д. Кларидж, бывший начальник антитеррористического центра ЦРУ, французские власти практически помогли ему уйти, вступив с ним в переговоры, чтобы выторговать несколько французов-заложников в Ливане. Второй случай тоже весьма интересный. Когда руководители американской разведки связались с дружественной Саудовской Аравией и сообщили, что И. Мугния летит в самолете, который собирается приземлиться в их столице и попросили задержать его, саудовские власти приняли оригинальное решение: по «погодным или техническим причинам» они просто не позволили самолету приземлиться.
Последний раз имя террориста всплыло, когда израильские власти перехватили судно с оружием, отправленное «Хезболлой», властям Палестинской автономии. Он был одним из организаторов и этой акции. Эксперты из разведки считают, что он сделал себе пластическую операцию, но и после неё опасается летать самолетом через Бейрут, так как убежден, что аэропорт находится под наблюдением ЦРУ и израильской разведки.
Сотрудничество «Хезболлы» и других нелегальных групп - факт доказанный. Известно, что «Аль-Каеда» и Исламский Джихад посылают своих рекрутов в лагеря в долине Бекаа, в Ливане, для обучения их подрывной работе.
Вирус терроризма мутирует, все изощренней и беспощаднее средства борьбы, применяемые им в этой тайной и явной войне. Все очевиднее его попытки придать своим бесчеловечным методам оттенок противостояния двух цивилизаций, втянуть в борьбу миллионы мусульман, провоцируя и призывая их к борьбе с неверными. Представители американской администрации утверждают, что удар по «Хезболле», ХАМАСу и другим и силовое давление на страны, тайно или явно их поддерживающие, войдут в так называемую третью фазу борьбы с терроризмом. Нам остается только ждать и надеяться, что эта фаза началась и что блестящая военная кампания в Ираке, и решение перенести военные базы из Саудовской Аравии в Бахрейн и Катар дадут американскому правительству больше свободы в создании на Ближнем Востоке цепочки государств более демократических, чем существующие, помогая покончить с международным терроризмом в его нынешнем масштабе.