Дорога в никуда

Ближний Восток
№21 (369)

« Если Израиль лишится Иудеи и Самарии, положение его в случае вражеского нападения станет абсолютно безнадежным»
Беньямин Нетаниягу
«Место под солнцем»


Книга под таким названием вышла в Иерусалиме в 1995 году, за несколько лет до того, как ее автор стал премьер–министром Израиля. Этот объемистый труд – более 660 страниц - посвящен глобальным вопросам возможности выживания еврейского государства во враждебном арабском окружении.
И хотя прошло более 7 лет с момента его опубликования, следует признать, что ключевые проблемы, освещенные в нем, в условиях нынешней кризисной ситуации, лишь приобрели еще большую остроту. В их числе, думается, на первое место выдвинулись военно–стратегические аспекты. Доминирующая роль этих аспектов для существования Израиля особенно очевидна сегодня, в связи с новой американской программой, получившей наименование «Дорожная карта».
Если в самом сжатом виде сформулировать основное содержание этой программы, то она заключается в следующем: создание палестинского государства под властью арабов, территория которого полностью свободна от еврейских поселений и запретна для действий израильских силовых структур.
Географические рамки этого государства включают Западный берег реки Иордан (5 379 кв. км) и сектор Газа (378 кв. км) , общая площадь 6 248 кв. км. На этих территориях сегодня обитают около трех миллионов арабов. Для сравнения: в Объединенных арабских эмиратах те же 3 миллиона занимают площадь 84000 кв. км, а в Эстонии меньше чем полтора миллиона живут на площади 45000 кв. км. Так что планируемое государство априори обречено на невероятную плотность, вернее – скученность населения.
Но если оно все же будет учреждено, то для 6,8–миллионного населения Израиля останется лишь 20 800 кв. км. Учитывая, что половина этой площади приходится на малонаселенную пустыню Негев, основная часть израильтян будет обитать в узкой прибрежной полосе от Ашкелона до Хайфы и в горном районе Галилее.
Такой геостратегический экскурс совершенно необходим для того, чтобы правильно оценить основные компоненты обороноспособности еврейского государства. Его возможности отразить агрессию арабскогого окружения зависят от трех основных факторов: общей военной мощи ЦАХАЛа, запаса времени, необходимого для отмобилизования резервистов и минимального пространства для оперативного развертывания своих соединений.
Оборона Израиля всегда строилась и строится сегодня с учетом того, что на первом этапе войны арабы будут обладать, по меньшей мере, пятикратным превосходством в численности живой силы и техники. Именно поэтому так велико значение остальных двух факторов военного успеха.
ПЕРВЫЙ – минимальный запас времени. Отмобилизование полумиллионного корпуса резервистов ( Милуим ) является весьма сложной задачей, которая не может быть решена ранее, чем за 2 – 3 суток. А до этого судьба страны находится в руках регулярной армии , насчитывающей 170 тыс. солдат и офицеров. Если они любой ценой не удержат фронт на линии госграницы, то сражения неминуемо перекинутся на улицы израильских городов.
ВТОРОЙ - пространство, необходимое для развертывания резервных соединений. Даже в нынешних границах страны это сделать непросто, но уж если Израиль лишится Иудеи и Самарии, то их развертывание придется осуществлять в узкой прибрежной долине. В таком случае районы отмобилизования будут находиться под непосредственным огневым воздействием неприятеля. Овладев горными хребтами Иудеи и особенно Самарии, он будет способен прицельно обстреливать израильские города, аэродромы, мобилизационные пункты, шоссе и позиционные районы стратегических ракет и средств ПВО.
И этого может оказаться вполне достаточно для срыва своевременного отмобилизования резервных компонентов. Таков решающий фактор, понимание которого позволяет осознать стратегическое значение горной стены Иудеи и Самарии. Расстояние, которое здесь придется одолеть противнику, трансформируется во время, необходимое для развертывания сил ЦАХАЛа. Чем больший путь предстоит пройти танковым колоннам арабов, тем больше вероятность, что удары израильской авиации и сопротивление регулярных войск смогут их задержать или даже остановить, как то и было в войне Судного дня.
Безусловно, Иудея и Самария не могут выполнить роль стратегической глубины, уж очень мала их площадь, но вместе с тем они представляют собой пространство, без которого положение Израиля, в случае нападения извне, станет абсолютно безнадежным.
Следует отметить особенности рельефа Западного берега – его топографическую высоту над уровнем моря. Иудея и Самария представляют собой практически сплошную горную стену, возвышающуюся над долиной реки Иордан. Эта долина, как известно, является самой глубокой низменностью планеты и лежит на 300 м ниже уровня моря. Противнику, преодолевшему Иордан, предстоит еще подъем на километровую высоту. А восточные склоны горной стены преодолимы для бронетанковых подразделений только в районе 3–х перевалов, которые можно успешно оборонять даже небольшими силами.
Весьма важное значение для обороны Израиля имеют также станции электронно–оптического наблюдения и раннего оповещения, развернутые на самых высоких точках Самарии. Эти станции ведут непрерывное наблюдение за территорией Иордании и Сирии. Но те же горы закрывают обзор прибрежных районов Израиля. Однако ситуация полностью изменится, если Западный берег окажется в руках неприятеля, ибо тогда значительная часть густонаселенной территории еврейского государства будет просматриваться арабскими военными наблюдателями.
Данная оценка военно–стратегического значения территории Иудеи и Самарии полностью совпадает с мнением ста американских генералов и адмиралов, которое они изложили в справке для Конгресса США в 1988 году. Цитирую:
«Без этих территорий карликовый Израиль станет исключительно соблазнительной мишенью для арабских авантюр и терроризма, а в конечном счете – для решительного военного наступления, способного положить конец существованию еврейского государства... Если бы Израиль отказался от Западного берега, то лишился бы возможности своевременного и точного оповещения о готовящемся вторжении... Буквально все население еврейского государства оказалось бы под угрозой артиллерийского обстрела... Иудея и Самария стали бы идеальным плацдармом для наступления арабских танков, которое за несколько часов раскололо бы прибрежную долину на части... Быстрая мобилизация резервистов была бы с легкостью сорвана...».
Эта точка зрения была подтверждена в ноябре 1991 года руководителем оперативного отдела Объединенного комитета начальников штабов США генерал–лейтенантом Томасом Келли. В его докладе указывается:
«Невозможно защитить Иерусалим, если не укрепиться на высотах Иудеи и Самарии... Я смотрю на Западный берег и говорю себе: Если бы я командовал израильскими войсками, то не смог бы защитить эту страну без той территории... Я не знаю, как там с политикой, но если вы хотите, чтобы я защитил Израиль и Иерусалим, я должен владеть горными цепями Западного берега».
Однако даже такие соображения еще не предусматривали наличие на Западном берегу суверенного палестинского государства. И несмотря на это, какую неотвратимую угрозу предрекали они для Израиля! Что уж говорить об опасности, которую сулит ему такое государство! Но ведь, по точному смыслу «Дорожной карты», оно должно быть создано в ближайшее время и полностью оформиться не позднее 2005 года.
В таком случае его территория станет не только плацдармом для иноземного вторжения, но и базой развертывания палестинских вооруженных сил, не говоря уже о многочисленных террористических организациях, действующих там и сегодня. Поэтому удивления достойны речи сторонников «Дорожной карты», которые утверждают, что она предусматривает полную демилитаризацию палестинского государства. Это тем более удивительно, что уже имеется 10-летний опыт Норвежских соглашений. В них шла речь о весьма ограниченном контингенте вооруженной полиции, призванной поддерживать порядок и бороться с террористами.
Однако, несмотря на контроль израильских спецслужб, Ясир Арафат, кроме полиции, сумел создать армию численностью более 50000 боевиков и вооружить ее стрелковым оружием , минометами и реактивными установками. Так что же может помешать руководству независимого палестинского государства увеличить ее втрое и наладить ввоз переносных противотанковых и зенитных комплексов, портативных систем залпового огня, мин, фугасов и взрывчатых веществ? Ведь оно будет вполне самостоятельно контролировать свои аэродромы и морские порты.
Но и кроме чисто технических возможностей, обеспечивающих милитаризацию, существует ряд политических принципов, требующих ее осуществления. Главный из них - неизбывное стремление к ликвидации еврейского государства военным путем. Об этом говорят многие статьи «Хартии Организации Освобождения Палестины», которая является основной стратегической доктриной нынешней Автономии. Процитирую лишь некоторые :
Статья 9. Вооруженная борьба – единственный способ освободить Палестину, и посему она является стратегией, а не тактикой...
Статья 15. Освобождение Палестины является национальным долгом арабов по отражению сионистского вторжения в великую арабскую родину и по очистке ее от сионистского присутствия...
Статья 19. Раздробление Палестины в 1947 году и образование Израиля – недействительны и не имеют законной силы, сколько бы времени ни прошло с того момента...
Статья 20. Претензия на историческую и духовную связь евреев с Палестиной не соответствует ни исторической реальности, ни основным характеристикам государственности в их истинном понимании... Статья 21. Арабский народ Палестины, выражая себя через вооруженную борьбу, отвергает любое решение палестинской проблемы, подменяющее ее полное освобождение, ОТВЕРГАЕТ ЛЮБЫЕ ПЛАНЫ УРЕГУЛИРОВАНИЯ (выделено мной - М.Ш.).
Учитывая эти доктринерские положения, поистине наивными являются надежды на демилитаризацию палестинского государства. Арабы рассматривают его лишь как ступень к полной ликвидации Израиля, поэтому приложат все усилия для создания эффективной военной структуры, призванной совместно с армиями арабских стран уничтожить еврейское государство. Нет сомнений, что и террористические акты будут продолжаться, но израильские войска уже не смогут входить на палестинскую территорию, ибо это явится нарушением ее государственного суверенитета.
Еще одной, весьма опасной иллюзией является вера некоторой части израильского руководства в то, что можно изолировать палестинское государство при помощи пограничной стены. Она должна состоять из железобетонного забора, снабженного средствами электронно–оптического контроля и вооруженной охраной. Протяженность стены составит 345 км. При стоимости 3,2 млн. долларов за километр общие затраты на сооружение стены будут не меньше 1 млрд. 104 млн. долларов.
Но безотносительно к такой колоссальной сумме только люди, отметающие реальность, могут уверять, что это заграждение способно надежно предохранить Израиль от атак террористов. Современные технические средства позволяют вполне эффективно преодолевать подобные заграждения по воздуху и под землей, не говоря уж о таранных ударах и подрыве целых участков.
Тем более бессильной окажется стена в случае вооруженного вторжения извне. Наступление современных армий неспособны задержать даже сверхмощные фортификационные оборонительные линии, по сравнению с которыми эта стена не прочнее садового забора.
Именно на таком развитии ситуации построены стратегические планы руководства арабских стран, для которых уничтожение Израиля является главной военно–политической задачей. И если только им не удастся добиться этого при помощи террористических атак, уже обрушивших израильскую экономику и значительно дестабилизировавших морально–психологическое состояние еврейского населения, то тщательно подготовленное нападение извне неизбежно.
Но теперь исходные рубежи арабских войск будут находиться не у Суэцкого канала и даже не за Иорданом, а на окраинах Иерусалима и в считанных километрах от Тель–Авива и Хайфы, не говоря уж о мощной поддержке армии палестинского государства, которая будет стремиться сорвать отмобилизование корпуса резервистов и заблокировать внутренние коммуникационные линии Израиля.
В случае потери Западного берега, чтобы избежать пагубных последствий этого, потребуется развертывание и содержание регулярной армии, которая будет вдвое превосходить численно нынешний ЦАХАЛ. Придется утроить пограничную стражу – ведь новая граница будет в 3,5 раза длиннее сегодняшней. Потребуются колоссальные финансовые затраты, которые еще сильнее ударят по экономике, а она и без того находится в кризисе.
Но даже и в этом случае весьма сомнительно, что в случае войны удастся своевременно отмобилизовать резервистов, развернуть боевые порядки в узком коридоре между палестинским государством и берегом Средиземного моря и удержать коммуникации на всем их протяжении.
Как видим, в случае своего создания государство палестинских арабов неизбывной угрозой будет нависать над Израилем. Оно по–прежнему останется кузницей кадров исламских террористических организаций, их базой, арсеналом и укрытием. Но и кроме того, это государство станет плацдармом для нападения извне и непосредственным соучастником такого нападения.
Некоторые израильские и американские военные эксперты считают, что если это произойдет, Израиль будет вправе предъявить свой последний козырь – ядерное оружие. Возникает, однако, ряд вопросов и главный – насколько действенным средством для парирования арабской агрессии является такое оружие?
И прежде всего – какой именно вид этого оружия следует применить? По имеющимся сведениям, Израиль располагает стратегическими и тактическими боеприпасами в ядерном снаряжении. Стратегическими оснащены ракеты средней дальности типа «Иерихон–1» и «Иерихон–2», которыми по соседней горе не ударишь. Тактические боеприпасы в виде авиабомб находятся на вооружении двух спецэскадрилий истребителей - бомбардировщиков F–16.
Кроме того, как отмечает в своей книге Беньямин Нетаниягу, в ядерном арсенале Израиля имеются инженерные мины – фугасы. Но тот же Нетаниягу о возможности их применения заявляет: «Идея установить вдоль границ Израиля ядерные мины является плодом безответственного недомыслия. Эта мера подвергнет страшной опасности как Израиль, так и весь мир... Кроме того, где именно мы применим тактическое ядерное оружие? В Шхеме? Или в Восточном Иерусалиме? Результатом таких действий, помимо огромных человеческих жертв, станет выпадение радиоактивных веществ, которые отравят весь регион. Радиация не различает евреев и арабов, она не признает государственных границ».
Наконец, сторонники «Дорожной карты» в качестве главного аргумента выдвигают тезис о ее американском происхождении. Они считают, что это весьма серьезно усугубляет ответственность Вашингтона и он станет еще более надежным гарантом неприкосновенности государства Израиль. Но насколько надежны американские гарантии? Напомним, что покровительство США не помешало трем нападениям на Израиль со стороны его арабского окружения. А они вполне могли бы кончиться гибелью еврейского государства.
Сегодня в истории Израиля наступил едва ли не самый драматический момент. Он должен сделать исторический выбор. Либо хрупкий мир в обмен на фактический демонтаж всей системы военной безопасности, без всяких твердых гарантий от нового нападения. Либо сохранение этой, оправдавшейся за более чем полвека , системы безопасности, но с угрозой все той же новой войны.


Комментарии (Всего: 1)

JUDE1!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *