Опасные захоронения

Из штата в штат
№2 (298)

Хотя отношение США к экологическим проблемам намного серьезнее, чем в других странах мира, проблем в этой области хоть отбавляй. В СМИ постоянно появляется информация, связанная с загрязнением земли, водоемов, воздуха.
Об опасных источниках загрязнения окружающей среды, угрожающих здоровью, а порой и жизни человека, мы нередко узнаем спустя много лет. А ведь на месте захоронений химических элементов возводятся школы, детские и спортивные площадки, объекты культуры.
MGP. Мало кто из нас понимает, что означает сия аббревиатура. И я не знал, пока в одном из выпусков популярного еженедельника «Бизнес уик» не наткнулся на статью о захоронениях отходов предприятий, производивших в прошлом газ, сжигая уголь или нефть.[!] В США, до того как в 50-е были открыты запасы природного газа, его добывали вышеуказанным способом на специальных предприятиях - manufactured-gas plant или MGP. Природный газ сделал ненужными сотни MGP, но, закрывая их, бывшие и настоящие владельцы заводской территории не удосужились избавиться от вредных отходов, просто зарыв их в землю. Энергетические компании, на территории которых находились захоронения, не обращали на них внимание. Авось пронесет...
Сегодня, отмечает в своей статье журналист Джанет Гинсбург, ядовитые химические вещества, спрятанные неглубоко под землей, все чаще напоминают о себе. А ведь таких захоронений , разбросанных от Калифорнии до Нью-Йорка, в нашей стране сотни, если не тысячи. В них, указывает Гинсбург, находятся volatile organic compounds (VOCs), polynuclear aromatic Hydrocarbons (PAHs), сульфур, бензол и т.д.
По заключению экспертов, смола и токсичные вещества, которые оставались после переработки угля и нефти в газ, являются не менее опасными для здоровья и жизни человека, чем захоронения радиоактивных элементов. И те, и другие - сильнейшие канцерогены.
«Смола, которую поместили под землю, - говорит геолог Аллен Хатвей, - сама по себе никуда не денется, не растворится, представляя из себя постоянную опасность для здоровья и жизни людей».
Выход один, предупреждают эксперты: проведение широкомасштабных очистительных работ, в результате которых должны быть уничтожены источники онкологических заболеваний. Иного просто не дано.
Иного не дано, но ведь масштабные работы - это не десятки, а сотни миллионов долларов. Например, энергетическая компания AGL Resources Inc. Должна будет потратить на очистные работы в штатах Флорида и Джорджия 186 млн. долларов. Из собственного кармана. Страховые фирмы? Последние не спешат раскошелиться. Мол, пока в районе расположения химических отходов не было зарегистрировано массового заболевания раком граждан. Вот если соответствующая информация появится...
Вот так, давайте ждать. До первых госпитализаций, до первых покойников.
Какая страшная, какая убийственная логика! А ведь многие захоронения находятся в непосредственной близости около рек и озер, в которые, и на этот счет уже имеются точные данные, попадают химикаты из прогнивших контейнеров.
Разве об этом не знают владельцы предприятий? Знают, конечно, но, как отмечает «Бизнес уик», о закопанных химических отходах компаниям, расположенным на месте бывших MGP, известно, ... кроме точного места их захоронения. Эксперты предупреждают, что, учитывая данное обстоятельство, подземные химические склады отходов бывших MGP представляют куда большую угрозу, чем ядерные отходы 103 работающих в США атомных реакторов. Контроль за последними ведется тщательный, чего не скажешь об MGP. Официально мест, где были зарыты опасные химические вещества, - от 3 до 5 тысяч, и это - крупные захоронения, если же к ним присовокупить и мелкие, то их уже будет почти 30 тысяч.
По данным эксперта из Environmental Protection Agency Джеймса Каммингса, сегодня известно 80 процентов мест, где под землю помещались отходы MGP, но только 20 процентов из них было официально идентифицировано.
Возникает вопрос: обнаруженные хранилища химических ядов уничтожаются?
Естественно, но объем работ ничтожно мал. В списке федерального ведомства по защите окружающей среды (EPA) - National Priorities List, можно обнаружить всего 14 захоронений из 30 тысяч. Почему же так мало, если как минимум о 20 процентах захоронений известно в деталях?
Все дело в том, что, согласно имеющемуся ныне закону - Resources Conservation & Recovery Act (RCRA), немедленные очистные работы начинаются лишь тогда, когда в яме с отходами обнаружен бензол. Более расширительно к очистке территории подходят законы EPA под общим названием Superfund laws. Но и в них приводится слишком узкий перечень химических элементов, угрожающих здоровью и жизни людей.
Все это очень плохо, сетует Хатвей, в прошлом профессор геологии Университета Миссури, не «опасные» химические элементы отнюдь не безопасны, вступая в комбинацию с другими, они превращаются в серьезную угрозу. Для жизни людей - смертельно.
Но и наличие закона еще не означает, что очистительные работы начнутся немедленно. В 1994 году строители, ведя работы в районе города Ньюбурга, расположенного в 60 милях от г. Нью-Йорка, наткнулись на химические захоронения
MGP, которые, как выяснилось, принадлежали корпорации CH Energy Group Inc. Выяснилось, что контейнеры, в которых находились вредные вещества, давно не соответствуют правилам хранения опасных веществ, а их содержимое попадало прямиком в воды р. Гудзон. Несмотря на обращение по этому поводу к компании, менеджеры палец о палец не хотели ударить. Дело было передано в суд, где верх взяли местные власти - присяжные присудили CH Energy заплатить 20 млн. долларов и приступить к очистным работам. Однако фирма и после решения суда не больно-то торопилась. Чтобы ускорить процесс очистки, власти Ньюбурга решили пойти на сделку с энергетиками и сократить сумму компенсации вдвое. Но и этого компании показалось недостаточно.
«Готовы раскошелиться на 5,5 млн., - заявили менеджеры, - убрать два фута загрязненной почвы на дне реки и подлатать «крышку» контейнера.
И все, ничего больше от нас не требуйте».
Все это было, конечно, насмешкой над здравым смыслом. В CH Energy отлично понимали, что произведенный ими косметический ремонт ничего действительно не даст и проблему не решит. Баталия продолжается вот уже седьмой год, и пока она идет, химические нечистоты продолжают загрязнять воды Гудзона.
Мы привыкли думать, что принятые в нашей стране законы неукоснительно исполняются, на самом деле все куда сложнее. Сопротивление CH Energy не исключение из правил. Примеров нежелания корпораций, ответственных за загрязнение окружающей среды, четко соблюдать закон и избавить граждан от опасных химических захоронений, достаточно. Назовем, например, расположенные в штате Нью-Йорк Consolidated Edison и Niagra Mohawk или висконсинскую Wisconsin Electric Power.
К чему в конечном итоге все это может привести, видно из экспертного заявления известного специалиста в области химических отходов MGP Ларри Гольдштейна. «Смола, которая образовалась в процессе переработки угля и нефти, - пишет он, - один из наиболее мощных канцерогенов, которые мне известны».
Известно это и компаниям-загрязнителям. Но закон, что дышло, даже в «законопослушных» Соединенных Штатах.