Дистопия Пата Бьюкенена, или что день грядущий нам готовит?

Парадоксы Владимира Соловьева
№9 (359)

Футурологи, как и прочие люди, делятся на оптимистов и пессимистов. К первой категории можно отнести Томаса Мора с его знаменитой «Утопией», после которой футурологов-оптимистов и стали называть утопистами. С известными оговорками к ним можно отнести Карла Маркса. Пессимистические футурологи - это, конечно же, библейские пророки, грозившие своему историческому племени чудовищными катаклизмами, или та же Кассандра, которая предсказывала падение Трои, но никто ей не верил
Пророки на то и существуют, чтобы им не верили и побивали камнями, независимо от того утописты они или антиутописты. Кассандру после падения Трои взяли в рабство и убили, Томасу Мору отрубили голову за государственную измену, а ближе к нашим временам - Андрея Амальрика упекли в тюрьму за его книгу «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года».
Мы живем в демократической стране, а потому подобное не грозит правофланговому американской журналистики и политики, бывшему кандидату в президенты Патрику Бьюкенену за его книгу «Гибель Запада». Как и во всех американских нон-фикшн, у этой антиутопии (или, как здесь говорят, dystopia) есть длинный подзаголовок: «Как падение рождаемости и вторжение иммигрантов угрожают нашей стране и цивилизации». По одному этому подзаголовку можно судить о содержании книги. Выйди она до 11 сентября, как и намечалось, на нее вряд ли обратили бы внимание. Иное дело - теперь, после катаклизма, который привел не просто к военной конфронтации, но и к историческому столкновению двух мировых цивилизаций, что бы там ни говорили апологеты политкорректности.
Вот уж что более всего чуждо Пату Бьюкенену, так это политкорректность, от которой язык застревает в гортани. Он из тех, кто режет правду-матку, навлекая на свою голову громы и молнии со стороны политического истеблишмента Америки - вплоть до обвинений в антисемитизме за то, что, будучи сторонником изоляционизма, выступал против безоговорочной поддержки Израиля (сейчас уже не выступает). Политический маргинал, он заслужил даже похвалу от Жириновского, который назвал его братом по оружию.
Лично я не думаю, что Пат Бьюкенен антисемит - ни зоологический, ни идеологический, хотя, как еврей и как писатель, я довольно чувствителен к любым проявлениям юдофобии.
В своей книге Пат Бьюкенен высказывает на эту вечно горячую тему взгляды, противоположные тем, которые ему приписывали его оппоненты и, в частности, кручинится по поводу бесконтрольного роста населения на западном берегу Иордана и в полосе Газы: арабов там сейчас 4,2 миллиона, к 2025 году станет вдвое больше, а еще через четверть века будет 15 миллионов - в два раза больше, чем евреев. В свете идеологического наступления политического ислама - то есть ислама скорее как идеологии, чем как религии - Пат Бьюкенен, безусловно, на стороне исторического Давида против новоявленного Голиафа.
Демографический подход является определяющим в футурологической дистопии Бьюкенена о печальной судьбе западной цивилизации в целом и Америки в частности. На основании статистистических исследований он приходит к малоутешительным выводам. Американская Кассандра предсказывает, что белое население Европы резко сократится под мусульманским натиском, пока не исчезнет вовсе, а Америка превратится в третьеразрядную страну (как это произошло на наших глазах с Россией). Только в Америке место исламистов занимают латинос, которые легальным и нелегальным способами вторгаются на нашу территорию, оттесняя белое население и низводя его на роль нацменьшинства. В Калифорнии белые уже нацмены, в Техасе станут ими к 2004 году, вот-вот этот демографический процесс захватит все южные штаты. (В целом по Америке латинос превратились в самое крупное нацменьшинство, обогнав негров - это по самым последним статистическим выкладкам, которые в книгу Бьюкенена попасть не успели).
Цифры, которыми оперирует Пат, на сегодняшний день составляют десятки миллионов (30 миллионов легальных иммигрантов плюс 9-11 миллионов нелегалов), а через полвека этот показатель будет составлять девятизначное число. «Ля Раса», как гордо именуют себя латинос, уже сейчас представляет собой государство в государстве, со своей культурой, традициями и языком, а главное - политическими амбициями: стать хозяином в стране, где у них пока что гостевой статус. Бьюкенен приводит высказывания политических экстремалов из враждебного стана о постепенном отвоевании Юго-Запада, который был захвачен США в результате Мексиканской войны. В ходу уже термин Reconquista - так обозначали европейские испанцы и португалы отвоевание у арабов Пиренейского полуострова. Исторический прецедент, который не дает покоя нашим латинос.
Даже в экономическом притоке в США нищих и невежественных мексиканцев, получающих здесь работу и образование за счет американских налогоплательщиков, Бьюкенен видит целенаправленную политику физического вытеснения белой расы. Латинос уже сейчас добиваются исключения из школьных программ классических книг Марка Твена или романа Харпер Ли «Убить пересмешника» за то, что они не соответствуют политкорректности, будучи написаны исключительно с точки зрения белого человека, колонизатора и эксплуататора. Смешно от такого рода внехудожественных претензий к художественной литературе, но факт остается фактом: пропаганда латинос успешна, все больше книг попадает под школьные и библиотечные табу под видом борьбы с расизмом и дискриминацией. Так можно дойти и до запрета «Отелло» за то, что там изображен черный ревнивец-убийца, прообраз О'Джей Симпсона, в соотношении оригинала к карикатуре.
Пророческая или лжепророческая (судить об этом не нам, а нашим потомкам) книга Патрика Бьюкенена стоит в одном ряду с аналогичными предсказаниями, число которых резко подскочило после 11 сентября. Достаточно сказать, что «Сентурионы» Нострадамуса, вышли в новом, «исправленном и дополненном издании», которое мгновенно стало бестселлером в Америке и Европе.
Появились и серьезные исследования. К примеру, «Нью-Йорк таймс мэгазин» напечатал статью Найэла Фергусона «2011» - предсказание на основании уже имеющихся тенденций: энергетический кризис, экономический спад, глобализация терроризма, статусное оформление американского империализма, окончательный раскол между иудео-христианским и мусульманским мирами - вплоть до запрещения ислама в ряде европейских стран и американских штатов и создания гетто для арабов в крупных городах Европы и США.
В отличие от такого рода объективных, так сказать, мидстримных предсказаний в престижной американской периодике, предсказания Пата Бьюкенена, несмотря на научные выкладки и доказательства, ближе к библейским пророчествам: круто замешаны на этике, полны пафоса и морализирования.
Вот именно! Помимо демографических сломов и катаклизмов, Пат Бьюкенен видит корень настоящего и грядущего в дехристианизации Америки и Европы. Собственно, и сам демографический кризис он объясняет упадком веры и наступлением светской, атеистической культуры - нового варварства. Эта самая спорная часть его книги приобрела неожиданно актуальное значение в свете исламского террора против западной цивилизации, который движим как раз верой, переходящей в фанатизм. Вопрос довольно серьезный, от него теперь уже не отмахнешься, как прежде, с помощью либеральной демагогии и расхожих в западных демократиях клише. Достаточно ли одних бомб и ракет, чтобы остановить наступление воинствующего ислама и нового варварства?
Понятно, что у Пата Бьюкенена на этот риторический вопрос - негативный ответ.