Цена таблетки

Америка
№51 (1078)

Один из самых эффективных способов сделать американскую медицину доступной для представителей среднего класса и ликвидировать медицинскую реформы Обамакер – снизить стоимость лекарств на территории Соединённых Штатов. Об этом официально заявил будущий президент США Дональд Трамп. 

«Мне очень не нравится то, что случилось с ценами на медицинские препараты, - сказал Трамп в эксклюзивном интервью журналу Time. – Я собираюсь опустить стоимость лекарств».

Как только журналисты разнесли эту цитату по интернету, биржевые индексы фармацевтических гигантов пошли вниз. Многие эксперты в сфере здравоохранения спрогнозировали будущую «войну» между правительством Трампа и производителями лекарств. 

Блогеры призвали к тотальному аудиту фармацевтических гигантов. В частности, к проверке деятельности постоянно оказывающейся в центре различных скандалов Pfizer. 

Этот многомиллиардный бизнес таит такое количество секретов, что критики дорогостоящей медицины нередко сравнивают её с Umbrella Corporation из хоррор-франшизы «Обитель зла» (Resident Evil). Мол, простые смертные видят только верхушку айсберга – дорогие разработки, – и даже не догадывается, как корпорация манипулирует больными людьми. 

В свете заявлений Трампа критики современной медицины вспомнили, что Соединённые Штаты остаются одной из немногих стран мира, где государственные органы не регулируют цены на таблетки. Корпорации имеют полное право продавать лекарства себестоимостью в несколько центов за сотни, тысячи и лаже десятки тысяч долларов. При этом их совершенно не волнует, что ежегодно огромное количество американцев умирает из-за отсутствия доступа к лекарственным препаратам (в частности, от раковых заболеваний). 

Цена любого лекарства в Америке устанавливается разработчиком, а потом увеличивается через посредников и аптечные сети. При этом аптекари зарабатывают несравнимо меньше, чем люди, чьи имена скрываются за брендами Pfizer, Merck & Co, Gilead Sciences (общие доходы за 2016 год – свыше $120 млрд.) и многими другими. 

Главный лекарственный парадокс заключается в том, что фармацевтические гиганты зачастую продают свою продукцию за рубеж по низким ценам, а американцам – по завышенным. Как следствие, представитель среднего класса в какой-нибудь латиноамериканской стране может позволить себе лекарство, а среднестатистический американец – нет. 

В этом плане, конечно, случаются исключения, однако несправедливая тактика воротил фармацевтического рынка по отношению к собственным гражданам – налицо. 

Медицинские специалисты из окружения Трампа считают, что 45-й президент США предпримет следующие меры. 

Во-первых, разрешит безналоговый импорт лекарств. В таком случае на рынке могут появиться дешёвые «дженерики» (аналоги оригинальных лекарств) из той же Индии и Китая. Как следствие, фармацевты США автоматически опустят цены на свою продукцию.

Во-вторых, корпорации могут получить от Трампа неограниченную бизнес-свободу за рубежом в обмен на низкую стоимость лекарств на территории США. 

Этой классической капиталистической стратегии придерживались многие именитые производители. Например, на заре продаж смартфонов Apple продавала товары американцам в 5–6 раз дешевле, чем за рубежом. В эпоху Барака Обамы, когда на первый план вышли социалистические инициативы и глобализация, цены почти сравнялись. 

Трамп как-то объяснил журналистам, что его слоган America First подразумевает не только мировое лидерство США по всем ключевым вопросам – он символизирует будущую бизнес-тактику: своим гражданам Америка продаёт со значительными скидками, а всем остальным – очень дорого. 

Таким образом, экономическо-финансовый разрыв между США и остальным миром только увеличится. Этот подход может показаться кому-то негуманным, но в реалиях сегодняшней американской медицины он абсолютно оправдан. Фармацевты должны не только делать деньги, но и лечить своих граждан. 

В-третьих, правительство Трампа может резко снизить качество лечения по страховым планам Медикейд и Медикер, которые на протяжении десятилетий являлись для фармацевтических корпораций главными дойными коровами. 

Финансирование этих планов будет урезано Конгрессом и обладатели иншуренсов получат ограниченный доступ к услугам. Сэкономленные деньги, а это без малого треть триллиона долларов ежегодно, отправятся напрямую в карман корпораций, которые обязуются снизить цены на лекарства для людей без страховки. Таким образом, среднему классу лечение станет по карману (за него доплатит государство), а малоимущие получат его бесплатно, но в ограниченном виде. 

Напоследок скажу: что бы Трамп не сделал со сферой здравоохранения – хуже она уже не станет. Обамовская администрация уничтожила национальную медицину. Бедные стали получать помощи ещё больше, работающие люди – ещё меньше. Фармацевтические корпорации – обогатились. 

Поэтому простым трудягам, ставшим жертвами Обамакер, очень любопытно наблюдать за реакцией людей вроде Брента Сондерса – исполнительного директора корпорации Allergan (ежегодный доход - $15 млрд.). 

Комментируя решение Трампа опустить цены на медикаменты, Сондерс выразил предположение, что избранный президент для его фармацевтического бизнеса может оказаться хуже социалиста Берни Сандерса, обещавшего подарить каждому жителю США страховку  Медикейд.

Вадим Дымарский