Интервью с бывшим директором Института космических исследований РАН, консультантом НАСА академиком Сагдеевым

Трагедия
№7 (357)

– Роальд Зиннурович, тема нашей беседы весьма печальна: случившаяся трагедия с «Шаттлом». Вы много лет занимались космосом в России, продолжаете и здесь его исследование. Ваш комментарий по поводу катастрофы и гибели семи астронавтов.
– Чудес не бывает. Полет в космос всегда был связан с риском. Конечно, мы были избалованы тем, что уже много-много лет, фактически после 1986 года, после взрыва «Челенджера» через несколько секунд после старта, все было нормально. О причине этой катастрофы я могу говорить с достаточной степенью вероятности, но пока воздержусь от публичного высказывания.
– Как будут складываться дела с международной космической станцией?
– Из-за катастрофы 1986 года программа «челноков» была заморожена на три года. Я не удивлюсь, если подобное произойдет и сейчас. Российские «Союзы» и «Прогрессы» могут обеспечивать функционирование станции в том виде, какова она есть сейчас, то есть доставлять на станцию и обратно экипажи, продовольствие и топливо. Но она еще не достроена, есть тяжелые конструкции, которые предполагалось поднять «Шаттлами». Этого «Союзы» и «Прогрессы» сделать не смогут.
– Но ведь раньше станция монтировалась, достраивалась с помощью «Протонов» – сверхмощных российских ракет. Куда они девались?
– Во-первых, чтобы с помощью «Союзов» и «Прогрессов» осуществлять доставку перечисленных грузов, нужны дополнительные ассигнования, а денег у России нет. Штатам это были бы не очень большие деньги, это могло бы быть не так обременительно, к тому же значительно выгоднее, чем эксплуатировать «Шаттлы». Но наш Конгресс сам себе несколько лет назад туго завязал яйца…
– Извините, Роальд Зиннурович, эту фразу оставляем?
– Да. Итак, Конгресс принял тогда закон, что все американские государственные программы в космосе можно осуществлять только с помощью американских же средств доставки. Это серьезное препятствие, но я думаю, что происшедшая трагедия отрезвит всех и Конгресс пересмотрит свое недальновидное решение.
– А если все-таки вернуться к российским «Протонам»?
– Возврат к ним означает существенный пересмотр подхода к стратегии станции.
– А «Протоны»-то есть у России?
– Если есть деньги, их можно строить, возобновлять, но денег-то как раз у России нет. Настал час серьезного испытания международной кооперации наших стран в космосе, необходимо принять очень важные решения.
– Как вы считаете, Роальд Зиннурович, не повлияет ли происшедшая трагедия на решение Буша начать войну с Ираком?
– Я думаю, случившееся может только ускорить начало военных действий. Главной задачей Буша было убедить американцев в необходимости начать военные действия, теперь, в результате трагедии, нация сплотится вокруг своего президента.
– Но ведь война неизбежно повлечет гибель людей, в том числе американцев. Могут погибнуть не семь, а в десятки, сотни раз больше…
– Все начнется с массированных бомбардировок – чтобы подавить огневую мощь иракской армии. Здесь, к сожалению, неизбежны потери среди мирного населения, тем более что Саддам постарается подставить под бомбы своих мирных граждан.
– Спасибо, Роальд Зиннурович, за интервью. Будем с надеждой и тревогой ждать развития событий.