Доктор Джеймс Доти: "Это очень хорошо, что великие страны Россия и США становятся друзьями"

Наши интервью
№2 (298)

Специально для "Русского базара" интервью Кати Кестенбойм с видным экономистом, президентом университета Чапман.
Штат Калифорния по праву считается одним из символов американского процветания и благополучия. Если бы он был сегодня независимым государством, то по объему валового продукта занимал бы пятое место в десятке самых богатых и промышленно развитых стран мира. А вот если бы графство Лос-Анджелес (город одноимённого названия плюс многочисленные пригороды) было бы независимым государством, то оно занимало бы в этом списке девятое место. Ну как, впечатляет?[!] А кто так успешно двигает вперёд науку, совершенствует производство, строит великолепные здания, выращивает хорошие урожаи овощей и фруктов, развивает все виды искусства и т.д.? Вчерашние студенты, люди всех рас, национальностей и вероисповеданий. Каждый год десятки тысяч студентов оканчивают калифорнийские университеты и колледжи: Stanford, UC Berkley, UC San Diego, UC Los Angeles, Cal Poly San Luis Obispo, Pomona College, Pepperdine, California Institute of Technology и многие другие.
Я джуниор (junior), или, по-русски, ученица 11-го класса. Последние два года - самые важные годы в школе, потому что нужно сдавать два национальных теста PSAT и SAТ I, результаты которых позволят узнать, сможешь ли ты рассчитывать на National Merit Scholarship (стипендию), и определить университет, который устроят полученные тобой оценки. Ещё, за это время надо определиться, чем ты собираешься заниматься дальше. Это очень важно, чтобы правильно выбрать колледж или университет.
Графство, в котором я живу, называется Орандж. Думаю, что это одно из красивейших, утопаемых в зелени, мест в Америке. Апельсины, мандарины и лимоны растут везде. По-моему, их никто и не ест, кроме полчищ наглых кроликов и белок. На дворе - январь. Стоит великолепная погода, солнечно. Я еду по 55 фривею, на север. Вдали сверкают белизной заснеженные вершины. Три часа езды в этом направлении, и вы в горах, четыре-пять часов на восток - в Лас-Вегасе, два - на юг, и вы в Мексике, четверть часа на запад - в Тихом океане. Я еду на север, но не в горы, а гораздо ближе, в город Орандж. Сегодня у меня важная встреча. Еще утром я заменила в диктофоне батарейки, поставила в фотоаппарат новую пленку и ещё раз перечитала подготовленные заранее вопросы. На сегодня у меня назначено интервью с доктором Джеймсом Доти, президентом одного из старейших университетов Калифорнии – Чапман.
Самому большому независимому университету Апельсинового графства 140 лет. Состоит он из восьми школ и колледжей: бизнеса и экономики, кино и телевидения, музыки, педагогики, юриспруденции, гуманитарных наук и др. В настоящее время здесь учатся около четырёх тысяч студентов, на каждых 12 из которых приходится один преподаватель. Своими корнями Чапман произрастает от Hesperian College, начавшего свою деятельность во время инаугурации 16-го Президента США А.Линкольна. Позже этот колледж и ещё несколько учебных заведений стали называться Калифорнийские Христианские Колледжи Лос-Анджелеса. В 1936 году они получили имя основного спонсора, удачливого инвестора в недвижимость С.С.Чапмана, одного из первых церковных лидеров графства. В настоящее время в университете можно получить образование более чем по сорока специальностям. Имеются много дополнительных курсов, различные религиозные программы, не являющиеся обязательными. Более 85% студентов получают различные виды финансовой помощи.

- Президент Доти, начать нашу беседу я бы хотела с небольшого предисловия. В прошлом году я в числе других школьников из 60 школ Южной Калифорнии принимала участие в проводимом Вашим университетом «ВТОРОМ ЕЖЕГОДНОМ КОНКУРСЕ СОЧИНЕНИЙ О ХОЛОКОСТЕ». Получив приглашение на торжественный вечер, посвященный подведению его итогов и не зная, как к вам добраться, я позвонила в Чапман. Сотрудница, к сожалению, не знаю её имени, полчаса объясняла мне все пути, ведущие в университет, и даже предложила выйти меня встретить. Приехав, я, конечно, пошла не туда, куда нужно. Встреченный мною университетский полицейский, видя, что я заблудилась, хотя он шёл в противоположную сторону, привел меня к входу в нужное здание, где и передал какому-то студенту, а тот буквально за руку привел меня к моему месту в зале. Все были очень внимательны ко мне, меня просто поразила эта доброжелательная обстановка. А когда через несколько дней я получила от вас личное письмо с поздравлениями с победой в этом конкурсе, поняла, что это не исключение, а стиль, повседневная жизнь университета. Мне тогда только исполнилось шестнадцать лет, и на меня это произвело большое впечатление. Как вам удалось создать в университете такую прекрасную атмосферу?
- Я слышал это мнение от многих студентов. Этим действительно можно гордиться, но это не моя заслуга. Это, как в семье, - родители воспитывают детей, те своих детей и т.д. Я пришел в Чапман в 1974 году и застал здесь хорошую, доброжелательную и деловую атмосферу, которую стараюсь поддерживать.

- Сейчас я учусь в 11-м классе. Этот год очень важен для всех учащихся, потому что именно сейчас время думать о будущей карьере. Расскажите, пожалуйста, как становятся докторами наук, президентами университетов?
- Это совсем просто, нужно только четыре года проучиться в университете, после этого, ещё два года, специализироваться в выбранной области и сдать в конце не очень, правда, легкие экзамены. Затем надо написать диссертацию, которая должна содержать в себе новые опыты и исследования в выбранной вами области. Обычно это занимает от двух до шести лет. Эту работу будет контролировать группа руководителей, крупнейших специалистов в этой области, которые в заключение и дадут ей оценку. Я всегда хотел заниматься экономикой и поступил в университет Чикаго, где была очень сильная экономическая школа. Преподавали там выдающиеся экономисты, лауреаты Нобелевской премии в том числе. Там я специализировался в области экономики.
Я хотел заниматься наукой, а не административной деятельностью, написал несколько книг. Но когда я пришел в Чапман и стал директором Центра по изучению экономики, а затем деканом экономической школы, то пришлось заниматься и административной работой. Через какое-то время я получил предложение от попечительского совета занять должность президента.

- Как вы учились в школе?
- Я был неплохим школьником и всегда серьёзно относился к учёбе. Особенно в хай-скул. Когда я пошёл в 9-й класс, в первый учебный день, мама привезла меня в новую школу, я так переволновался, что меня начало тошнить. Я кое-как доплёлся до нужной аудитории. Это было очень обидно, хотелось выглядеть солидным человеком. Моя же мама, как и все мамы, почувствовала что-то неладное, вернулась, нашла мой класс, приоткрыла дверь и, засунув голову в комнату, спросила: «Джимми, ты о’кей?». Представляешь, как все смеялись? Я был готов провалиться сквозь землю.

- За все время обучения в школе сколько раз у вас был «детеншен» (наказание за опоздание, плохое поведение, прогул и т.д.)?
- А что это такое «детеншен»?

- Всё понятно, перейдём к следующему вопросу. Вы сами выбрали свой университет или это был выбор ваших родителей?
- Сначала я выбрал университет Северного Иллинойса. Если бы я пошел туда учиться, то мои родители должны были бы доплачивать за мою учебу, т.к. мне пришлось бы оставить работу. Они были согласны, но я посчитал это неправильным и поступил в университет Иллинойс в Чикаго, чтобы не вводить родителей в дополнительные расходы.

- Учатся ли в Чапмане студенты из других стран, из России в частности?
- Да, у нас учатся студенты из разных стран, в том числе из Восточной Европы. Есть несколько студентов из России и из бывших союзных республик.
Один из российских студентов во время учёбы даже жил в семье мэра г.Орандж. Кстати, я был в России несколько лет назад, где у меня было несколько деловых встреч. У меня остались хорошие впечатления от знакомства с прекрасными и доброжелательными жителями России.

- Расскажите, пожалуйста, как в Чапмане появился Центр по изучению Холокоста, одной из многочисленных программ которого и является проведение ежегодного конкурса среди школьников - сочинений о Холокосте?
- У истоков организации этого Центра стояла его нынешний директор, профессор Мерелин Херрен, которая ввела в программу курс о Холокосте. Учась в Университете Колумбия, она познакомилась с человеком, познавшим все ужасы Холокоста. Его рассказы произвели на неё огромное впечатление. Работа профессора Херрен получила высокую оценку, и на пожертвования частных лиц был создан Роджерс-Центр по изучению Холокоста, который проводит большую научную и образовательную работу. Ежегодный конкурс письменных работ о Холокосте среди школьников придумала тоже она. Я посчитал эту идею отличной, хотя сначала отнёсся к ней очень осторожно, понимая, какая это огромная работа и сколько времени потребуется для её осуществления.
К счастью, она настояла на своём, потому что считала изучение Холокоста очень важным аспектом своей работы. Жизнь показала, насколько была права профессор Херрен. Два прошедших конкурса помогли школьникам Южной Калифорнии лучше узнать историю, осознать трагедию Холокоста, понять ответственность, которая лежит на каждом из нас. Мы же узнали участников и победителей, представивших на конкурс блестящие работы, - тебя в том числе.

- Наверное, обучение в таком, как ваш, частном университете стоит очень дорого. Кто может рассчитывать на получение стипендии и другие программы финансовой помощи? Есть ли разница в оплате для абитуриентов жителей Калифорнии, абитуриентов из других штатов и других стран?
- Оплата для всех одинакова, но абитуриенты, жители Калифорнии, могут получить дотацию из штатных фондов. Абитуриенты из других штатов могут рассчитывать на дотацию из федеральных фондов. Большинство наших студентов имеют различные виды финансовой помощи. Чапман предоставляет и собственные стипендии, в т.ч. и абитуриентам из других стран, потому что мы заинтересованы в талантливых студентах, представляющих разные страны, народы и различные культуры. Кто же из студентов оплачивает своё обучение полностью, кто частично, а кто не платит ничего, зависит от нескольких условий, главные из которых - материальное положение студента и его академическая успеваемость.

- Чем, по-вашему, отличается Чапман от других университетов?
- Прежде всего тем, что мы имеем возможность относиться и относимся к каждому студенту как к личности, а не как к порядковому номеру.

- А нужно ли вообще высшее образование? Из газеты «Русский базар», для которой и предназначено это интервью, я узнала интересный факт: три богатейших человека Америки, сделавшие состояния собственными руками и головой, даже не закончили университеты.
- Это не правило, а уникальные исключения. Статистика показывает, что материальное положение людей, получивших высшее образование, намного более устойчивое, чем у тех, кто не захотел или не смог его получить. А главное, образование делает вашу жизнь более интересной и наполняет её особым смыслом.

- Следите ли вы за судьбой ваших студентов после окончания ими университета?
- Конечно! И гордимся ими. Дипломат Джорж Аргайрос сейчас служит послом в Испании, Девид Боньер - член Палаты представителей, конгрессмен Лоретта Санчес тоже наша выпускница...

- Иногда я смотрю по телевидению «Экономический журнал», который вы ведёте, правда, мало что понимаю. Мой следующий вопрос к вам как учёному-экономисту:
Каков Ваш прогноз развития американской экономики на ближайшее время?
- С осторожностью могу предположить, что во втором квартале 2002 года наша экономика окончательно стабилизируется.

- Что значит для вас Чапман?
- С университетом связана вся моя жизнь. Пожалуй, я единственный из руководителей высших школ, избиравшийся на этот пост три раза. Здесь я встретил свою будущую жену, тоже экономиста, автора нескольких книг по экономической истории. И ещё, я люблю свою работу и делаю её с удовольствием!

- Большое спасибо, президент Доти, за то, что вы нашли время для этой
беседы.
- Я был рад, Катя, ответить на твои вопросы. Меня очень радует, что великие страны Россия и Америка постепенно становятся настоящими друзьями.
Поздравляю читателей «Русского базара» и всех русских американцев с Новым
годом!