Беспардонный пардон

Из штата в штат
№6 (356)

ПРОВАЛИВШИЙСЯ ЭКЗАМЕН

11 января нынешнего года губернатор штата Иллинойс Джордж Райен смягчил наказание наиболее опасным преступникам, ранее приговоренным к смертной казни. За два дня до истечения своих губернаторских полномочий он, пользуясь предоставленным ему конституционным правом, заменил смертный приговор 164 заключенным на пожизненное заключение без права на досрочное освобождение.[!]

В 2000 году он объявил на 3 года мораторий на смертную казнь, что сразу же вызвало бурную реакцию не только в его штате, но и во всей стране. Вновь, как и тридцать лет тому назад, в нашем обществе начались жаркие дискуссии о пользе и эффективности смертной казни в борьбе с преступностью, об аморальности и бессмысленности высшей меры наказания. Эти общенациональные дебаты подстегнула объявленная тогда в Иллинойсе реабилитация тринадцати смертников, признанных невиновными в инкриминированных им преступлениях. И вот теперь Джордж Райен заявил, что три года моратория породили еще больше тревог, по его словам, «в связи с продолжающимися ошибками при определении того, чья вина действительно достойна высшей меры наказания». Вслед за этим заявлением за два дня до истечения своих полномочий он присовокупил к тринадцати ранее реабилитированным смертникам еще четырех. Он даровал им свой «пардон» и выпустил на свободу на том основании, что эти четверо провели многие годы в тюрьме в ожидании своей участи в камере смертников, будучи абсолютно невиновными. «Это, - сказал Джордж Райен, - свидетельствует о настоящей катастрофе всей юридической системы, регулирующей вынесение высшей меры наказания».

ЖЕРТВЫ КОНФУЗА

Прав ли Джордж Райен в оценке существующего в Иллинойсе уголовного и процессуального законодательства – вопрос весьма спорный. Никто не отрицает наличия в нем «дыр», равно, как ни один профессиональный юрист не будет отрицать соблюдения принципа индивидуального подхода к каждому уголовному делу, тем более, когда речь идет о помиловании приговоренного к смерти. Но именно это крайне важное требование юриспруденции было начисто забыто самим бывшим губернатором Иллинойса. Это означает неопровержимый и неисправимый теперь факт – наиболее опасные уголовники, злостные убийцы, отныне никогда не подвергнутся высшей мере наказания. В числе таких звероподобных людей Фидель Галлэй и его бывшая любовница Жаклин Вильямс, убившие беременную на девятом месяце Дэбру Иванс, жившую в чикагском пригороде Эдисон, ее двух детей. Брат погибшей, Сэм Иванс, сказал, что отныне его семья уже больше никогда не сможет жить в мире и покое.
Однако не каждый думает так, как Сэм Иванс. К примеру, некая Пэтти Дэвис. Несмотря на то, что ныне освобожденный со скамьи смертников Джеймс Эшфорд является именно тем человеком, который убил четырех членов ее семьи, Пэтти поддерживает решение бывшего губернатора о поголовном милосердии приговоренных к смертной казни, ибо, как она считает, законодательная система Иллинойса, регулирующая процесс вынесения высшей меры наказания, оказалась никуда не годной и требует полной реформы. А житель штата Мэриленд Лэрри Хэп, дочь которого была убита в Чикаго в 1997 году, вообще впал в полный конфуз под впечатлением решения бывшего губернатора Иллинойса, сохранившего жизнь 164 смертникам. Он поддерживает его решение о замене смертной казни убийце своей дочери, Вильяму Райли, но ему не нравится, как он выразился во время нашей беседы, тот путь поголовного милосердия ко всем убийцам, «blanket commutation», который избрал Джордж Райен.
Беспардонный пардон, как назвал последний законодательный акт Джорджа Райена один мой знакомый юрист, внес конфуз и конфликт умозаключений в головы очень многих людей. К примеру, только что избранный губернатором штата Мэриленд Роберт Эхрич на днях заявил, что он отменит мораторий на смертную казнь, объявленный в мае прошлого года его предшественником по примеру Джорджа Райена. Однако ряд весьма уважаемых экспертов, в числе которых профессор, специалист уголовного права юридической школы «Cardozo» в Нью-Йорке Бэрри Шек, полагают, что акция Джорджа Райена медленно, но постепенно все же «убьет» в стране юридическую систему, поддерживающую и регулирующую вынесение высшей меры наказания. С ним полностью согласен Кэн Роз, человек весьма авторитетный в юридических кругах и глава фирмы «Center for Death Penalty Litigation», изучающей общественные проблемы, вызываемые смертными казнями. «Думаю, - подчеркнул Кэн Роз, - процесс смягчения смертных приговоров будет разрастаться».
Подобного рода рассуждения стали с особой страстью обсуждался среди юристов страны на фоне ожидаемых в ближайшие недели исполнения в Техасе тринадцати новых смертных приговоров. Это число в нынешнем году будет рекордным для одного штата. Причем небезынтересно вспомнить, что Техас и Вирджиния есть именно те штаты, на счету которых почти половина всех приведенных в исполнение смертных приговоров со дня восстановления высшей меры наказания в середине семидесятых годов прошлого столетия. Небезынтересен и тот факт, что и поныне в 38 штатах страны действует законодательство, разрешающее применение «capital punishments», и только в 12 штатах этого пункта в законодательстве нет.

МЕРСИ И СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Семьи жертв, убитых злостными преступниками, прокуроры, полицейские и многие другие, возмущенные безоглядным пардоном Джорджа Райена, могут сейчас только негодовать. Другого пути у них пока нет и, скорее всего, не будет. Отмена губернаторского милосердия отъявленным уголовникам, как того желает Ричард Дивайн, прокурор графства Кук штата Иллинойс, создает еще больший хаос. Может случиться, что преступник понесет повторное наказание за свое преступление. Кроме того, это создаст прецедент в юридической практике страны, но что еще более важно, повторное наказание за одно и то же преступление категорически запрещено нашей Конституцией.
Сейчас, уже после всего происшедшего, становится не столь важным, были ли правы критики Джорджа Райена, заявлявшие, что его милосердный акт послужил бывшему губернатору своеобразным прикрытием скандала по поводу взяточничества и коррупции, возникшего в годы, когда он был главой администрации штата Иллинойс. Сейчас важно другое. Важно то, что именно благодаря его «пардонам» на поверхность политической жизни страны всплыла острейшая, чрезвычайной важности дилемма, требующая быстрого и кардинального решения. Возможно ли реформировать нашу законодательную систему так, чтобы она одновременно базировалась на милосердии и на правовой справедливости вынесения смертного приговора наиболее опасным для общества уголовникам? В этом суть современной социальной и политической дилеммы, касающейся фундаментальных основ нашего общества.
Попытку в какой-то мере разрешить её только что сделала группа законодателей-республиканцев штата Иллинойс. Они внесли на рассмотрение высшего законодательного органа, Генеральной Ассамблеи штата, предложение, которое в известной степени поможет сглаживать острые и противоположные друг другу концепции общественного мнения и наверняка охладит пыл преемников Джорджа Райена жаловать поголовное милосердие тем, кто его не заслуживает. Суть их законопроекта, претендующего на правовую модель и для других штатов, состоит в обязательном участии в процессе помилования и реабилитации смертников не зависимых ни от кого представителей общественности и экспертов законодательства, регулирующего принципы вынесения высшей меры наказания.
Может быть, подобного рода законодательство поможет балансировать людские эмоции, взгляды, политические конфликты и сугубо личные интересы, корыстные или доброжелательные, на основе справедливости милосердия и справедливости правосудия. Справедливость на базе «mercy as well as justice» – это тот единственный, на мой взгляд, путь разрешения извечного конфликта по поводу судьбы и законности высшей меры наказания в современном обществе. И даже если бывший губернатор Иллинойса Джордж Райен, по инициативе которого возникла сегодняшняя неразбериха в одной из важнейших областей юриспруденции, будет удостоен Нобелевской премии за свой «беспардонный пардон», то это никоим образом не должно перевесить чашу весов богини Фемиды ни в ту, ни в другую сторону.