ankara escort

Владимир Высоцкий об игре в шахматы

Шахматно-шашечный клуб
№6 (356)

Если вам предложат сыграть в шахматы, никогда не говорите: «Не умею». Скажите: «Умею, но не хочу».
Теперь-то я знаю это золотое правило. Но тогда, когда он подошел ко мне, я сидел в парке и мирно читал газету. В глазах у него была тоска, под мышкой - шахматная доска.
– Сыграем? - спрашивает он неуверенно, заранее предполагая отрицательный ответ.
– Я не умею!
– Как?! - Он чуть подпрыгивает и смотрит на меня, как на марсианина. На лице выражается неподдельное удивление, но через секунду оно сменяется выражением дикой радости. - Не умеете?! Молодой человек! Я вас мигом научу. Каждый интеллигентный человек обязан уметь играть в шахматы! - Он раскрывает доску.- Все великие люди умели и любили играть в эту замечательную игру.
После этого аргумента я сдаюсь. А мой новый знакомый уже расставляет фигурки и попутно совершает краткий экскурс в историю шахмат. Я узнаю, что их изобрели в Индии, узнаю также несколько пугающих фамилий: Капабланка, Эйве, потом более знакомые - Чигорин, Алехин, и, наконец, известные - Ботвинник, Смыслов.
На секунду он останавливается и спрашивает:
- Так вы никогда–никогда?
Я делаю неопределенный жест, но он продолжает:
– Ай-ай! А с виду такой умный молодой человек... Но ничего, это поправимо. Ну-с, на доске шестьдесят четыре клетки...
Я быстро пересчитываю клетки. Действительно, шестьдесят четыре.
– Да вы перемножьте восемь на восемь, – советует он.
Перемножаю. Получается опять шестьдесят четыре.
– Поразительно?
– Бывают еще стоклеточные доски, но это для шашек.
– В шашки я умею, – хвастаю я.
– Эта фигура называется ладьей.
– Это та, что похожа на башенку?
– Да. Она ходит по горизонтали. Ясно? А конь, он ходит буквой «Г».
– И только? Маловато! Если бы я жил в Индии, я бы придумал ему еще одну букву. «Ы», например!
– Острота получается неуклюжая, но партнер мой снисходительно и оглушительно смеется и продолжает:
– Это слон. Он ходит по диагонали.
– Вот эта большая пешка?
– Да, да!.. Это король, а это – ферзь.
– А где же королева? – серьезно спрашиваю я, вспоминая свои скудные знания.
Партнер тактично улыбается:
– Это и есть ферзь. Он ходит по горизонтали и вертикали!
Объяснение меня не удовлетворяет. Правда! Ведь королева женского рода, а ферзь? Но чтобы не показаться профаном, принимаю на веру его объяснения.
А он уже потирает руки, ему не терпится начать игру и выиграть. А в том, что выиграет, он не сомневается. Да и я тоже. Мне он кажется страшнее Капабланки, и настроение у меня падает.
– Ну-с, – говорит он, – е2-е4. Классическое начало, так сказать.
И тут в голову мне приходит спасительная мысль: буду повторять его ходы.
– И я тоже – классический ход е2-е4, – бодро говорю я и двигаю пешку.
Через несколько ходов противник замечает подвох.
– Позвольте! – говорит он.– Да вы повторяете мои ходы! Нечестно!
Я уличен, но пытаюсь вывернуться.
– Что вы! – притворно восклицаю я.– Я и не смотрю, как вы ходите. Мне до этого дела нет! Мне самому это в голову пришло!
Но противник готов простить мне эту хитрость в благодарность, что я дал ему несколько минут блаженства. Еще бы, играть, зная, что выиграешь! От этого у любого поднимется настроение.
– Ну, ладно, – говорит он, снимает мою маленькую пешку, а на ее место ставит свою большую.
– Что вы делаете? – подозрительно спрашиваю я.
– Бью слоном вашу пешку!
– Зачем?
– Она мне мешает!
– Ах так! – и я своей пешкой перехожу через его, а его забираю.
– Так не ходят! – восклицает он.– Это неправильно!
– Почему неправильно? Мне ваша пешка тоже мешает! Я ее съел!
– Может, вы и за фук будете брать? – ехидно осведомляется противник.– Поставьте обратно! И будьте любезны, играть по правилам!
Эх, если бы брать за фук, я бы у него уже полдоски снял, думаю про себя, бурчу под нос.
– Дурацкая игра: своими же пешками нельзя ходить, куда хочешь!
Однако делать нечего, и я переставляю фигурку, похожую на башню.
– Нельзя так! – нервничает партнер. – Это не по правилам! Так ходит конь!
Я знаю, что он лучше понимает, что к чему, но меня охватывает азарт, а вместе с ним упрямство и желание поспорить.
– А почему вы решили, что только ваши правила верные! И что вы все правила знаете! А вот мне один знакомый говорил, что в некоторых случаях башенка ходит, как конь!
– Ваш знакомый не умеет играть! – говорит он, еле сдерживаясь.
Я начинаю защищать несуществующего знакомого.
– Не умеет играть? – возмущаюсь я.– Да он играл в одновременном сеансе с Талем и съел у него короля! Понятно? Съел!
– Королей не едят. – И он ставит ладью на место.
Расстроенный, не глядя на доску, я делаю ход.
– Что вы делаете! – в ужасе кричит он.– Это же... Это же... – Он не находит слов.
– Что? Опять не по правилам? – угрожающе спрашиваю я, готовый прекратить игру.
– Нет! Но...
– вероятно, я сделал какой-то глупейший, нелогичный ход и этим помешал ему завершить атаку. Я моментально чувствую это и решаю продолжать в том же духе.
– Так никто не ходит! – кипятится мой противник.
– Никто не ходит, а я пошел! Мои черные фишки. Куда хочу – туда иду!
Он начинает бегать вокруг стола. Он садится, встает, стонет, кричит, а я хладнокровно, не глядя на доску, делаю ходы.
– Я же вам жертвую ферзя! – вопит он.
– А он мне не нужен, ваш ферзь!
– Но ведь это выгодно!
– Это уже мне позвольте знать!
– Зачем вы пошли башенкой?.. Куда вы поставили большую пешку? – он не заметил, что принял мою терминологию. И наконец взмолился: - Давайте разменяем несколько фигур, чтобы прекратить этот хаос!
– Нет! – жестко говорю я и иду королем.
Еще немного, и, бесполезно поборовшись со мной, он смешивает фигуры, прячет их дрожащими руками и, сказав: «Это черт знает что», - не попрощавшись, уходит. Поле боя за мной!
«А интересная игра», - восхищенно думаю я. Кто знает, может быть, через некоторое время я подойду к вам в парке с доской и попрошу вас:
– Сыграем!
– Я не умею! – скажете вы.
– О! Это пустяки! Я вас мигом научу!