Декримина- лизация: год спустя

Будни Большого Яблока
№27 (1054)
Мэр Нью-Йорка Билл ДеБлазио и комиссар Департамента полиции (NYPD) Билл Браттон подверглись резкой критике со стороны правозащитных и независимых экспертных организаций за разрушительную тактику декриминализации. 
 
Год назад, напомним, глава Большого Яблока заменил аресты штрафами за длинный список мелких нарушений/преступлений. Легализация мелких нарушений, естественно, развязала руки преступникам. В городе  стали чаще совершаться убийства, изнасилования и другие тяжкие злодеяния. 
 
Несмотря на очевидные минусы декриминализации и аргументированную критику в свой адрес,  ДеБлазио и Браттон продолжают защищать свою стратегию. Они утверждают, что законы в Нью-Йорке «слишком жёсткие» и «людям необходимо больше свободы». 
 
Также мэр несколько раз упомянул о темпах снижения уровня преступности. Он не пояснил, что это произошло исключительно из-за отмены арестов за мелкие преступления и нарушения. 
 
Для сравнения, при мэре Блумберге почти четверть арестов приходилась на курильщиков марихуаны, которую ДеБлазио благополучно легализовал. 
 
Самый важный момент, который отметили критики декриминализации – неделание полицейских приезжать на вызов. Если диспетчер 911 чувствует, что причина звонка незначительна, то пострадавший либо остаётся без помощи, либо полиция приезжает к нему через 5 – 6 часов. 
 
Вот лишь несколько примеров: 
 
Пожилая жительница Бруклина Энн Г. позвонила в полицию, когда увидела в общественном парке две молодых пары, которые сначала распивали спиртные напитки, потом громко ругались, затем занялись сексом прямо на лавке. Всё это происходило в два часа ночи, но полиция так и не приехала, поскольку... причины для ареста нет. Все деяния – начиная с употребления спиртных напитков на улице (public drinking) и заканчивая общественным развратом (public lewdness) – декриминализированы. 
 
Семья из Квинса пожаловалась в полицию, когда сосед начал в очередной раз выгуливать собаку на их бэк-ярде (trespassing). Раньше проникновение на частную собственность гарантировано оборачивалось арестом, однако теперь полиция приехала через 8 часов и посоветовала собачнику «больше так не делать». Ему даже не выписали штраф. 
 
Пострадавшим пояснили, что «ничего угрожающего собачник не делает», «главное, чтобы он всегда убирал за своим животным». 
 
Хулиганские выходки и драки (disorderly conduct) тоже сейчас легализованы. Лично я был в абсолютном ужасе, когда застал драку футбольных фанатов рядом со стадионом в Бронксе, где играет клуб NYCFC. Они махали кулаками и ногами прямо перед полицейскими, при этом одному очень хорошо заехали в челюсть. Стоявшие рядом офицеры что-то прокричали, а потом продолжили безмятежно болтать между собой. 
 
Житель Стейтен-Айленда возмутился, когда несколько подростков начали бросать бейсбольный мяч рядом с его машиной и в какой-то момент мячик сломал боковое зеркало. 
 
Диспетчер посоветовал звонить в страховую кампанию. 
 
Также стоит напомнить о погромах, которые устраивали поклонники социалиста Берни Сандерса и активисты экстремистского движения Black Lives Matter. Они залезали на машины, громили уличные корзины с мусором и плевались в своих оппонентов. Полицейские также бездействовали. 
 
Декриминализация  коснулась и уличного мусора. Теперь его можно подбрасывать куда угодно и в любом количестве. 
 
Мой знакомый супервайзер, работающий в билдингах Бенсонхерста более 40 лет, рассказал, что еженедельно к 30 мешкам из одного подъезда кто-то подбрасывает ещё два десятка. Полиция вообще не реагирует, советуя обращаться в Департамент санитарии (DSNY). Санитары в свою очередь проблемы на полицейских. 
 
Также знакомый супервайзер рассказал о многочисленных случаях мочеиспускания в лифтах, подземных парковках и подъездах. За Public Urination, напомним, предусмотрен маленький штраф, поэтому справлять  безнаказанно нужду можно в любом понравившемся месте. 
 
Любопытно, что все легализованные преступления ДеБлазио трактует как «злодеяния низкого уровня жизни» (quality-of-life crime). По его логике,  они являются нормой. Мол, богатые люди мочиться на улице не станут, а получателям государственных льгот, наркоманам и алкоголикам это можно позволить. Свести к минимуму численность декриминализированных преступлений можно посредством увеличения расходов на велфер, что, естественно, приведёт к поднятию налогов. Таким образом, ДеБлазио искусно шантажирует рабочий класс: если не нравится запах мочи и пьяные забулдыги в парках – оплатите им комфортабельное жильё и всё остальное. 
 
Самым большим посмешищем спустя год после декриминализации выглядит комиссар полиции Билл Браттон, окончательно предавший свою знаменитую теорию разбитых окон: «Если в здании разбито одно стекло, и никто его не меняет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого стекла».
 
Максим Бондарь