Театральные новости

Вариации на тему
№4 (354)

Европейский журнал «Данс Мэгазин» присудил приз «Лучшая балерина года» ДИАНЕ ВИШНЁВОЙ. Молодая актриса выдвинута также на российский приз «Золотая маска» за исполнение партии Золушки в одноименном балете на музыку С.Прокофьева, который поставил в 2002 году в Мариинском театре Алексей Ратманский (выдвинут на тот же приз как хореограф).
Диана Вишнёва - балерина Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Окончила Петербургскую Академию русского балета в 1995 году (педаг - Л.Ковалева). Еще до окончания балетного училища танцевала балеринские партии с прославленной балетной труппой Мариинского театра.[!] Танцует не только в России, но и в других странах. Сейчас Диана постоянно выступает с выдающимся танцовщиком наших дней – Владимиром Малаховым.
Вишнева считается одной из лучших молодых балерин мира, на мой взгляд, ей вообще нет равных. Она не только блестящая танцовщица, но и обладает редким актерским талантом, глубоким и многоплановым, не менее редким даром тончайших нюансировок и живой актерской фантазии.
Театрально – балетный спектакль («Истории Холокоста») поставила труппа Gabrielle Lansner and Company’s.
Спектакль состоит из двух отделений. Первое отделение «Адрес неизвестен» - история о двух американских евреях, партнерах по бизнесу, которые перед Второй мировой войной поехали на родину, в Германию. Второе отделение «Жена-еврейка» по одноименной пьесе Бертольда Брехта (муж-ариец и жена- еврейка в Европе во время Второй мировой войны) и «Магда» по рассказу Синтии Озик о женщине, потерявшей ребенка в немецком концентрационном лагере.
Постановщик и хореограф спектакля – Габриел Лансер. Спектакль идет с 16 по 19 января в театре «The Duke on 42nd Street».
Билеты стоят 20 долларов каждый.

В НЬЮ-ЙОРКЕ
В одном из маленьких театров нижнего Манхэттена, в Джойс Сохо, прошли спектакли любопытного балетного представления «White and Black Teathered». Я бы перевала это название, исходя из смысла балета: «Одетые в белые и черные перья». Валери Норман, хореограф-модернист, взяла за основу этого представления знаменитый классический балет «Лебединое озеро». Как она сама рассказывает в предисловии к своему спектаклю (напечатано в програмке), если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что она будет ставить балет на подобную тему, она бы рассмеялась. Но одна из книг, которую Норман прочла, натолкнула ее на мысль создать спектакль о дуализме женской натуры. Танцевальное действие, которое сочинила Норман, было названо в рекламной анотации феминистским. Не могу согласиться с такой характеристикой балета. Но и спорить не буду, тем более, что термином «феминизм» большинство людей пользуются, плохо понимая его значение. Предоставлю читателям решить этот вопрос, как им покажется интереснее. В спектакле действительно нет ни одного мужчины, его исполняют пять танцовщиц. Повторяю, балет поставлен хореографом-модернистом, хотя некоторые позы и движения рук ассоциируются с хореографией классичского балета, но в целом хореография Норман – это свободная пластика, танцы бродвейских мюзиклов, танцы дискотек. Хореограф также соединила музыку П.И.Чайковского и современных композиторов. Танцовщицы не являются профессионалами, но это совсем не редкость в модернистском балете.Сюжет классического балета «Лебединое озеро» построен на основе средневековой легенды о Принце, полюбившем Одетту, королеву белых лебедей. Балерина в классическом балете танцует как Одетту, так и ее двойника, Одиллию, черного лебедя (то ли дочь Злого Гения, то ли созданный им фантом). Коварная Одиллия соблазняет Принца обманным сходством с Одеттой и губит и его, и белую лебедь.
В балете Норман 2 акта: первый акт — мир белых лебедей, второй - черных. В первом акте танцовщицы одеты в белые туники, на головах - уборы из белых лебединых перьев. Нежные девушки беззащитны, покорны судьбе, их «королева» все время пребывает в печали и душевной тоске. Акт показался мне затянутым, хореография - однообразной.Второй акт оказался неожиданным и довольно любопытным. Танцовщицы явились на сцену, одетые в черные эстрадные платья и в черные туфельки на высоком каблуке. Черные перья на голове и черные веера в руках указывали на принадлежность к миру «одиллий». Сначала они танцевали какой-то номер, пригодный для ночного кабаре, затем затеяли борьбу за владение стулом (единственный театральный атрибут). В драке агрессивные барышни убили одну из своих подруг. Появившаяся «королева» (также в черном) в наказание отобрала у девиц по одной туфле. Эта выдумка имела определенный смысл. Пока «королева», завладев стулом, танцевала с ним какой-то слегка эротический танец под музыку вариации Одиллии из балета Чайковского, ее свита должна была развлекать свою повелительницу. "Королева" наблюдала с садистским удовольствием за своими ковыляющими придворными дамами, которые, изображая на своих лицах верноподданнические улыбки, пытались, пританцовывая, подобраться к своим туфелькам. Возникал образ-ассоциация: каждая девушка в одной туфле напоминала черную лебедь с подбитыми крылом. В конце концов "королева" взяла нож и как какая-нибудь злодейка из современных фильмов поубивала своих дам. А те метались по сцене, не имея возможности спастись (беспомощные, бескрылые лебеди). В результате Одиллия закололась сама. Свет погас. А когда он вновь зажегся, на сцену вышли все исполнительницы абсолютно нагие (даже без перышек на головах), и некоторое время строго и торжественно стояли перед слегка оцепеневшими зрителями.
Хореограф хотела, по-видимому, в конце спектакля показать женщину такой, какая она есть, как праматерь Ева. Норман хотела сказать, что нет двух женщин: беспомощной и слабой или коварной и агрессивной. Каждая женщина от природы соединяет в себе характер Одетты и Одиллии.
Можно соглашаться с такой точкой зрения, можно не соглашаться, но балетный спектакль показался мне в достаточной степени интересным. В период временного застоя, которое переживает сегодня балетное искусство, многие художники занимаются современной интерпретацией прежних сюжетов. В целом танцевальное действие «White and Black FEATHERED» было задумано и создано хореографом с большой долей фантазии как театрально-балетная притча.