Ван Дэйк. Анатомия портрета

Кинозал / Этюды о прекрасном
№12 (1039)
... И счастие с тобой
Пока ты вечен и неистов
Джон Китс
 
Антонис ван Дейк - это тот наделённый огромным талантом художник, для которого живопись была вместо жизни. Изысканность, элегантность, динамизм, уникальное художественное чутьё, некий духовный аристократизм были свойственны его блестящему живописному стилю. Чтобы быть таким портретистом, нужно было буквально читать скрижали души того, кого он писал, в глубины души этой проникая. Не повторяясь. Никогда. 
Характер, отношение к жизни и к людям, прошлое и даже будущее модели были художнику подвластны. Оттого равного ему портретиста мир и по сию пору не узнал. 
 
Прибывшему из Шотландской Национальной галереи портрету этому едва ли не пол тысячелетия. Но кажется, что перед нами наш современник, интеллектуал высокой пробы. Это Николас Ланье - Божьим даром отмеченный художник, музыкант, композитор, усовершенствовавший нотную запись. Названный “мастером королевской музыки” и бывший в великом фаворе при дворе английского короля Карла I. По заказу не терпевшего промедления короля портрет и был написан. За семь дней. В усложнённой живописной технике, с пристальным вниманием к каждой из многочисленных деталей, но главное - с полным, в абсолюте признанием, кто есть этот человек. 
 
 
Анатомируя его личность. Поведав о нём всё. До дна. Портрет этот украшал тронный зал дворца. Но когда в ходе английской революции XVII века Карл “как тиран, изменник и враг государства” был казнён, дворец разграбили, а коллекция картин исчезла. Только этот портрет Николасу Ланье удалось спасти. И вот шедевр Ван Дейка перед нами.
 
Нет-нет, конечно же, не только он. Сто (100!) красочных и рисованных портретов Ван Дейка, эскизов и набросков к ним, каждый из которых - интереснейшее и высоко ценимое самостоятельное произведение, сейчас в знаменитом Frick Collection, нью-йоркском Музее Фрика. Причём столь полного собрания работ великого портретиста в Нью-Йорке ещё не было. Так что этот всему миру известный, не зря почитаемый как музей шедевров Frick Collection, преподнёс нам роскошный подарок. 
 
Мы можем прикоснутся взглядом и душой к потрясающим проникновенным работам гения и убедиться, что Ван Дейк так умел проявлять в том, кого писал, и общечеловеческие, и личностные его качества, что создал основы психоаналитического портрета.
 
Каков он был? 
На этот вопрос отвечает нам сам художник. Ему всего 21, но это уже зрелый мастер и состоявшаяся в своих оценках человека и мира личность. 
 
Этот удивительный исповедальный (художнику едва за 20!) автопортрет, этот доверенный холсту каскад откровений смело можно назвать портретом настроения. И убедиться потом, что умение постичь не только сиюминутное настроение модели, но её внутренний мир - а это куда шире, чем просто характер - нашло место в остром самовыражении: он молод, красив, всегда элегантен - его даже называли законодателем моды, умён и безмерно талантлив (и не скрывает, что убеждён в этом так же, как убеждён в своём обаянии и в своей сексуальности).
 Он нашёл то единственное дело, которому хочет отдать жизнь. И он знает, он уверен, что ждут его успех и слава. Он не ошибся.
 
 
 
Может быть, углублённое понимание человеческой сути, помноженное на какое-то невероятное, мы бы сказали - рентгеноскопическое, виденье черт  и чёрточек, особенностей характера и диктуемого им поведения в каждом человеке, каждой  индивидуальности, началось у Ван Дейка с познания самого себя? 
 
Взгляните на представленный самый ранний, в 14 лет написанный его автопортрет: наивен, но страсти уже бушуют, путь предопределён, и так хочется заглянуть в будущее - что оно сулит? И он, ученик Рубенса (в свои 14 уже ассистирует великому художнику!), в предназначение своё верит.
 
Родился Антонис в семье негоцианта. После ранней смерти отца семья жила в бедности, но мальчик увлёкся живописью, способности его заметил известный художник Хендрик ван Бален, а следом за ним сам Питер Пауль Рубенс, в мастерской которого Ван Дейк рядом с великим мастером работал. 
 
В 17 лет, что было неслыханно, принят в Гильдию св. Луки. Увлекался натюрмортами Франса Снайдерса, которого тоже почитал как учителя. 
 
Написал два портрета - Снайдерса, благородного и талантливого человека, и жены его Маргареты - олицетворение тихой любви и преданности. Они из коллекции Фрика.
 
Надо сказать, что Антверпен в ту пору стал центром западноевропейского Ренессанса, который не был только отзвуком Ренессанса итальянского, но вполне самостоятельным течением, активно способствовавшим становлению юного Ван Дейка. 
 
Потом короткое пребывание в Англии и - Италия! Знакомство с величайшими мастерами Ренессанса и их творчеством. И признание ими молодого фламандца как портретиста значительного. В своей художественной манере, в своей стилистике, в каждом своём портрете-исследовании от других отличного. Ничьему влиянию не подвластного. Особенного.
 
1623 год стал для 24-летнего Ван Дейка знаменательным: его полотно всеми без исключения грандами итальянской живописи названо было шедевром - титул для картины, даже в те славные времена, не частый. Это был выдержанный в пунцово-красных тонах портрет кардинала Гвидо Бентивольо. Молодой художник сумел показать не просто князя церкви, но человека, осенённого разумом и волей, гордостью, но не гордыней, не показной добротой. Мы можем оценить этот прославленный портрет, прибывший из Флоренции и экспонируемый, как и все крупные вандейковские портреты, в Овальном зале.
 
 Множество портретов, в том числе и весьма интимного свойства, заказаны были и выполнены Ван Дейком в Италии, а среди них  - приобретенный основателем музея Генри Фриком и представленный на выставке парадный, но не менее чем все работы мастера психологичный портрет генуэзской аристократки и ещё один автопортрет-офорт. Один из четырёх автопортретов Ван Дейка в нынешней богатейшей экспозиции присутствующих.
 
После Италии пять лет в родном Антверпене. Потом, уже после 1630-ого, - Англия. 
 
Слава мчалась впереди художника. За право позировать ему буквально сражались. Ван Дейк стал любимым художником короля. Картина следовала за картиной, шедевр за шедевром. 
 
Мы у двойного портрета: Карл I и милая, лишённая претенциозности дочь французского короля Генриха IV королева Генриэтта-Мария, которую с большой симпатией писал Ван Дейк много раз. 
 
А король? Художник не побоялся показать в портрете и обречённость, и ничтожность Карла. 
 
Впрочем, самовлюблённый монарх ничего не заметил.  
 
Это было чрезвычайно насыщенное - успехом, творческими исканиями, трудом, любовью - десятилетие. До безвременной, в 42 года, смерти. У мольберта. Через 9 дней после рождения дочки. У гроба стояли две женщины - жена и возлюбленная. 
 
Вот названный “виртуозным пассажем” портрет леди Мэри Ван Дейк в роскошном синем платье. Она, фрейлина королевы, горда положением в обществе, горда мужем, которого король возвёл в рыцарское звание, горда собой. А любовь? 
 
Трепетная любовь и нежность плещутся в портретах  многолетней любовницы художника Маргарэт Лемон. С этой хрупкой, скромной молодой женщиной мы можем познакомиться, потому что на выставке несколько её портретов, и живописных, и офортов. 
 
И обратите внимание: в  нижних залах много прекрасных гравюр Ван Дейка, который был ещё и выдающимся офортистом.
 
Гениальный художник никогда не порывал духовную связь с родной Фландрией, с традициями её искусства. Он оставил миру богатейшее, имеющее огромное историческое значение наследие: галерею уникальных портретов его современников, о которых потомки имеют теперь куда более полное представление. 
 
Эти портреты Ван Дейка, живописца, рисовальщика и гравёра, взяты и из коллекции Фрика (знаменитый собиратель разыскал и купил 9 работ великого фламандца), и из Кэмбриджа, Вашингтона, Бостона, Лондона, Парижа, Флоренции, Рима, Вены, Брюсселя, из личной коллекции английской королевы, из нью-йоркских музеев и частных коллекций и, конечно же, из Фландрии, чьё правительство принимало участие в финансировании выставки своего славного земляка.
 
А музей Фрика, как вы помните, находится в Манхэттене, на  1  70 стрит на углу 5 авеню (поезд метро 6 ло 86 Street). По воскресеньям, 11 до часа дня, плата по желанию.
 
Маргарита Шкляревская