Странная история Нахмана

Мир страстей человеческих
№2 (1029)
Те, кто думает, что на прошлой неделе главным событием в жизни страны стал окончательный приговор по делу экс-премьера Эхуда Ольмерта, несколько ошибаются
 
Барух Розин
 
 Не меньшая, а возможно, даже большая буря бушевала в среде феминисток и в юридических кругах вокруг вердикта, вынесенного “насильнику с наркотиком” Яриву Нахману (39). Даже видавшие виды юристы были поражены, когда в ответ на требование прокуратуры для него четырех лет лишения свободы, Нахману назначили 6 месяцев общественных работ – с учетом 6 месяцев, которые он уже отсидел в тюрьме. 
 
Впрочем, возможно, в столь легком приговоре стоит винить не только и не столько судей Мирьям Дискин, Циона Кафаха и Раанана Бен-Йосефа, сколько полицию и прокуратуру.
 
Эта история началась около года назад, когда 30-летняя Б. познакомилась с Яривом Нахманом в социальной сети “Фейсбук”. После нескольких недель интенсивной переписки молодые (относительно, конечно) люди решили встретиться.
 
Они договорились, что Ярив заедет за Б. домой и вместе они отправятся в какой-нибудь тель-авивский бар. Но он приехал к женщине с суши и бутылкой водки, и они остались ужинать у нее дома. Само собой, немного выпили и... дальше наступил полный провал.
 
Очнулась Б. на следующее утро в постели, обнаженной, смутно осознавая, что она все-таки у себя дома. Поняв, что у нее была близость с Нахманом, Б. пришла в душевное смятение, так как прежде никогда не позволяла себе столь скоропалительных связей и всю жизнь считала, что у нее все должно быть под контролем.
 
В тот день Б. отказалась выйти на работу, большую его часть провела в постели, а затем написала Яриву Нахману и спросила, что же между ними вчера произошло?
 
“Как ты не помнишь? Ты так хотела переспать со мной, что просто не могла сдержаться”, - сообщил он. Б. ответила, что она действительно ничего не помнит, но все это звучит странно, так как вешаться первой на мужчин не в ее стиле.
 
“Ну хорошо, считай, что я подмешал тебе в алкоголь наркотик насильников”, - написал Нахман и сопроводил это послание смешной рожицей.
 
Эта история оставила у Б. тяжелый осадок. Больше она не пыталась встретиться с Яривом Нахманом и никому не рассказывала о случившемся. Но спустя четыре месяца Б. познакомилась в социальной сети с А., которая рассказала, что познакомилась с Нахманом через “Фейсбук”, затем он приехал к ней домой и овладел ею против ее желания, связь между ними продолжалась еще месяц, а потом они расстались.
 
После этого Б. уговорила А. подать в полицию жалобу против Нахмана. Началось расследование, Ярив Нахман был арестован, позже полиция потребовала разрешить предать огласке его имя и разместить его фотографию в газете – чтобы побудить другие его жертвы, если таковые имеются, подать жалобы. В итоге против Нахмана было подано 11 жалоб, причем из рассказов женщин становилось ясно, что насчет “наркотика насильников” он не пошутил: в 9 случаях события развивались по тому же сценарию, что и с Б.
 
Дальше начинается самое интересное.
Прокуратура приходит к решению включить в обвинительное заключение только 3 из этих 11 случаев, так как по другим инцидентам, по ее мнению, доказать факт применения наркотика невозможно.
 
В ходе судебного разбирательства адвокат Ярива Нахмана заключает с прокуратурой сделку, в рамках которой тот признает себя виновным в изнасиловании А., а все остальные обвинения с него будут сняты. Меру же наказания, согласно сделке, Нахману должен определить суд.
 
Когда дело доходит до обсуждения приговора, адвокат говорит следующее:
“Да, господа судьи, мой подзащитный признал себя виновным в изнасиловании А. Но обратите внимание: у него есть немало смягчающих обстоятельств. Если он и применил по отношению к девушке силу, то весьма умеренную. Сказать, что она очень сильно сопротивлялась, нельзя, само же так называемое изнасилование не сопровождалось какими-либо телесными повреждениями. 
Более того, после него А. еще какое-то время продолжала лежать обнаженной рядом с Яривом Нахманом, а не поспешила встать и одеться. Затем их связь продолжилась, и они еще не раз были близки, причем по взаимному согласию. Наконец, я прошу учесть, что мой подзащитный уже наказан: он провел в тюрьме 6 месяцев, а публикация его фотографии и имени во всех СМИ нанесла огромный ущерб его доброму имени...”
 
И судьи соглашаются с тем, что и в самом деле доброму имени Ярива Нахмана нанесен ущерб, да и другие доводы адвоката кажутся им вполне убедительными, а потому приходят к выводу, что 6 месяцев общественных работ в данном случае вполне достаточно. Хотя, повторим, по мнению прокуратуры, Ярива Нахмана полагалось упрятать за решетку на 4-6 лет.
 
Столь мягкий приговор вызвал, в первую очередь, возмущение жертв Ярива Нахмана. Они заявили, что своими деяниями Нахман растоптал не только их тела, но и души, а судьи Дискин, Кафах и Бен-Йосеф, по сути, дали легитимацию и другим мужчинам для подобных действий. В конце концов, почему бы не использовать наркотик насильников или не принудить силой девушку к сексу, если за это можно отделаться шестью месяцами общественных работ?!
 
Это возмущение было подхвачено прессой, не преминувшей отметить, что порой даже за мелкую кражу в супермаркете суды выносят куда более суровый приговор. Кроме того, судье Кафаху припомнили, как в 2003 году в ходе обсуждения дела об изнасиловании 32-летним мужчиной 9-летней девочки он заявил: “Обвиняемый, возможно, и Волк, но девочка явно не Красная Шапочка. Она сама провоцировала встречи с ним и получала удовольствие от секса”. 
 
Многие тогда справедливо заметили, что от такого высказывания до легитимации педофилии (которая, по мнению ряда сексологов, является таким же видом врожденного сексуального влечения, как гомосексуализм, лесбиянство и др.) оставался один шаг.
 
И все же, повторим, обвинять в столь легком приговоре только судей не стоит. Если бы полиция смогла добыть больше доказательств против Нахмана; если бы прокуратура не пошла на судебную сделку; если бы израильское общество было менее терпимо к сексуальной распущенности, приговор, безусловно, мог быть иным. А тут, как говорится, неча на зеркало пенять...
 
Тем не менее, в конце минувшей недели около 200 человек приняли участие в демонстрации возле здания Тель-авивского окружного суда, протестуя против приговора Яриву Нахману. Организатор акции Лилия Пергамникова заявила, что этот оскорбительный приговор является плевком в лицо изнасилованным и пощечиной всему обществу. 
 
“Новости недели”