Марсело Гомес в роли Паганини

Культура
№34 (801)

В Нью-Йорке прошли гастроли танцевальной группы из Бразилии “Cisne Negro Dance Company”. |Эта труппа не первый раз приезжает в Нью-Йорк и всегда пользуется успехом. В ее репертуаре  современные балеты, основанные на бразильском фольклоре, который образовался от смешения нескольких этнических групп, африканской, индусской и выходцев из различных стран Европы.  В этом году в программу некоторых спектаклей был включен номер бразильца Марсело Гомеса,  лучшего (на сегодняшний день) премьера Американского балетного театра. Марсело Гомес исполнял номер собственного сочинения:  «Паганини» на музыку Паганини “Caprice op.1 no.24 in A minor”.

«Паганини» - не первое сочинение Гомеса, но до сих пор он ставил хореографические номера для других танцовщиков. Те хореографические миниатюры Гомеса, которые я видела, были построены, как диалог между танцовщиком (танцовщиками) и музыкантом, находящимся на сцене. Гомес использует тело танцовщика как второй инструмент, зримо воспроизводящий мелодию, ее темпы, ее нюансы. Так и в данном номере на сцене присутствуют оба: танцовщик Гомес и скрипач Чарльз Янг. 23-летний Янг, закончивший школу Джулиард, по определению одного из критиков, «играет классическую скрипичную музыку с обаянием  джазового музыканта».  В этом номере Гомес усиливает тему диалога между исполнителем музыки и исполнителем хореографии, которая намечалась и в предыдущих работах. Пока музыкант настраивает скрипку, танцовщик на наших глазах готовится к выступлению. Затем, замерев, закрывает глаза, выдерживает небольшую паузу -  создатель и исполнитель номера готов к выступлению.

Паганини (ибо так назван номер) вступает в определенные творческие отношения с исполнителем его музыки: часто останавливает музыканта, подсказывает темп... сам танец скорее похож на импровизацию на тему музыки, чем на заранее поставленный номер. Можно понимать этот номер и как репетицию танцовщика и музыканта (выяснение темпов, продолжительность пауз), затем  следует спектакль. Танцовщик увлекается игрой скрипача и воодушевленно исполняет вариацию в быстром темпе. Зал часто смеется вначале, а затем восторженно аплодирует  Гомесу после вариации.

Но, несмотря на несомненный успех у публики, нельзя сказать, что Гомес поставил выдающуюся хореографию. Временами кажется, что сочинитель действительно только репетирует на наших глазах свой номер, не всегда зная, что будет танцевать под следующий музыкальный пассаж. 

Можно, конечно, считать, что Гомес поставил номер для  вечера бразильского танца, где покачивание бедрами  является непреложной частью фольклора, а сам народный танец театрализован и в него включены  движения классического танца. Но – и это, на мой взгляд, главное – номер назван «Паганини». Такое название ко многому обязывает хореографа-исполнителя.

Паганини – фигура почти мистическая. Недаром о нем говорили, что он продал душу дьяволу, чтобы стать непревзойденным виртуозом-скрипачом. Да, вариация, о которой я писала, исполнена Мастером. Да, танцовщик предельно музыкален. Но в целом бесхитростно-наивная хореография, не менее бесхитростное и поверхностное поведение танцовщика на сцене скорее напоминают танцы в варьете, чем выступление великого скрипача на концерте классической музыки.
Если бы Гомес назвал свой номер, предположим,  «Скрипач» - другое дело. Но Паганини...