Юрист-убийца на работу не требуется?

В мире
№32 (799)

Осуждённый в 2003 году за похищение и убийство ребёнка на пожизненное заключение преступник выиграл судебный процесс против полиции. Теперь ему причитается денежная компенсация за ущерб, причинённый ему следователями в ходе допроса, на котором он дал признательные показания. И хотя вожделенной суммы он не получит, перед ним маячит ещё более радужная перспектива.

Осенью 2002 года вся Германия напряжённо следила за расследованием похищения 11-летнего Якоба - сына видного франкфуртского банкира Фридриха фон Метцлера. Мальчик исчез днём 27 сентября по дороге из школы домой. Уже на следующий день его отец получил от похитителя письмо с требованием выкупа в размере 1 млн. евро. Полиция, обеспечив наблюдение за местом, где были оставлены деньги, установила, что их забрал знакомый семьи фон Метцлеров - 27-летний студент 4-го курса юридического факультета франкфуртского университета Магнус Гефген.

Задерживать вымогателя сразу не стали. Полиция надеялась путём слежки за ним выяснить, где спрятан ребёнок. Но все его перемещения по городу к Якобу не выводили, зато было установлено, что на 2 октября он забронировал авиабилет на заграничный рейс в один конец. Арестовали Гефгена 1 октября. После долгого запирательства он сказал, что действовал не один, а с сообщниками (поэтому, дескать, он и не навещал похищенного). Но назвать имена сообщников категорически отказался, объясняя это страхом перед их возмездием. Затем он называл ряд ложных адресов, где, по его словам, прятали Якоба. Однако никаких следов пребывания там мальчика криминалисты не выявили.

Решающий допрос проводили вице-президент управления полиции Франкфурта-на-Майне Вольфганг Дашнер и комиссар уголовной полиции Ортвин Эннигкайт. Под давлением предъявляемых ему доказательств Гефген в итоге признался, что похищение спланировал и совершил в одиночку, а ещё через несколько часов указал и реальное местонахождение Якоба. Точнее, его тела: уже в день похищения он задушил ребёнка, связав ему за спиной руки и заклеив рот и нос скотчем, а труп утопил в озере. «Я не мог его отпустить, ведь он меня знал, и обязательно назвал бы моё имя. Но мне очень нужны были деньги, чтобы обеспечить себе пристойную жизнь», - оправдывался детоубийца.

28 июля 2003 года судебной коллегией по уголовным делам Земельного суда (суда второй инстанции) во Франкфурте-на-Майне Магнус Гефген был приговорён к пожизненному заключению без права ходатайствования о помиловании по отбытии 15-летнего срока. Казалось бы, в этом деле поставлена точка. Для Гефгена – да. Но не для Дашнера с Эннигкайтом.

Завершив тот изобличающий преступника допрос, Дашнер сделал приписку в протоколе, честно указав, что он использовал в ходе беседы с Гефгеном сомнительный с правовой точки зрения способ, а именно: ссылаясь на якобы закрытые данные научных исследований, недоступные студенту-юристу, он внушал ему, что если тот не признается и Якоб умрёт от истощения, а тело не будет погребено (на этом этапе следствия ещё не было известно, что ребёнок задушен), то похитителя до конца жизни будут мучить видения, причиняющие ему невообразимую боль. Такой «тактический приём» Дашнер объяснил тем, что главным на тот момент являлось скорейшее освобождение Якоба.

Когда дело поступило в прокуратуру, там прочли эту приписку и начали отдельное расследование. Допрошенный Гефген живописал прокурорам уж совсем чудовищную картину: что Дашнер и Эннигкайт грозили водворить его «в камеру с двумя огромными черными-гомосексуалистами», а после этого им займётся «полицейский специалист по пыткам, который уже летит сюда на вертолёте».
Именно в части, касающейся «пыточника», показания Гефгена совпали с припиской Дашнера: Гефген говорил, что полицейские начальники запугивали его «невообразимой болью».
Инициированный прокуратурой судебный процесс над Дашнером и Эннигкайтом начался в ноябре 2004 года и уже через месяц завершился обвинительным приговором - многотысячными денежными штрафами и смещением с должности. В мотивировочной части приговора отмечалось, что «угрозы применения пыток нарушают фундаментальные права человека». Это обстоятельство и использовал Гефген.
Он обратился в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге, требуя отмены приговора франкфуртского суда, поскольку его признание было получено незаконным путём. В 2010 году судьи ЕСПЧ частично удовлетворили его иск. Отметив, что вина Гефгена, кроме его признания, подтверждается целым рядом объективных доказательств, и оснований для пересмотра приговора нет, судьи тем не менее усмотрели в действиях Дашнера и Эннигкайта нарушение ст. 3 Европейской конвенции по защите прав человека, запрещающей пытки. На этом основании они обязали Федеральное правительство Германии возместить Гефгену взысканные с него судебные издержки в сумме 1723,40 евро. Но детоубийца этим не удовлетворился.
Вооружившись вердиктом ЕСПЧ и приговором Дашнеру и Эннигкайту, он обратился в коллегию по гражданским делам Земельного суда во Франкфурте с требованием взыскать в его пользу с властей Гессена 10 тыс. евро в качестве компенсации за причинённый ему моральный ущерб. При этом он ссылался на появившиеся у него после допроса психические расстройства, вызванные страхом перед пытками. И в прошлый четверг, 4 августа, судья Кристоф Хефтер огласил своё решение по этому делу.
Сочтя действия Дашнера и Эннигкайта тяжким правонарушением, вред от которого может быть заглажен только денежной компенсацией, судья обязал правительство земли Гессен выплатить Гефгену 3 тыс. евро за перенесённые им страдания. Снижение суммы, против запрошенной истцом-детоубийцей, Хефтер мотивировал тем, что психологи не смогли прийти к единому мнению относительно последствий страхов осуждённого. На написание этого «судьбоносного» решения, в котором содержалась ещё одна курьёзная ремарка (о ней мы скажем позже), у судьи ушло ровно 40 минут.
Когда Гефгена выводили из зала суда он довольно ухмылялся. Ещё бы: хоть как-то ему удалось «умыть» своих разоблачителей! Вот только недолго пришлось ему радоваться.
По законам Германии, в случае признания подсудимого виновным  вся сумма судебных издержек возлагается на осуждённого. И только при отсутствии у него средств или их недостаточности эти расходы полностью или частично списываются за счёт бюджета. За процесс по делу о похищении и убийстве 11-летнего Якоба фон Метцлера Гефген задолжал госказне 71 тыс. евро. И как объявила вечером  понедельника, 8 августа, оберпрокурор франкфуртской прокуратуры Дорис Мёллер-Шой, 3 тыс. евро, которые «отыграл» у земельного правительства Магнус Гефген, будут зачислены в бюджет для частичного погашения имеющейся у него задолженности по судебным издержкам.
 А теперь несколько слов о «ремарке» Кристофа Хефтера – судьи, специализирующегося на рассмотрении гражданских исков к земельным органам власти и управления.
В мотивировочной части своего решения по иску Гефгена он указал, что «следствие, угрожая подозреваемому пытками, не исчерпало всех законных способов добиться истины». Вот уж, как говорится, умри, Денис, лучше не скажешь! Во-первых, если уж на то пошло, то почему же уважаемый судья не перечислил все эти законные способы? А во-вторых, напрашивается вопрос: а если бы Дашнер с Эннигкайтом, исчерпав все мыслимые судьёй способы, всё-таки не добились бы истины, тогда, получается, пускать в ход угрозы можно? Впрочем, всё это из области пустой риторики на тему «Этика и здравый смысл; что первично?». Интересней другое.
Как отмечалось в начале этого очерка, на момент ареста Гефген являлся студентом 4-го курса юрфака. И отсиживая полученный срок, времени зря не терял. Мало того что он написал автобиографическую книгу «Наедине с Богом. – Путь назад» («Allein mit Gott- – Der Weg zurьck») - подобными «мемуарами» балуются многие пожизненники. Но он ещё и выполнил заочно всю программу университетского курса и успешно сдал первый из предусмотренных двух госэкзаменов.
В Германии учёба зеков приветствуется: она считается важным этапом социальной реабилитации осуждённых. Дескать, выйдет он на свободу, а у него и специальность в руках! И если предположить, что Гефген сдаст и второй госэкзамен (а почему бы и нет?), то диплом юриста у него в кармане. Могут спросить: а зачем пожизненнику диплом? А вот это и есть то самое «интересное другое».
Основной закон ФРГ предписывает, чтобы у каждого заключённого была перспектива выйти на свободу. И предписание это неустанно исполняется. По данным федерального Криминологического исследовательского центра в Висбадене, преступники, осуждённые к пожизненному заключению, отбывали, в среднем по стране, по 17 лет. Да, по истечении 15 лет - то есть в 2017 году - Гефген не может ходатайствовать о помиловании. Но ещё через два года, то есть в 2019-м, - вполне. И так же вполне его могут помиловать – примеров тому в Германии масса. И году эдак в 2020-м  он перешагнёт порог тюрьмы дипломированным юристом. И будет-то ему всего 45 лет – мужчина в расцвете сил! А уж какой жизненный опыт!.. Другой уж вопрос – а кому будет нужен юрист-детоубийца? Но в современном либеральном обществе возможны всякие чудеса.


Комментарии (Всего: 5)

Ты, чмо, зачем фамилию Дебрера себе присоединил? Типа женой стал?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Кузьма и Правило-вы случайно на любовники этого Дебрера,что так его защищаете?Обычно педерасты за своих готовы глотку перегрызть.Ладно,не буду мешать.Трахайте друг друга.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ты, Анти, чувствую гомик. И очень симпатизируешь этой мрази прыщавой. Дебрер всё правильно пишет. А суды европейские - гнусь. Примеров море.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Какой же ты АнтиДебрер, если читать не умеешь? Начни с кубиков, а газеты оставь взрослым дядям.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Дебрер как всегда не догаваривает.3 тысячи евро еще никто не дал этому ублюдку,окончательное решение выносит суд высшей инстанции во Франкфурте,и то что он не вынесет положительного решения мало кто сомневается.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *