Небесная застава Лос-Анджелеса

Америка
№28 (795)

Международный аэропорт Лос-Анджелеса, известный как LAX, имеет наконец все шансы вернуть себе былую славу главных воздушных ворот западных пределов Америки. Колоссальная сумма в 4 миллиарда долларов была выделена на его реконструкцию и модернизацию.

Помнится, впервые мне довелось познакомиться с LAX еще в 1987. Приехав в Америку гостем, я сначала провела неделю в Сан-Франциско, где на всё смотрела, широко распахнув свои советские глаза. Всё было в диковинку – магазины, сервис, сказочно-красочный опрятный уют будто с картинки сошедших улиц. Аэропорт в Сан-Франциско представлялся этаким храмом чистоты и порядка, отлаженным до мелочей, лоснящимся от буржуазной самодостаточности...
И вот я в Лос-Анджелесе. Мне хорошо запомнились те первые впечатления – замусоренный аэровокзал с беспорядочно снующими толпами пассажиров. Другой, однозначно более низкий уровень и неопрятность во всем ощущались даже на мой неизбалованный сервисом зашоренный взгляд. Такой разительный контраст с аэропортом в Сан-Франциско вызывал недоумение и разочарование. А ведь это было всего несколько лет спустя после его реконструкции перед прошедшими в 1984 году в Лос-Анджелесе летними Олимпийскими играми. И с тех пор он практически ни разу не обновлялся на протяжении 27 лет.

LAX занимает среди воздушных гаваней мира шестое место по степени загруженности. Аэропорт не только обслуживает Лос-Анджелес, крупнейший мегаполис Калифорнии и второй по численности населения город в США, но и частично выполняет военные функции (в частности обеспечивая быструю доставку пограничников к местам локации береговой тихоокеанской охраны). Аэропорт давно уже с трудом справляется со своими обязанностями, входя в число наихудших по стране. Да и может ли быть иначе, если он элементарно устарел.

Основан он был в 1930 году, как частная собственность, а в 1937 город выкупил его, объявив муниципальным аэродромом. В 1941 он получил свое название, а международным стал с 1949. До этого главными воздушными воротами Лос-Анджелеса были “Аэровокзал штата” в Бербанке и Grand Central Airport в Глендейле.

LAX занимает приблизительно 3,5 тыс. акров Тихоокеанского побережья. Такое местоположение диктует и сегодня свою специфику полетов. Низкая облачность над поверхностью океана и туманы зачастую заставляют пилотов заходить на посадку ниже положенного, а при взлете отклоняться от курса на восток, в сторону Онтарио.

Поначалу он имел 8 терминалов, расположенных параллельно друг другу, с отдельно стоящими зданиями, которые сообщались между собой посредством подземных тоннелей.

Полвека назад в центре аэропорта было возведено этакое футуристическое сооружение, похожее на гигантского паука или “летающую тарелку”, приземлившуюся на четыре железобетонные ноги. Назвали его Theme Building (“Здание-Символ”). Тарелка-паук и впрямь стала символом аэропорта, его визитной карточкой. Позднее муниципалитет Лос-Анджелеса объявил ее культурным и историческим памятником. Внутри “Символа” - ресторан. Туристы и пассажиры могли подниматься на лифте, расположенном в центральной опоре, под стеклянный купол сооружения и оттуда обозревать аэропорт со всеми его воротами, рулежными дорожками и взлетными полосами. Однако после 11 сентября доступ к куполу из соображений безопасности был перекрыт, и вновь открылся для посетителей – пока только по уик-эндам, лишь с позапрошлого лета.

Первые реактивные самолеты появились в LAX в 1959 – на рейсах Лос-Анджелес–Нью-Йорк, а первые Боинги – в 1970. За три года до летних Олимпийских игр 1984-го аэропорт начали существенно расширять, готовя его к приему большого количества гостей. К восьми терминалам, различаемым лишь по порядковым номерам, с западной, торцовой стороны был добавлен девятый, интернациональный – имени Тома Бредли, самый большой и просторный, ставший основными международными воротами аэропорта. А название свое он получил в честь первого черного мэра Лос-Анджелеса, весьма деятельного, остававшегося на своем посту целых 20 лет.

С годами количество рейсов продолжало расти, ведь LAX обеспечивает связь со всеми крупными городами и странами мира. Он работает как конвейер – каждые две минуты в воздух взмывает один самолет. Росло и население вокруг аэропорта – жилые районы обступили его со всех сторон. И где-то с середины 90-х оно взбунтовалось против соседства огромного, напряженного и постоянно увеличивающего потенциал аэропорта – взбунтовалось против шума, загрязнения окружающей среды и постоянных пробок на фривеях.

Под давлением общественности, которое переросло в целый ряд судебных процессов, а также из-за несоответствия уровня аэропорта международным стандартам, нагрузка на LAX была вынужденно снижена – часть рейсов перенесли в аэропорты соседних городов – в Сан-Франциско, Сан-Диего, Лас-Вегас. Согласно взятым на себя обязательствам, LAX закрывал пару ворот, как только количество пассажиров, пропущенных через него, превышало 79 млн в год.
Пока политики и хозяева воздушного порта воевали с соседями, он неуклонно устаревал, отставая от своих собратьев. И это становилось все заметнее не только по внешнему облику терминалов, залов ожидания и т.д., но и в первую очередь по отсутствию современных удобств. Залы стали слишком тесными для постоянно растущего потока пассажиров, с водопроводом появились проблемы, эскалаторы часто ломались, а с опор “Летающей тарелки”, то бишь символа аэропорта, осыпался бетон. Кроме всего прочего, выяснилось, что старые ворота не приспособлены для приема современных широкофюзеляжных лайнеров, включая гигантский Аэробус A380.

Некоторые пассажиры, часто пользующиеся одними и теми же авиалиниями, начали отдавать предпочтение аэропортам соседних городов. В частности, Сан-Франциско, где в 2000 году открылся потрясающий международный терминал.

Чтобы не утратить окончательно статус международных ворот Западного побережья страны, LAX все настоятельнее требовал вмешательства. И мэру Лос-Анджелеса Антонио Виллэрэйгосе удалось найти общий язык с бунтующими соседями аэропорта, сделав так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. В частности, в окна всех близлежащих домов были вставлены – за счет аэропорта – двойные герметичные стеклопакеты, создающие звукоизоляцию.

Техническое обновление LAX началось с терминала Тома Брэдли – в 2006 году, при смете в $503 млн. На следующий год, несмотря на разразившуюся в стране рецессию, муниципалитет Лос-Анджелеса одобрил новый проект, стоимостью уже $1,2 млрд и предполагающий не косметические меры, а практически новый терминал с 10 воротами, с использованием дополнительной территории, занятой под ангарами, и строительство подземных галерей для пассажиров.

Аппетит, говорят, приходит во время еды. В 2009 году было принято решение о более масштабной модернизации аэропорта, с обновлением всех коммунальных систем его обслуживания, но по-прежнему с основным упором на терминал Тома Брэдли. Окончательная смета составила уже не 1,2, а 4 миллиарда долларов.
Автор проекта - американский архитектор с мировым именем Кертис Фентресс, член Американского института архитекторов и Королевского института британских архитекторов, основатель проектного бюро Fentress Architects, получившего свыше 240 наград за свои выдающиеся проекты. Построенные им аэропорты мгновенно объявляются лучшими в мире и удерживают свою марку последующие несколько лет. Это аэропорт Денвера (1995) с тефлоновым перекрытием, похожим на деревню гигантских белых вигвамов, и Международный аэропорт Инчхона в Южной Корее (2001).

Миллионы пассажиров международных рейсов, попадая в Город Ангелов через устаревший терминал Тома Брэдли, оставались недовольными из-за целого ряда неудобств, что не делало чести ни хозяевам города, ни аэропорту. Кертис Фентресс взялся исправить ситуацию – и в плане дизайна, и в плане удобства, и в плане экологии.

Близость Тихого океана вдохновила Фентресса на соответствующий дизайн – с перекрытиями, напоминающими накатывающие на берег волны. Большое внимание при проектировке международного терминала было уделено проблемам экологии с соблюдением самого высокого уровня сертификации LEED – Лидерство в энергоэкологическом проектировании, присваиваемой Американским советом по экологическому строительству (U.S. Green Building Council).
4 миллиарда – сумма более чем солидная, особенно если учесть, что речь идет не о строительстве нового объекта, а о его реконструкции. Терминал Тома Бредли, сообщает Кертис Фентресс на своем сайте, будет модернизирован и расширен на 1 млн кв футов, что позволит увеличить таможенную зону с поистине гигантским центром приема пассажиров. Прежние два зала ликвидируют и заменят новыми, уже не с 10-ю, а с 16 воротами, из которых 9 будут принимать крупногабаритные пассажирские авиалайнеры последнего поколения.

Украшением и визитной карточкой нового терминала станет “небесный мост” из стекла и стали, “громадный зал с высоченными стеклянными потолками в стиле модерн, высококлассные рестораны, шикарные гостиные и роскошные бутики”.  Вводить в строй его будут поэтапно, начиная с 2012 года, и полностью откроют в 2014. Не останутся без внимания и остальные восемь терминалов, а также взлетно-посадочные полосы и рулежные дорожки.

“Мы хотим уложиться в трехлетний срок там, где другие аэропорты тратят на такую работу 7-8 лет”, – сообщает исполнительный директор аэропорта Джина Мари Линдси. Но при этом оставляет себе путь к отступлению, подчеркнув, что амбициозный план модернизации LAX опирается на оптимистичные прогнозы, что штат не настигнет новая волна экономического спада, атаки террористов или очередные игры с ценами на бензин и как следствие – на авиабилеты.
Чтобы иметь возможность финансировать намеченные преобразования, аэропорт продал облигации на $2 млрд. Долг будет погашаться за счет сборов, взимаемых с авиакомпаний, дохода от концессий и сборов, добавленных к стоимости билетов.

- Лос-Анджелес – один из мировых центров развлечений, международной торговли и моды, – говорит архитектор Кертис Фентресс. – Аэропорт – первое и последнее впечатление, которое приезжающие получают от этого великолепного города. Лос-Анджелес заслуживает аэропорта мирового класса, который во всем мире воспринимался бы как достопримечательность. Я обещаю, что наша модернизация превратит “LAX” в “L.A. WOW!”