Цифры и эмоции

Репортерский дневник
№52 (348)

В просторной комнате одноэтажного здания дождливым утром молча сидят три десятка мужчин. Телевизор включен на 1-й канал местных новостей, откуда идет непрерывный репортаж из Манхэттена с места переговоров руководства МТА и лидеров профсоюза транспортников о новом 3-летнем контракте. Здесь же, по другую сторону Ист-ривер, собрался на очередное заседание забастовочный организационный комитет.
Потягивая кофе, все смотрят в телевизор, хотя реально ничего нового не ожидают: обе стороны так же настроены антагонистично друг против друга, как весной 1980 года, когда переговоры закончились грандиозной забастовкой, поднявшей на ноги (и в буквальном смысле слова тоже) все население 8-миллионного города. Здесь ждут прибытия свежей агитационной литературы из типографии, которую вызвавшиеся волонтеры развезут по станциям метро и торговым центрам для разъяснения горожанам причин сложившегося положения и поиска поддержки.
А пока то и дело выбирающиеся на улицу покурить водители автобусов, машинисты, электрики, уборщики перебрасываются короткими фразами и высказывают свое мнение – все на ту же тему, которая на всю неделю вдруг стала главной темой разговоров практически любого нью-йоркца вне зависимости от рода занятий. Будучи заинтересованным лицом (как член профсоюза и представитель типичной иммигрантской семьи, полностью полагающейся на работу общественного транспорта), ограничусь записью чужих разговоров, а выводы предоставляю сделать читателям.
- Повышать плату за проезд ни в коем случае нельзя! МТА еще летом начала запугивать население 2-долларовой оплатой, чтобы сейчас обвинять нас в выворачивании рук. Но Роджер (Тусон, лидер профсоюза – Прим. автора) разгадал их маневр и подключился к кампании за сохранение существующей проездной оплаты. Поэтому в этот раз мы получаем больше поддержки от ньюйоркцев, чем 3 года назад.
- А я считаю, что бастовать надо, но не сейчас, а сразу после окончания года. Все остановить, как только на Таймс-сквер светящийся шар коснется земли! Вы только представьте себе: миллион подвыпивших гуляк застрянет в Манхэттене – да они мэрию с управлением МТА на куски разнесут!
- Чем бы ни закончилось нынешнее противостояние, после этого нужно бороться за отмену закона Тэйлора, ведь запретом на забастовку у нас отняли единственное орудие из рук. Сейчас нам только остается выбирать между ролями попрошайки или преступника.
- Правильно наши требуют, чтобы МТА обнародовали свои отчеты – как они расходуют миллиарды. Свежая новость – в этом требовании нас поддержал городской контролер Томпсон. Вот этого боссы МТА и боятся больше всего. Они там деньжищами расшвыриваются не из своего кармана, а из бюджета за счет проездных и дотации от штата, то есть из карманов пассажиров и налогоплательщиков. Если вытащить их расходы на всеобщее обозрение, думаю немало чинов полетят со своих кресел, а кое-кто отправится в тюрьму.
- Кстати, только мы и приносим городу выручку, если не считать полицию с их дурацкими штрафами по 100 долларов. Ни пожарные, ни учителя, ни другие муниципальные работники никакого возврата в городскую кассу не приносят.
- Это так! И при всем этом пожарники только что получили повышение в зарплате 5% в год, я уж не говорю за учителей – сразу 16%!
- Какие все-таки лгуны в МТА! Нам предлагают 0% в первый год, а потом по 2% с отчислением 2% в пенсионный фонд: то есть, на самом деле в итоге минус 2% и 0% далее! К тому же они хотят увязать повышение производительности с повышением зарплаты, так ведь за последние 5 лет количество перевозок даже по их подсчетам увеличилось на 29% - и это при том же количестве работников в 34 тысячи. Значит, производительность наша уже выросла на 29%!
- Ребята, я лично согласен на мизерное повышение, но что-то они должны сделать с медицинским покрытием. Мой дантист требует дополнительных денег за каждую процедуру, говорит, что Медикейд намного лучше моей страховки.
- Пора бы и нам заполучить пожизненную страховку, как наши менеджеры или полицейские, пожарники и другие, чтобы после выхода на пенсию не разоряться на лекарства. Вот мне скоро на пенсию можно по стажу выйти в 55 лет, но сердце ненадежное – один инфаркт меня приведет к полному банкротству. Мне остается только пахать до 66 ради Медикэра, только какой из меня будет работник – сплошные расходы для МТА. Но они деньги не умеют считать...
- Ну, ты полисменов упомянул! Мы рядом с ними вообще работяги второсортные. Когда мы в туннель вызываем полицию, чтобы наркоманов вынести или из застрявшего поезда выводить пассажиров, они перчатки и маски надевают – от железной пыли, которая в легкие навсегда оседает. А мы ведь кувалдой да отбойным молотком всю ночь в дыре вкалываем. И при этом у них больше лимит по больничному и пенсия после 20 лет работы при любом возрасте и с медицинской страховкой, да еще «сердечные» и другие бенефиты – за опасность труда. А у нас труд не опасен? Только за год трое ребят погибли. Я что-то не припомню, чтобы в этом году полисмен погиб на посту...