Клуб любителей детектива.Вера, Надежда и Идея

Эксклюзив "РБ"
№26 (793)

Часть 1. Его убили!
Переезжать моя новая соседка решила в восемь утра во вторник... Ее дом был слева от моего, буквально в полутора метрах. Я встала и закрыла окно. Лето выдалось на редкость прохладным, поэтому кондиционер на ночь я выключала, а окна открывала. Топот и переговоры грузчиков все равно было слышны. Я поняла, что больше не усну, и отправилась умываться.

Через десять минут я пила кофе в столовой и разглядывала в окно свою новую соседку. Она оказалась чуть полноватой, невысокого роста, но очень пропорционально сложенной. Лица ее я разглядеть не смогла – его закрывали от меня полы симпатичной шляпки, украшенной розочками. Грузчики носили и носили в дом огромные коробки – я даже удивилась их количеству, штук тридцать, не меньше. Интересно, что в них и куда все это она собралась ставить? Насколько я помню, Ричардсы продали дом со всей обстановкой, посудой, шторами... – мебели там столько, что крошечный пуфик некуда поставить. Они забрали только свои личные веши и фотографии...

Наконец одна машина отъехала от дома, и на нашей улочке опять воцарилась тишина. Новая соседка вместе с тремя чернокожими помощниками вошла в дом.

Я включила телевизор и села вязать. Вязание – это мое хобби, моя страсть, мое увлечение и мои деньги. Я никогда не собиралась этим зарабатывать и даже была готова вязать все эти кофточки и платья своим подругам бесплатно. Но когда подруги стали приводить своих знакомых, а эти знакомые своих знакомых... В общем, когда я поняла, что мой звездный час настал, и что до тех пор, пока руки не скрутит артрит, я могу прилично подрабатывать, стала вязать всюду и везде. Даже на заседании нашего клуба «ОМС».

«ОМС» – наше с Маргаритой изобретение. Рита – моя соседка, ее дом справа от моего. «Общество милых старушек» придумали мы с ней, когда поняли, что наши соседские посиделки уже давно напоминают заседания какого-то клуба. Членов клуба было уже 12 – отличное число! Мы очень сдружились и в ближайшее время не собирались принимать в свои ряды новеньких. Да и не было на горизонте тех, кто мог бы соответствовать нам, ведь далеко не каждая встречная могла стать официально еще одной «милой старушкой». Встречались мы в четыре часа дня по вторникам и четвергам. Это было логично: в субботу и воскресенье мы все были заняты детьми и внуками, в понедельник отдыхали от родственников или от походов в гости, в среду у нас были танцы, а в пятницу почти все мы опять готовились к приезду родных.

Заседания проходили у меня на заднем дворе. На каждое такое собрание мы покупали у Гарика что-нибудь вкусное или приносили свое. Кофе, чай, соки ... – все это приобреталось на взносы членов клуба. В общем, как говорил мой внук, у нас все было организовано по-взрослому.

После обеда я вышла во двор проверить, все ли готово к заседанию. Да, стол на террасе был накрыт как всегда на 12 персон – спасибо Глории (или мисс Асенсио – она любит, когда я так ее называю) – это моя филиппинская помощница.

К четырем стали подтягиваться наши милые старушки. Обычно первой всегда приходила Маргарита, но сегодня она опаздывала. Уже пришла Барбара, Наталия, Эмми, Вера... и даже вечно опаздывающая Виктория, а Маргарита все никак не появлялась...   

- Кто-нибудь звонил Рите? – спросила Барбара.
- Я звонила, - ответила вездесущая Эмми. – Дома – автоответчик.
Мобильным телефоном Рита никогда не пользовалась, потому что боялась, что общение по нему обязательно приведет к раку головного мозга.
Мы уже, было, собрались садиться за стол без Риты – Виктория очень переживала за свой фирменный пирог с мороженым внутри – его надо было обязательно есть горячим! как вдруг раздался звук соловьиной трели – это значит, кто-то с улицы открыл небольшую калитку, ведущую ко мне на задний двор, – спасибо внуку за его изобретение!
- Гарику плохо!!! – услышали все мы крик Риты. – О боже, Гарик умирает!
Через несколько секунд из-за угла показалась и сама Маргарита Ноткин – ее было не узнать: от степенной и всегда идеально причесанной Риточки ничего не осталось! Всклокоченная и буквально подпрыгивающая Маргарита была еще и очень бледна.
- Вызывайте доктора, девочки, скорее, скорее! Гарик совсем плохой!
Первой вышла из оцепенения Вера Бабитская – когда-то, в молодости, она работала врачом в 911, но потом ушла в научную работу, стала заниматься изучением раковых заболеваний и весьма преуспела на этом поприще.
- Маргарита, звони 911, объясняй ситуацию и как доехать, - крикнула Бабитская. – Идея, пойдемте со мной, остальные – ждите врача!

Идея – это я. Точнее, я уже давно Идея Петровна – возраст совсем не пионерский... А Гарри Вайсман, он же Гарик – наш общий сосед, владелец уютной булочной на Ист четвертой. Удивительное дело – наша улочка была совсем маленькой и очень тихой. Так получилось, что детей на ней не было, а жили одни старики да старушки. Правда, на выходные почти ко всем приезжали внуки, к кому-то уже даже правнуки, но в будни это была, пожалуй, самая престарелая улица Нью-Йорка! Так вот – булочная на нашей улочке была вроде как для своих, со стороны Авеню Пи ее совсем не было видно, располагалась она ровно в центре, за домами. Но при этом была очень популярна – к Гарику за его знаменитыми булочками приезжали со всех концов Бруклина. Удивительно, что когда Гарри стало плохо, рядом с ним не оказалось покупателя с телефоном!

Буквально за пару минут мы добежали до булочной. Дверь была открыта, мы вошли – Гарик лежал на полу, на спине, как-то странно скорчившись. Недалеко от него на полу валялась разбитая чашка с остатками кофе. Вера Бабитская подбежала к Гарику, взяла его за руку, чтобы померить пульс...
- Он умер, - повернулась она ко мне через какое-то время. Меня словно окатило холодной водой:
- Как умер? Наш Гарик умер?
- Может, вам воды? – вдруг услышала я голос, мне показалось, что он прозвучал откуда-то издалека. Я подняла глаза. В глубине кондитерской сидела моя новая соседка – я узнала ее по шляпке. Женщина заняла мое любимое место за небольшим столиком, около огромного окна, оттуда очень хорошо был виден мой милый домик.
- Садитесь, ведь это, наверное, ваше любимое место? – словно пропела женщина. Она оказалась старше, чем я думала, на вид ей было около 60-ти. Крепкая, миловидная и очень спокойная. – Ваш сосед умер, как только Рита убежала за помощью, к сожалению, мы ничем не смогли ему помочь.
- Спасибо, я выведу ее на улицу, - ответила за меня Вера. – Скоро приедет 911, мы подождем ее на улице.
- С вашего позволения я останусь, Ричарду не очень хорошо, но он отказывается выходить на улицу. – Тут я заметила, в углу комнаты, съежившись, сидит Ричард Бланшеро – помощник Гарри. Он появился в булочной недавно – где-то полгода назад, но уже успел стать нашим всеобщим любимчиком. Красавчик и острослов – для каждой из нас он находил нужные слова и, упаковывая булочки в пакет, непременно пел.
- Ричард, как ты? – я подошла и приобняла его за плечи.
- Хорошо, мисс, спасибо, - он любил называть меня «miss Idea», а я не была против. – Мне очень тяжело, все произошло на моих глазах! Он, он... - Бланшеро почти плакал.
- Что случилось, расскажи нам, может, тебе станет легче?
- Я не знаю... Гарри решил приготовить кофе, ну, вы знаете, в это время дня мы с ним всегда его пьем.
- Да, да, конечно, - Вера успокаивающе похлопала Ричарда по руке.
- Он пошел на нашу кухню и крикнул мне, что у нас кончилась вода, – вы же знаете, каким щепетильным он был! Он не мог использовать воду из-под крана, -

Гарри действительно был щепетильным, и иногда это даже раздражало. Но, может, именно из-за этой щепетильности его булочки всегда были одинаково хороши? – А сегодня и вчера Гарри был какой-то особенно раздражительный! Он все время делал мне замечания, а когда я чуть-чуть передержал пироги с вишней в духовом шкафу, даже сказал, что убить меня мало!
Гарри, бедный Гарри... Как же так...
- Я предложил два варианта – или я иду по воду, или он берет кубики из морозильной камеры и делает из них воду, - продолжал вспоминать Ричард. – Гарри решил сделать воду из кубиков. Вы знаете, наблюдать за ним, когда он готовит, было одно удовольствие!
Хм, еще бы нам не знать – Гарри всегда с удовольствием показывал нам всем, как он заводит тесто, но ни разу ни у кого из нас не получалось таких булочек!
- Я смотрел на него, он налил в одну чашку воды, в другую положил кубики льда и поставил в микроволновку, чтобы вода закипела. А пока вода закипала, стал готовить кофе.  
- Извините, а на какое время была поставлена микроволновка и на какую мощность? – вдруг подала голос женщина в шляпке.
Мы недоуменно уставились на нее.
- А какое это сейчас имеет значение? – спросила Вера. – Ричарду и так тяжело рассказывать об этом...
- Простите, считайте, что это просто женское любопытство, неумное и бестактное.

С улицы раздались звуки сирены – подъехала “помощь”. Мы поднялись со своих мест. В булочную вошли полицейские. Нас всех попросили выйти из помещения на улицу.

Уже там Ричард продолжил рассказ.
- Если вам, Надя, важно, то я скажу: воду и лед он поставил где-то на две минуты и на максимальную мощность, -  обратился Бланшеро к моей соседке. – Льда он положил очень много, чтобы когда он растаял, получилась целая чашка воды. Потом он достал обе чашки из микроволновки – вода в них закипела так, что ему пришлось брать их полотенцем. Потом Гарри стал насыпать кофе. Он что-то еще добавил в напиток – какие-то свои приправы, я точно не знаю. Я хорошо помню, что мы присели за столик, чтобы попить кофейку, но мне пришлось встать и вернуться на кухню – я захотел абрикосового печенья. Когда я уходил, то Гарри сидел с чашкой кофе и пил его небольшими глотками. Уже на кухне я услышал какие-то звуки – шаги, кряхтенья, потом звук разбившейся чашки. Я выбежал из кухни – Гарри лежал на полу и держался за горло, мне кажется, он пытался порвать ворот рубашки. В этот момент зашли Маргарита и Надя, а я стал кричать: «Помогите, помогите!» Маргарита закричала что-то вроде: я за помощью! И убежала, а Надя взяла полотенце и стала махать над лицом Гарри, потом брызгать ему в лицо водой, расстегнула воротник... ну, а дальше вы все видели сами...

Ричард горестно замолчал.
- Ричи, простите еще раз, но у меня последний вопрос, - опять сказала дама в шляпке.
О Боже, назойливость и бестактность этой Нади просто не знают границ! И это моя новая соседка!
- Скажите, а вам не показалось, что Гарри сегодня как никогда следил, чтобы вы не перепутали чашки? 
- Да, - ошарашенно сказал Ричард. – Так и было, а откуда вы знаете?
Надя не успела ответить на этот вопрос – к нам подошел полицейский офицер.
- Свидетели?
- Нет, офицер, я свидетель, а это, - и она указала в сторону Ричарда, - скорей всего, убийца! Я бы очень внимательно отнеслась к тому, что он рассказывает, тем более что отпечатков пальцев на чашках не будет!
- Почему вы думаете, что это убийство? – спросила я, стараясь сохранять спокойствие.
- Потому что Ричард рассказал то, чего не могло быть! – бойко ответила Надя. В тот момент я поняла – спокойная жизнь на четвертой ист закончилась!

Вопрос к читателям:
Что насторожило Надю в рассказе Ричарда?
Ответ и продолжение истории читайте в следующем номере «Русского базара»


Комментарии (Всего: 1)

что-то со льдом и с водой в чашке... пока не понял что именно

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *