На елку - к полицейским

Без грифа "секретно"
№51 (347)

...Погоня была выдержана в лучших традициях криминальных фильмов - художественных и документальных. Визжа всеми колесами, «Хонда» с угонщиками неслась впереди, вслед им по узким улицам летели мы с напарником. «Смотри, у ребят пушки», - предупредил он, аккуратно вкладывая в мою руку тяжелый револьвер. «Бей первым Фредди!» - почему-то вспомнил я, и в тот же момент машина преступников резко воткнулась в тротуар. Опередив ее водителя, чуть замешкавшегося с длинным ружьем, я выстрелил первым. Тот рухнул, не успев даже полностью выбраться наружу, - готов![!]
Не убедившись в этом окончательно, опытный полицейский так и держал бы его на мушке, но я был необстрелянным новичком, и меня никто не учил. Моя рука с оружием еще не совсем опустилась, когда в глаза мне уставился ствол пистолета, выхваченного «убитым» из-под переднего сиденья. Еще мгновение, и три слившихся в один выстрела поставили жирную точку на моей полицейской карьере...

В маленьком зале зажегся свет, и улыбающийся страж порядка в наглаженной форме пожал мне руку. Он был снисходителен и великодушен: «Поздравляю, вы выглядели совсем неплохо». И распахнул дверь перед очередной группой желающих попробовать себя на полицейском тренажере – одном из самых привлекательных «аттракционов» единственного в своем роде Музея полиции города Нью-Йорка.
...Читая время от времени музейные материалы Маргариты Шкляревской, поражаясь не только ее эрудиции, но и способности за всем успевать и так много видеть, даже не мечтал, что смогу хоть когда-нибудь обогнать эту неутомимую женщину. Но теперь, думал я, она мне наверняка позавидует - ведь пострелять в ее любимом Метрополитене или в Гуггенхейме ей наверняка не дадут...Впрочем, не будем отвлекаться.
Покинув свое прежнее помещение на втором этаже знаменитого Кунард-билдинга на Бродвее, Музей полиции не так давно переехал в собственное отдельное здание, выстроенное около ста лет назад в стиле итальянского Ренессанса тут же в Нижнем Манхэттене в маленьком переулке неподалеку от Старого порта (Sea Port). Место незаметное, в выходные, когда пустеют окружающие его «офисные» небоскребы, совершенно безлюдное, и потому посетителей в залах обычно немного. Нужно сказать, к сожалению, так как любопытного здесь предостаточно.
Например, разве не интересно познакомиться с работой следователя по уголовным делам такого «богатого» на преступления города, как Нью-Йорк? Это можно сделать в разделе «Детективное бюро», мониторы, витрины и стенды которого рассказывают о самых современных методах криминалистов - восстановлении лица по черепу, создании фотороботов, последних достижениях дактилоскопии и использовании тестов ДНК. Здесь можно познакомиться с технологией фальшивомонетчиков, увидеть образцы их «продукции» и научиться отличать их от настоящих денег.
В отделе связи и транспорта – история и современность. В конце девятнадцатого века на вооружение городских стражей порядка поступили телеграф и первые телефоны фирмы «Моторолла», в начале двадцатого столетия появились телетайп и радиопередатчики, в конце тридцатых годов все моторизованные полицейские получили в свое распоряжение двустороннюю радиосвязь, еще через десятилетие – карманные «уоки-токи», а в 1986 году на 200 патрульных машинах уже загорелись экраны компьютеров.
В музейном «Бюро организованной преступности», как и в жизни, главное внимание уделяется торговцам белой смертью. Тут выставлены изъятые у них свертки и пакетики, пузырьки, баночки и ампулы с разнообразными наркотиками и другими «одуряющими» веществами. Желающие устроить в семье маленький дебош узнают, какое наказание им грозит, в «Бюро домашней преступности», а любители нацарапать пару теплых слов на стенах и окнах вагонов сабвея познакомятся здесь с деятельностью «Транспортного отдела». Кроме вандалов, это подразделение надзирает за бездомными - помните, один из таких бомжей набросился как-то с кирпичом на невинную жертву в многолюдном центре Манхэттена.
Кирпич, как известно, мало чем отличается от булыжника, который и в Америке остается оружием «пролетариата», бедняков, по недостатку средств лишенных возможности приобрести для подобных нужд что-нибудь более огнестрельное. Пистолетами, револьверами, автоматами, всеми этими маузерами, ремингтонами, кольтами пользовалась куда более серьезная публика. Когда-то это были терроризировавшие население целых городов банды вроде широко известной группировки Аль Капоне. Пулемет одного из его людей, карикатурно напоминающий пистолет-пулемет Шпагина (ППШ) времен Второй мировой войны и предназначенный для отправки на тот свет приговоренных конкурентов, достойно венчает выставленный в музее джентльменский набор старинных и современных убойных машин.
Самым грубым средством убеждения среди них были выставленные в одной из витрин гранаты-лимонки. Правда, когда главная роль в отъеме имущества у добропорядочных граждан отводилась элементу неожиданности, в ход пускались более хитрые штуки. Например, извлекаемые из обычной трости пистолеты, складные ножи с огнестрельными стволами, пистолеты с примкнутыми к ним штыками или спрятанные в скрипичном футляре инструменты - двустволки...
Вероятно, для того, чтобы успокоить посетителей, напуганных всем этим арсеналом, рядом с ним установлена настоящая тюремная клетка для двоих заключенных. Ничего такого, о чем бы мы не слышали раньше. Разве что параша сияет полированной нержавейкой да зеркало выполнено из того же металла, поскольку обычное стеклянное в руках тюремных умельцев легко превращается в орудие смертоубийства. Ежедневно же видеть свое отражение, по мнению правоохранительных органов, преступнику совершенно необходимо. Хотя бы в назидание самому себе. Привлекает внимание и обращенная к гостям музея не очень вразумительная надпись у входа в клетку: «Для вашей безопасности дверь должна оставаться открытой». Я понял это как «Добро пожаловать, преступнички!», а вы?
Для тех же гостей, кому для полного спокойствия не хватает и клетки, в соседней витрине красуются полицейские дубинки и наручники всевозможных мод и фасонов. Больше всего американцев впечатляют потемневшие от времени старинные наручники, жестко соединенные между собой и закрывающиеся кованым фигурным ключом. В этих оковах в 1865 году в суд приводили Льюиса Пейна, обвиненного в заговоре с целью осуществленного актером Джоном Бутом убийства шестнадцатого президента Соединенных Штатов Авраама Линкольна.
Тему наручников продолжают сотни фотографий преступников, пойманных и посаженных за решетку хозяевами музея. Эти уверенные в себе бравые парни в голубых рубашках и черных фуражках обращаются к посетителям с многочисленных телевизионных экранов. Большинство из них в свое время кончили полицейскую академию, о которой здесь рассказывается особенно подробно. Постояв какое-то время у экранов на стенде академии, посетитель получает полное представление об устройстве этого учебного заведения, преподаваемых там дисциплинах, студентах и преподавателях. Эта «наглядная агитация» привлекает в ряды нью-йоркских стражей порядка многих молодых людей, в том числе и из тех, которые побывали в этих залах.
После 11 сентября 2001 года в музее оборудовали постоянную выставку, посвященную участию полицейских в событиях этого страшного дня. Множество фото очевидцев. На полиэкранах беспрерывно демонстрируются запечатлевшие трагедию Всемирного торгового центра документальные кадры, тут же раздавленные обрушившимися зданиями мотороллер и автомобиль с надписью «Полиция Нью-Йорка», обгоревшие личные погибших полицейских-спасателей - пояс с разорванной кобурой, связка поржавевших ключей, смятое переговорное устройство, оружие... А лучше всяких слов и изображений об ужасе, творившемся на горящих этажах, рассказал мне буквально сплавленный с обломком бетона полицейский пистолет.
Особое внимание в музее уделяют молодежи. Его посещения парнями и девушками рассматривают здесь как своеобразную профилактику преступности. С этой целью служащие этого необычного учреждения проводят встречи детей с ветеранами полиции, которые могут не только рассказать много интересного из своей многолетней практики, но и ненавязчиво, исподволь внушить ребятам еще большее уважение к закону.
Подобные встречи обычно проходят в мемориальном зале Теодора Рузвельта. Будущий двадцать шестой президент Соединенных Штатов Америки с 1895 по 1897 год поистине железной рукой наводил порядок в Нью-Йорке. Руководя городским Департаментом полиции, он разработал для своих служащих новый дисциплинарный устав и непримиримо боролся с коррупцией личного состава...
Следуя установившейся традиции, в предновогодние дни с 26 по 30 декабря с полудня до четырех часов Музей полиции Нью-Йорка принимает гостей. Приглашаются семьи горожан в полном составе. Для детей и взрослых здесь подготовлены развлечения на любой вкус. А главным событием праздника станет елка, в украшении которой в субботу 14 декабря также могут принять участие все желающие.
Адрес музея: The New York City Police Museum, 100 Old Slip (этот переулок соединяет улицы Water Street и South Street в Нижнем Манхэттене рядом с Sea Port). Ближайшие станции сабвея: Wall Street, Whitehall Street или Broad Street. Вход свободный, но хозяева музея обращаются к гостям с просьбой о пожертвовании. Дополнительная информация в вебсайте музея www.nycpolicemuseum.org.