Детектив. Пираньи во время отлива

Эксклюзив "РБ"
№23 (790)

Продолжение.
Начало см. “РБ” NN788, 789

Часть 3

Турковский, Турковский, Турковский... В редкие минуты хорошего отношения, как большой подарок на столетний юбилей, – Петрович. Эх, Алена, сколько же ты еще будешь надо мной издеваться? Я – Валерий Петрович Турковский, человек, который ежедневно спасает жизни, доктор, к мнению которого прислушиваются специалисты с огромным стажем, при виде Алены Волковой становлюсь просто пластилиновым. Буквально стелюсь под ее ноги персидским ковриком, заглядываю ей в глаза, как напроказившая собака, выполняю желания, как крестная Золушки!

Мы познакомились сто лет назад. До сих пор помню этот розовый опухший нос и заплаканные глаза. Не знаю ее первое впечатление обо мне, а она мне тогда почему-то показалась похожей на куропатку – маленькая, беззащитная... Очень скоро выяснилось, что я погорячился – беззащитной она точно не была.

Я давно люблю. Правда, первое время я не понимал этого. Свято верил в дружбу между мужчиной и женщиной... Теперь недоумеваю, как я мог так думать? Может, это случилось из-за того, что сама Алена меня сразу восприняла исключительно как друга? Так или иначе, за те годы, что мы были знакомы, и она успела закрутить головокружительный роман, едва не стоившей ей жизни, и я закрутил... Точнее, я вообще женился... Кстати, Алена гуляла и на нашей с Аллочкой свадьбе. И выглядела тогда искренне радующейся событию. Правда, произнося очередной тост, она словно напророчила: «Валера, поздравляю тебя и твою нынешнюю жену Аллочку...»

Жена действительно оказалась «нынешней», через девять месяцев наш брак с треском развалился. Еще три месяца после этого Алена мужественно выслушивала мои изливания по этому поводу – что тут поделаешь, я, видимо, жираф. В том смысле, что до меня всегда долго доходит – долго доходило, что люблю Алену, долго доходило, что развод – это только к лучшему...

- Алена, а если нам пожениться? – неожиданно спросил я ее однажды. – А что? Мы сто лет знакомы, почти не ругаемся, ты привлекательна, я чертовски привлекателен... 
- Турковский, ну это же инцест, - перебила меня Алена, даже не дослушав.

И я, дурак, смирился. Побоялся, что своим признанием в любви напугаю и потеряю навсегда. Хотя какой к черту инцест? Уверен, она испытывает ко мне совсем не родственные чувства, просто боится это показать.

Сначала мы просто дружили. А потом на ее горизонте появился этот урод – Алекс. Три с лишним года он капал на нервы ей, она себе и мне... Жаль, что я не сломал ему нос, а всего два раза дал по морде. Потом еще почти год Алена приходила в себя после того, как осталась одна. А я в какой-то момент понял – или сейчас, или никогда. Надо брать быка за рога. И открыл сезон охоты на куропатку.

План казался мне простым и оригинальным, безупречным и романтическим. В общем, я сам себе пел дифирамбы, когда придумывал его. За неделю до начала операции «Куропатка» я сказал ей, что еду в командировку, и попросил поливать цветы в мое отсутствие. На самом деле моя «командировка» проходила рядом с домом – в гостинице с романтическим названием «Mi amas vin», что в переводе с эсперанто означает: «Я люблю тебя». У Алены патологическая страсть к языкам – она запоминает песни, фильмы на чужих ей языках, а в Чайнатауне может поговорить с китайцами о рыбе... В общем, я надеялся, что, она, увидев название отеля, тут же вобьет незнакомую ей фразу в Гугл и получит ответ.

Название отеля было первым знаком. Еще одним знаком было второе объявление в «Русском базаре», его можно было найти уже на следующей странице после первого.

Звонок под утро, трагический шепот по телефону, манекен, объявления... я готовился всю неделю, и Волкова клюнула, все шло как по маслу. Я ждал ее в отеле. Для романтического завтрака уже был накрыт стол, во время утреннего чаепития я решил идти ва-банк. Меня пригласили на работу в Калифорнию - хорошая зарплата, отличный госпиталь – я принял решение уехать. Или она едет со мной, или я уезжаю один, и тогда больше никаких: помоги, объясни, займи денег, будь другом... Или она со мной. Или меня больше в ее жизни не будет.

До приезда Алены оставалось всего ничего. Я спустился вниз к портье, хотел, чтобы она одна зашла в номер и увидела все: и цветы, и кольцо в коробочке на столе, и романтически накрытый стол...

Алена буквально пробежала мимо меня, но не успела скрыться за поворотом лестницы, как в отель стремительно вошли двое молодых мужчин. Они были похожи как два брата – старший и младший. Старший указал глазами вслед Алене, и они молча пошли за ней. На желающих познакомиться с девушкой они похожи не были.

Я быстро рванул на лестницу и успел проскользнуть перед ними. Они поднимались по лестнице, один из них тяжело дышал – одышка... А я не мог понять, зачем им нужна Алена. Поднявшись на этаж, я пошел к своему номеру. Мне осталось сделать всего два шага, когда я услышал сзади:

- Эта сука, что, решила с нами в прятки поиграть? – говорили по-русски. – Простите, - тут же обратился ко мне один из парней, но уже на английском. – Вы тут девушку не видели? Такую – невысокого роста, в джинсах и майке?
Черт, это точно Волкова.
- Нет, - я ответил почему-то по-русски.
- Серега, он брешет, она к нему шла, - тот из парней, который был поменьше и помладше, видимо, хорошо читал по лицам... А я пока не понимал, что происходит.
- Мужики, вы что-то перепутали. Давайте успокоимся и обсудим все.
- Ага, щас и обсудим. Только вместе с бабой твоей.

Неожиданно меня со всей силы втолкнули в номер. Я упал почти к ногам перепуганной Волковой. Сначала я подумал, что это её розыгрыш – раскусила меня Аленка и решила отомстить. Но постепенно до меня дошло – все по-настоящему.

***
Когда «главный» увел Алену, мы остались с Эдиком вдвоем.
-  Слушай, ты сердечник что ли? – я задал, наверное, самый тупой вопрос, который можно было задать в этой ситуации.
- Не твое дело!
- Тебе лечиться надо, а не за братцем бегать.

По выражению его лица я понял, что попал. Ну, про больное сердце я не сомневался – патология, как говорится, была на лице и налицо. А вот про брата – ткнул пальцем в небо. И попал.
- Он меня вырастил, и вообще не твое дело, за кем я бегаю.
В этот момент у Эдика зазвонил телефон. Парень молча выслушал то, что ему сказали, и тяжело поднялся со стула:
- Пошли. И помни, дернешься, твоей бабе Серега башку оторвет.

Да как тут забудешь про эту заложницу, которая, мать её... умудрилась вляпаться в какую-то мутную историю на ровном месте. А еще вечно про Машу мне рассказывает, мол, к ней просто липнут приключения. Чья бы корова мычала...
Мы сели в «годзиллу». Меня посадили сзади за Аленой. Эдик уселся за водителем. Старший брат завел машину, и мы поехали – куда, зачем, к кому?

- Да, шеф, все, как ты сказал – сели все в ее машину, нашу около отеля оставили, едем. Как куда? В офис, конечно! – телефон у Сергея звонил едва слышно, так что я, не расслышав звонка, сначала подумал, что он обращается к брату. 
В трубке кто-то заорал так, что водителю пришлось отодвинуть телефон от уха.
- Я понял, шеф, понял. О’кей.
Алена сосредоточенно смотрела в зеркало заднего вида. Смотрела на меня не моргая, не уводя взгляда. Она просто смотрела, а я понимал, что должен что-то сделать, чтобы мы с ней вырвались из этой странной западни. Выходной день, утро, машин вокруг было немного. Вскоре мы выехали на магистраль, которая вела за город.
- Вы думаете, похищение людей сойдет вам с рук? – неожиданно спросила Серегу Алена.
- А ты думаешь, твое поведение сойдет тебе с рук? – передразнивая, ответил Эдик. – Не надо было брать чужое, да еще и нос в него совать!
- Я не знала, что это не для меня!
- Думать надо было!
- А вы наркоторговцы! – Алена сказала это с такой детской непосредственностью, что братья фыркнули. Но мне эта фраза совсем не понравилась, точнее, я чуть не выпал в осадок:
- В смысле «наркоторговцы»? – переспросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Валера, у них в пакете айса килограмм, не меньше, - скороговоркой ответила Волкова.
- Волкова!!! А зачем ты взяла их пакет с айсом?
- Заткнулись все! Шефу расскажете ваши сказки! – Сереге явно надоели наши разговоры, и он включил радио.
«Годзилла» между тем выехала на автостраду. Впереди недалеко от нас ехала полицейская машина. Сейчас или никогда!
- Это не вам там на обочине машут? – как можно небрежнее спросил я Эдика. Не сговариваясь, братья повернули головы налево. И Алена, кстати, тоже. Дешевый трюк, а сработало! Я рванул вперед в зазор между сидений, и вцепился в руль.
- Эдик, убери его! – заорал старший брат. Эдик вцепился в меня сзади и стал изо всех сил оттаскивать от руля. Моя голова к тому времени уперлась уже в лобовое стекло, поэтому я ногой, не глядя, от всей души пнул его. Эдик охнул и отпустил руки. Наша машина начала метаться по дороге. Я вырывал руль и сигналил, Серега бил меня куда придется, Алена сжалась в комок и визжала.   
- Убери этого дебила! – орал водила, отбиваясь от меня. Эдику негде было развернуться, наверное, на открытом пространстве я бы проиграл ему. Но в машине было очень мало места, я крепко держался за руль, и оторвать меня от него было непросто. Каким-то чудом мы ни в кого не врезались. Внедорожник съехал на обочину. Звуков полицейской машины слышно не было, видимо, пока мы начали петлять, они уже уехали... Я понимал, что проиграл. Эдик тоже это, видимо, понял, потому что держал меня больше для проформы. Я напоследок пнул его со всей силы. Он обмяк и отпустил меня окончательно.

Водитель выскочил из машины.
- Урою гада, - спокойно, но очень страшно сказал Серега, доставая пистолет. – Эдик, выходи!
Эдик не отзывался. Я посмотрел на него – младший брат не дышал.
- Эдик! – Серега подскочил к машине с той стороны, где сидел Эдик, и открыл дверь. Парень по-прежнему сидел без движения. Я потрогал пульс – тишина. Посмотрел зрачки – они были расширены. У Эдика остановилось сердце.  То ли от моего удара, то ли еще почему, но факт оставался фактом – сердце не билось.
- Бери его под мышки, быстро! – я понимал, чтобы вернуть Эдика к жизни, у меня есть не больше пяти минут. Сереге не пришлось ничего объяснять, он взял брата под мышки и потянул на себя. Я выскочил на улицу. Вместе мы уложили парня на землю.
- Вызывай помощь! – скомандовал я. И начал делать непрямой массаж сердца. Примерно через две минуты Эдик стал розоветь – это заметила Алена, про которую в тот момент я совсем забыл.
- Валера, он уже не серый! – вдруг закричала она мне прямо в ухо. Я проверил пульс – он появился, пусть и пока слабенький. Зрачки стали реагировать на свет.
- Жить будет, - тихо сказал я. Услышав это, Серега заплакал.   
Все хорошие врачи – немного психологи. И поверьте мне – врачу, психологу и просто мужчине – ничто так не сближает, как пережитая вместе экстремальная ситуация. Теперь Алена смотрела на меня совершенно другими глазами. Как, собственно, и Сергей. Эдик лежал на земле. В сознание он не пришел, но дышал сам.
- Ну что делать-то будем, ребята? – вдруг по-человечески сказал наш похититель. – Ты мне брата спас, а я вроде как тебя на расправу должен отвезти.

В этот момент мы услышали звук сирены – подъехала помощь. Врачи были деловиты и немногословны, Эдик в сознание до сих пор не пришел, ситуация была серьезная – это я сам, как врач видел. Старшему брату предложили немедленно поехать с младшим в госпиталь. Сергей недолго сомневался:

-  Если с Эдиком что-то случится, мать с ума сойдет. Да пропади оно все пропадом! Разбирайтесь сами! - С этими словами он сел в «скорую».
Машина с воем уехала. Я устало присел на бордюр. В дорожной пыли лежал телефон Сергея. В ту же секунду трубка запищала. В окошечке обозначилось «Шеф».

Продолжение в следующем номере


Комментарии (Всего: 2)

а может это он убийца

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Алена дура, Турковский хороший чувак. все идет к тому, что они будут вмесte!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *