ИЗВАЯТЬ В МРАМОРЕ ДЛЯ ПРОКУРАТУРЫ

В мире
№21 (788)

Нет в мире ванны, способной удовлетворить запросы Федеральной службы охраны (ФСО) высших должностных лиц РФ!

Заказ был размещен 7 апреля на сайте госзакупок. Ванна непременно должна быть сделана (здесь больше подходит слово “изваяна”) из мрамора, ценой в 300 тысяч рублей (10 тысяч долларов). Как объяснили нам потом, мрамор будут ваять не для отдохновения чекистов, а для приема зарубежных высоких гостей.

Однако ни одна фирма в стране и в мире не взялась за такое сложное дело. Заказ пришлось отменить.
ФСО - закрытая организация. И страна не узнала бы о мраморных ваннах, если бы не федеральный закон № 94 о госзакупках. Сейчас он срочно пересматривается, в него вносятся поправки. У многих возникло подозрение, что правительство под видом обновления закона хочет сделать размещение госзаказов максимально закрытым.

В рамках ФЗ № 94 действует главное достижение - сайт zakupki.gov.ru. Оттуда информация о двуспальной кровати для МВД: она должна быть декорирована ручной резьбой, изголовье и изножье покрыты золотом, также ручная резьба и позолота обязательны для прикроватной тумбочки с телефоном. Об унитазных ершиках ценой 13 тысяч для Смольного дворца (резиденция губернатора Петербурга, бывший штаб революции 1917 года), о соболиных шапках для администрации Иркутской области (25 штук, 500 тысяч рублей), серебряных часах числом 100 штук (2,125 миллиона рублей) для правительства Дагестана, дорогущих лимузинах и т.д.
Ладно бы для подарков дорогим гостям и для представительства, для украшения рабочей жизни слуг народа. Нет, каждый безумно дорогой заказ предполагает схему “отката” - то есть хищения. Как доложили президенту, объем воровства при закупках превышает 1 триллион рублей - 33 миллиарда долларов. Сайт zakupki.gov.ru делает тайное явным.

Но вот что любопытно. Не один уже год действует сайт, а чиновникам он, похоже, не помеха. Открыто размещают такие заказы, что оторопь берет. Не боятся. Не говоря уже о стеснительности: люди же все видят! Поэтому известная публицистка Юлия Калинина в одной из московских популярных газет задалась вопросом: “А где у нас прокурор?”

Не в оправдание бойцов в синих мундирах, а в объяснение могу сказать: прокуратура, как и любое правоохранительное и карательное ведомство, воюет на два фронта. С российской преступностью вообще и с преступностью внутри системы в частности. Заместитель прокурора Северного округа Москвы Вячеслав Трофимов осужден на 13,5 года заключения за взятки в виде денег, яхты и автомобилей.

Заместитель прокурора Преображенского района Ирина Полякова отбывает 11 лет в колонии общего режима за мошенничество с квартирами. Ее подельник, прокурор по надзору за органами внутренних дел прокуратуры Москвы Сергей Красницкий - 9 лет.
В колонии общего режима отбывает 8 лет начальник отдела главного управления Генпрокуратуры по Южному федеральному округу Сергей Абросимов - за мошенничество в особо крупном размере.

Набирает обороты скандал с подпольным игорным бизнесом в Московской области, который процветал под покровительством заместителя областного прокурора Александра Игнатенко, начальника управления Мособлпрокуратуры Дмитрия Урумова, прокурора Клина Эдуарда Каплуна и прокурора Ногинска Владимира Глебова.

В числе участников коррупционных схем названы прокурор Московской области Александр Мохов, переведенный недавно на должность заместителя прокурора Московской межрегиональной транспортной прокуратуры, прокурор города Пушкино Руслан Резуменко, Одинцово - Роман Нищеменко, Истры - Михаил Попков, Красногорска - Евгений Пузанов, Серпухова - Олег Базылян, межрегиональный природоохранный прокурор Павел Седойкин. Список неполный.

Главный свидетель - уволенный в прошлом году заместитель областного прокурора Станислав Буянский:
“Заместителем прокурора я стал в 2009 году... Вскоре я осознал, что вся областная прокуратура снизу доверху вовлечена в коррупционный механизм, созданный первым заместителем прокурора Александром Игнатенко. Выяснилось, что это не прокуратура, а преступная группировка прокуроров. Когда я окончательно понял, что происходит, я пошел к прокурору области Мохову. Мохов прямо заявил мне, что если я буду лезть не в свои дела, то поплачусь за это карьерой. Но карьера взяточника меня не интересовала, и я написал заявление об уходе по собственному желанию... Я уверен, что Игнатенко ходил в Генпрокуратуру не с пустыми руками и не только по служебным делам. Или вы думаете, что такое яростное противодействие следствию теперь оказывается случайно?”

В прошлом году закончилось дело так называемой прокурорской ОПГ в Северо-Западном округе Москвы. Это был солидный криминальный бизнес. Милиционеры из управления по борьбе с экономическими преступлениями подбрасывали в фирмы поддельные бумаги, прокуратура возбуждала дело о контрабанде, при обыске изымали и увозили товар - в основном компьютеры, бытовую технику. И продавали! Уже при помощи своих коммерсантов. Холдинг...

При этом прокурор округа Валерий Самойлов исправно заполнял декларации о доходах, указывая зарплату за год и имея в собственности шесть квартир в столице и особняк за городом стоимостью 2 миллиона долларов.
Москва