Кипятильник, Бэ-эмет!

Юмор
№30 (1005)
Израильские туристы за границей: лондонские встречи
 
Владимир ПЛЕТИНСКИЙ. Фото автора
 
Лондон. Пикадилли. Словно флагман, рассекающий океанские волны, по тротуару движется корпулентная дама в обтягивающих ее внушительный нахес лосинах с кружавчиками. Следом семенит субтильный муж, обвешанный с ног до головы пакетами. Лицо женщины выражает крайнюю озабоченность. Периодически она оборачивается и что-то говорит супругу такое, от чего его голова вжимается в тощие плечи.
Когда мы поравнялись, я расслышал:
— Ну, эйфо рехов шель хануйот а-эле? Эйфо? — Где улица этих магазинов? Где?
— Ани ло йодеа... — Я не знаю...
Естественное желание — помочь землякам. Спрашиваю на иврите, какую улицу они ищут. Дама обрадовано и очень вежливо начинает мне объяснять:
— Мы были с группой на одной улице, где очень много больших магазинов. А потом этот идио... Ицик... захотел обязательно увидеть Пикадилли. Нас привезли сюда. Улица как улица, ничего интересного. Магазины так себе. Через два часа мы должны встретиться с группой там, на улице ... этих магазинов... А этот... метумта... Ицик... не запомнил ее название. И название магазина, возле которого мы встречаемся. А ночью нам улетать обратно в Израиль. Как нам быть, а?
— Улица называется Оксфорд-стрит, — зная любимое место шопоголиков, уверено говорю я. — А магазин, скорее всего, “Селфридж”.
И перелистываю кадры на моем фотоаппарате, показываю этот магазин, который по ходу запечатлел накануне. Я не ошибся. Земляки были спасены. Объяснил им, как добраться до “рехов шель хануйот а-эле”, выслушал слова благодарности и с чувством глубокого удовлетворения продолжил путь по Пикадилли.
 
* * *
Эта «лингвистическая» история приключилась неподалеку от Рассел-сквер. Идем мы с женой и сыном в Британский музей. Впереди — группа товарищей, говорящих по-русски. Мы вдруг заспорили — россияне это или русскоговорящие израильтяне. 
Стали прислушиваться — на русском говорят или на «русите», выработавшемся у репатриантов из бывшего СССР русско-ивритском суржике. Разговор шел о том, что в британских отелях в каждом номере есть чайник, а вот в других местах и почаевничать в номере невозможно.
Один из этой группы вспомнил, как мучился в Амстердаме и Париже. А другой говорит:
— А я всегда беру с собой кипятильник. Сунул его, бэ-эмет, в стакан с водой, — и полный бэседер!
Таким образом, вопросы о гражданстве туристов отпали сами собой...
 
* * *
“Око Лондона”, оно же “Колесо Миллениума”. Перед туристами открывается великолепная панорама. Пара лет под сорок и девочка-подросток обмениваются по-русски репликами по поводу увиденного и узнанного. По акценту ребенка сложно не понять, что это наши земляки.
В один прекрасный момент девочка показывает пальцем в сторону Вестминстерского аббатства и восклицает:
— А вот это он, Биг-Бен-Гурион!
 
* * *
Блошиный рынок Портобелло. Мужчина лет сорока с характерным русским выговором торгуется с продавцом-пакистанцем по поводу какой-то оригинальной фарфоровой статуэтки. Рядом стоит жена и влюблено смотрит на это произведение искусства. В какой-то момент продавец говорит:
— Это последняя цена. Больше не уступлю ни пенни.
— Э, я у себя в России такое добро в десять раз дешевле куплю, — покупатель делает вид, что собирается покинуть поле брани и засовывает в бумажник только что вытащенные банкноты.
— Вы у себя В ИЗРАИЛЕ такое не купите ни за какие деньги, эта работа не серийная, — пакистанец, провожая взглядом уплывающие деньги, акцентирует именно на названии страны.
— С чего вы взяли, что я из Израиля? — удивляется покупатель.
— Только израильтяне умеют так торговаться, — разводит руками продавец. — Ладно, уступаю еще десять фунтов — но только из симпатии к еврейскому народу и в знак уважения к вашему умению вести торг.
Рукопожатие, сделка совершена.
Пара отходит от столика и муж ошарашено произносит:
— Как же он узнал, что мы из Израиля? Мы же договорились не использовать ивритские слова и сообщать, что приехали из России, а то кто знает этих террористов...
— Не знаю, Мотя, не знаю, — пожимает плечами жена. — Но на будущее лучше не держи в бумажнике паунды вместе с шекелями и твоей фотографией с милуима... Или, как минимум, не размахивай ими перед носом продавцов.