20 лет спустя

Лицом к лицу
№24 (999)
И вновь на сцене - заключительный концерт школы «Брайтон Балет», одной из самых известных сегодня русских балетных школ в Нью-Йорке. На этот раз спектакли школы совпадают с двойным юбилеем артистического директора Эдуарда Кушнарева, ему исполняется 50 лет. И в то же время  ровно 20 лет назад он стал педагогом школы. 
 
“С того момента, как Эдуард пришел в Брайтон Балет, успех школы поднялся на новый уровень. С его руководством и творческой энергией Брайтон Балет осуществил свою мечту стать одной из ведущей школой инновационной детской хореографии в Соединенных Штатах. Г-н Кушнарев сочетает современный и характерный танец вместе с классическими методами балета, для того чтобы создать интересные эйфорические танцы на сцене, и специализируется на хореографии для детей и подростков” - говорит Ирина Ройзин.
 
Эдуард Кушнарев – главный педагог и хореограф школы. Он поставил много концертных номеров и одноактных балетов. Среди них  «Щелкунчик», «Нянина сказка» («Детский альбом» П.И.Чайковского), «Гадкий утенок», «Репка”, “Болеро”, и многие другие. Эдуард Кушнарев закончил Киевское государственное хореографическое училище.
 
Н.А.: Почему Вы пришли учиться в балетную школу? Родители привели?
Э.К.: Я сам с детства хотел танцевать. Я не знал, что такое балет, но когда звучала музыка, мне хотелось танцевать. Папа купил радиолу и хорошие пластинки, к нам приходили домой соседи, и я, не стесняясь, перед ними танцевал, изображая и партнершу и партнера, мне это нравилось. А мама моя болела  часто, лежала в больнице, не могла мной заниматься. И однажды знакомая посоветовала маме отдать мальчика, который любит танцевать, в профессиональное балетное училище. Меня приняли. 
Атмосфера училища меня поразила. Впервые, когда я увидел этих детей, они показались мне  инопланетянами: с длинными шеями и маленькими головками, и ходят так  необычно... Я сначала был в восторге. Папа мне сказал: ты должен хорошо учиться.  Я и сам был самолюбивым мальчиком, поэтому я старался быть лучше всех. Наверно, поэтому я получил в училище хорошую профессиональную основу. 
У нас были хорошие учителя: Владимир Андреевич Денисенко, Валерий Ковтун, Варвара Мей, Ирина Булатова – это все учителя, которые вошли в историю балета. Поэтому я очень им благодарен. В школе мы изучали весь багаж классического танца, всю его основу. И классику, и характерный,  и бальный, изобразительное искусство, и музыку, и дыхание. Потом я попал в театр Классического балета, руководителем которого был  народный артиста Вахтанг Вронский. Там я приобрел большой опыт работы с классическим репертуаром. Я танцевал “Пламя Парижа,” “Тщетная предосторожность,” “Петрушка”, кощея в балете “Жар Птица” и Радбар в балете “Лебединое Озеро.” Мне всегда нравились характерные партии, потому что я в них я всегда мог выразить себя. Потом я работал в Испании, в театре современного танца Давида Камписа. Это было исключительно интересно и оказалось полезным для моей теперешней работы. Затем я вернулся Киев и работал в Еврейском театре Аллы Рубиной. 
 
Н.А.: Как Вы начали ставить танцы в школе Брайтон Балет.
Э.К.: Постановками я никогда не занимался и никогда не думал, что буду ставить целые балеты для маленьких артистов. Я преподавал классический танец в Испании и в Киеве, а в силу обстоятельств начал преподавать в Америке, когда решил здесь работать. Мы приехали с еврейским театром в 1995 году, выступали в Чикаго, в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке. Те времена для артиста были очень сложными, я хотел попробовать себя в качестве учителя в Америке, и решил остаться.
 
Н.А.:И как Вы попали к Ирине Ройзин в школу Брайтон Балет?
Э.К.: Это судьба. Я благодарен судьбе, что она привела меня в эту школу.
 
Н.А: А как же Вы сменили профессию и начали преподавать?
Э.К.: Я попробовал вести классы для детей, и мне понравилось. Посмотрев работу Ирины Ройзин в Брайтон Балете, я понял, что работать с детьми очень интересно.
 
 Н.А.: И Вам нравится преподавание?
Э.К.:. Для меня это была большая радость. Я раньше не преподавал для детей.  И увидел, как преподает Ирина Ройзин, и мне очень понравилось. Она преподает ласково, нежно, я не стал ее копировать. Хотя некоторые ее приемы преподавания повторяю. Но чтобы сделать ее класс более продвинутым, мне показалось правильным сочинять балеты для детей, чтобы в доступной форме показать балетные па. Потому что ребенок не понимает, что такое балет, ему надо объяснить. 
Сочинять для детей сложно. Дети лимитированы в движениях. Они не могут делать то же, что делают взрослые. Ту же хореографию. Поэтому, ставя балет для детей, ты должен придумать сначала, какие-то движения и заранее знать, справятся они с этими движениями или нет. Затем ты  должен научить ребенка этим  движениям. Но зато интересно, ты сам себе хозяин в этой работе. 
 
Н.А.: Как Вы выбираете темы для своих постановок?
Э.К.: Первая тема – это музыка, я с детства ее люблю, у меня большая коллекция музыки, и она разноплановая. Я также люблю кино, мультфильмы и книги. Они меня вдохновляют на создание интересных постановок. Когда работа над спектаклем завершена, я начинаю искать новую музыку. Новая идея дает новую жизнь.
 
Н.А.: Считаете ли Вы, что Вы реализовались?
Э.К.: Нет, как каждый артист считает, что он еще не сыграл самую главную роль, так я еще не поставил мой лучший балет. Но все еще впереди.
 
Н.А.: Когда прошлым летом в Нью-Йорк на гастроли приехал балет Михайловского театра, ученики вашей школы были отобраны для участия в «Класс-концерте». Кто отбирал детей?
Э.К.: Учеников просматривал известный балетмейстер Михаил Мессерер и его жена Ольга.  Мессерер  мне сказал, когда увидел наших детей: да, лучше я не найду. И, конечно,  для школы и для детей - и для меня лично - это было очень престижно, и мы получили хороший опыт работы в профессиональном спектакле.
 
Н.А.: Какой же  итог Вашей работы Вы могли бы подвести к своему двойному юбилею?
Э.К.: Никаких итогов. Продолжаем жить и трудиться. Жизнь продолжается. Чем больше у тебя опыта, тем больше понимаешь, что еще многому надо учиться.
 
А.Н.: Вы своей жизнью в Америке довольны?
Э.К.: Конечно! Я стал принцем, педагогом и хореографом, а также мужем и дедушкой. 
Надо, просыпаясь, каждое утро говорить Богу: спасибо за все, что я имею. 
Я бы хотел сказать спасибо всем тем людям, которые окружают меня все эти 20 лет, а именно Ирине Ройзин, моей жене, а также моим детям, внукам и коллегам по работе: Владимир Леписко, Розалия Гермаш, Лариса Акиничева, Мадина Каримова, Таня Ударцева, и родителям и детям, которые верят в меня.
 
Студенты об  Едуарде Кушнареве
 
“... .спустя месяцы, мы поняли, что Эдуард имел особое видение, которое большинство не имели. Он расширил границы танца, и самое главное, он расширил наши границы. Он заставил нас раскрепоститься и стать лучшими танцевальными исполнителями, которыми мы могли быть. Странные танцевальные движения, при законченной хореографии, оказались удивительными и оригинальными!! Вот это настоящее искусство!!!” - Елена и Лиля Ratevossian (студенты Брайтон Балета, 1994-2004).
 
“... Вы научили меня дисциплине, грациозности, и прежде всего, стремлению к созданию прекрасного искусства. Эти уроки являются наиболее важными в любой творческой карьере. Это из-за Вас я теперь могу уверенно стоять на сцене, рассказывать истории через свою музыку, затрагивать сердца зрителей, и называть себя артистом.” - Эрика Байков .
 
“... Мы все чувствуем, что нам очень повезло, что мы были вашими студентами в течение последних нескольких лет. Вы и Брайтон Балет изменили нашу жизнь в лучшую сторону. Вы учитель, в лучшем и наиболее чистом значении этого слова. Вы подтолкнули нас, чтобы преуспеть в танце, в школе, и в жизни. Спасибо за огромное позитивное влияние, которое вы оказали на сотни людей. Мы желаем вам всего наилучшего и очень благодарны за ваше присутствие в нашей жизни “- Омика, Ришика и Ашика Джикариа.
Фото предоставлены Brighton Ballet Theater
 
Нина Аловерт