Свой дом в чужой роще

В мире
№7 (774)

Правительство Израиля попросило в середине февраля 2011 года у Высшего суда справедливости (БАГАЦ) полуторамесячную отсрочку исполнения решения о сносе в еврейском поселении Эли домов двух погибших офицеров – Рои Кляйна и Элираза Переца. Основание для предстоящей экзекуции – инициированный ультралевым пропалестинским движением “Шалом ахшав” иск к жителям квартала Гиват ха-Йовель, расположенного вплотную к оливковой плантации богатой арабской семьи.

Станет ли торжеством справедливости и проявлением “самой передовой демократии на Ближнем Востоке” лишение вдов и детей павших героев единственной крыши над головой? И как перекликается судьба их домов с громкими  скандалами вокруг частных владений высших военачальников и другими сугубо израильскими явлениями?

История “незаконных строений” в поселении Эли – давняя. Сам-то этот цветущий мини-городок в Самарии, существующий с 1984 года, вполне законен и предметом территориального конфликта ни с чьей точки зрения пока не является. Но несколько лет назад живущие в том же районе арабы при поддержке так называемых правозащитников решили оспорить законность существования квартала из 12 домов, расположенных на части их сельскохозяйственных угодий. Истцы утверждали, что эти дома были построены без соответствующего разрешения властей, во что нелегко поверить, учитывая, что поселение Эли находится в ведении гражданской администрации Армии обороны Израиля. Дюжина семей военных (а именно они составляют костяк жителей Эли) ослушалась своего командования и осуществила самовольный захват? Просто пришли ниоткуда и на неведомо каком основании приобрели жилье, построенное где попало? Или все-таки эти дисциплинированные люди оказались, к несчастью своему, жертвами типичной для израильской жизни бюрократической неразберихи, ведомственного волюнтаризма и политической чехарды? Так это или нет, но 14 июля 2009 года БАГАЦ, с которым в Израиле спорить невозможно, вынес вердикт: дома подлежат сносу как возведенные без должного оформления.

Быть может, это дело так и осталось бы одним из множества имущественных споров, если бы в число кандидатов на выселение не попали семьи двух погибших майоров. Заместитель командира 51-го батальона бригады “Голани” 30-летний Рои Кляйн пал смертью храбрых в бою с бандитами “Хезболлы” 26 июля 2006 года, во время Второй Ливанской войны. Это было в деревне Бинт-Джбейль. Майор первым увидел гранату, брошенную в сторону группы его солдат, и, осознав, что времени на команду укрыться не остается, бросился спасать, накрыв ее своим телом. Он только успел крикнуть: “Шма, Исраэль!” (“Слушай, Израиль!)– слова молитвы, с которой во все века умирали еврейские воины.  Ни один из осколков не попал в них, все принял на себя майор Кляйн, отец двоих детей. Знак “Итур ха-гвура” (“За героизм”) был присвоен ему посмертно и хранится сейчас в доме, подлежащем разрушению.

А через четыре года, 26 марта 2010 года, не стало его соседа, друга и однополчанина, такого же замкомбата бригады “Голани” майора Элираза Переца. Он погиб в мирное время около контрольно-пропускного пункта “Кисуфим”. 32-летний офицер пал в столкновении с террористами ХАМАСа, вторгшимися на территорию Израиля, чтобы заложить фугасы на пути следования пограничного патруля. В доме семьи Перец теперь два портрета сыновей в черных рамках: в 1998-м в Южном Ливане погиб родной брат Элираза Уриэль - командир все того же 51-го батальона бригады “Голани”. К моменту своей гибели майор Эли из поселения Эли уже около года знал, что его дому в квартале Гиват ха-Йовель грозит снос, а семье – жене и четверым детям - выселение...

Бурный протест израильтян против такого “законного” оскорбления памяти двух защитников родины напугал даже власть имущих. 13 января 2011 года, выступая на конференции израильских промышленников, премьер-министр Биньямин Нетаниягу пообещал, что не допустит разрушения домов павших героев ЦАХАЛа, майоров Рои Кляйна и Элираза Переца. Министр обороны Эхуд Барак направил главе Верховного суда Дорит Бейниш послание с просьбой отсрочить разрушение домов в поселении Эли. Даже сами зачинщики процесса, лидеры и активисты движения “Шалом ахшав”, и те поддержали предложение о переносе даты сноса домов. Правда, эти беспощадные миролюбцы готовы сделать временное исключение лишь для домов, где пока живут вдовы и сироты погибших майоров Кляйна и Переца, по отношению к остальным же они по-прежнему требуют привести в исполнение судебный приговор и сравнять их с землей. С землей, в которой лежат Элираз и Рои и на которой должны свободно и обильно плодоносить арабские оливы.

А теперь – об израильских военачальниках, также строящих дома и владеющих усадьбами. Буквально на днях завершился драматический фарс, отражение которого несколько недель буквально оккупировало газетные полосы, радиоэфир, телеэкраны и сайты Интернета. Боевой генерал, заслуженный командир Йоав Галант лишился фактически уже полученного им назначения на самый высокий в Израиле военный пост – начальника Генерального штаба ЦАХАЛа. Галант не стал главнокомандующим из-за жалобы его соседей по элитному поселку Амикам. Аккурат накануне окончательного утверждения генерала в должности достоянием общественности стала история с присвоением им без малого трех гектаров общественной земли, на которой он расширил свою усадьбу и проложил подъездную дорогу. Все же генеральское владение занимает еще несколько гектаров, на которых находятся его огромный дом, больше похожий на дворец мавританского вельможи, и многочисленные надворные постройки. Не сравнить с типовыми домами двух майоров из поселения Эли: ну так ведь и звания разные! Сам генерал настаивал на том, что земля была приобретена им на законных основаниях и проблема лишь в неправильно оформленных документах. Хотя в данном случае и обошлось без исков “Шалом ахшав” (компроматом в генерала выстрелили другие политические “снайперы”), назначение Йоава Галанта начальником Генштаба все же было отменено. Как скажут потом – из соображений этики.
Место, которое министр обороны Барак предназначил своему ставленнику, занял другой генерал – Бени Ганц. Но и этот славный военный и очень популярный в армии человек тоже когда-то что-то и где-то не так строил! Оказалось, что некоторое время назад Ганц использовал несколько десятков квадратных метров возле своего дома в Рош ха-Айне как личный сад и пристроил крытую террасу на земле, которая ему не принадлежала. Ганцу, в принципе не готовившему себя в начальники геншатаба, повезло: буквально накануне он снес все незаконные постройки, подчинившись требованию муниципальных властей. А то неизвестно, как поступили бы с ним защитники общественной морали...

По большому счету, сенсация состояла лишь в том, что землей так распоряжались генералы. Будь они рядовыми гражданами, живущими на первых  этажах и так же втихаря забирающими под палисадники и хозяйственные загородки лоскуты земли возле обычных многоквартирных домов, никакого шума бы не было. А раз он был, да еще такой оглушительно громоподобный - значит, это, как у Маяковского, “кому-нибудь нужно”. И они своего доились.

Политкорректно неназываемым “кому-нибудь” нужно и горе семей военных в поселении Эли. Земля из-под двенадцати разрушенных домов, вернувшись в частный сельхозоборот, разумеется, повлияет на объемы продаж продукции конкретной семьи арабских аграриев. И закон будет соблюден – строго по духу и букве. Так и должно быть в поселении Эли, потому что оно – поселение. А, например, не город Лод, где только к 2003 году было зафиксировано более 1000 (тысячи) самовольных арабских строений на муниципальных землях, а с 2005 года по сию пору счет самострою вообще утерян. Здесь  можно потому, что Лод – город со смешанным населением, и не то что инспекторы мэрии – даже полиция в некоторых его арабских районах предпочитает не появляться. Дома здесь, можно быть уверенным, не будут снесены никогда и никем. Как до сих пор не разрушены, несмотря на столь же строгий закон, и десятки домов палестинских террористов, убивавших и калечивших израильтян...
...Пройдет полтора месяца, и страна узнает, что ждет дома в поселении Эли. Возможно, к домам, из которых навсегда ушли майоры Кляйн и Перец, и будет проявлено снисхождение. Только вряд ли они, единственные уцелевшие в квартале Йовель,  будут одиноко стоять на краю расширившейся оливковой рощи. Да и смогут ли жить там сироты отцов, павших за родину? Ведь если она к ним так отнеслась, то и они могут засомневаться, здесь ли их дом?..


Комментарии (Всего: 1)

Rabotai valite v Kanadu.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *