Демонический король экрана

Америка
№5 (772)

Вышедшая на экраны в последние дни января мистическая драма The Rite (что переводят и как “Ритуал”, и как “Обряд”) – еще одна киноверсия религиозной практики изгнания дьявола, в основе которой на сей раз лежат реально существовавшие события и реальный персонаж.

Несмотря на то, что сама эта тема в интерпретации Голливуда уже достаточно избита и заезжена, и, казалось бы, тут уже трудно сказать и сделать что-то новое, оригинальное, а главное – качественное, фильм The Rite привлекает и затягивает многослойной глубиной сюжета, досконально прописанного писателем Мэттом Баглио и сценаристом Майклом Петрони, режиссерским профессионализмом Микаэла Хафстрема и операторскими находками в стиле сюрреализма Бена Дэвиса.

Всего один пример: для пущего нагнетания напряжения в кинематографе довольно часто используется такой художественный прием, как проливной дождь, обычно означающий, что что-то не так с героем фильма или вот-вот что-то должно с ним произойти. Прибегнув к тому же приему, Дэвис находит необычные ракурсы, заставляя зрителя вместе с его камерой смотреть на героев и на происходящее на Земле сквозь хлещущие струи дождя словно из поднебесья, а то вдруг – из недр земных, где, собственно, и гнездятся темные силы.

Сюжет вкратце таков: Молодой американец из Калифорнии Михаил Ковач (его сыграл ирландский актер Колин О’Донохью) соглашается на учебу в духовной семинарии только ради того, чтобы быть подальше от семейного бизнеса – похоронного бюро, где ему приходится помогать отцу управляться с покойниками. Проучившись четыре года, юноша понимает, что не готов посвятить себя служению Богу, о чем сообщает своему учителю.Учитель, пытаясь удержать Ковача от опрометчивого шага, предлагает ему двухмесячные курсы экзорцизма, открытые Ватиканом.

Согласившись без особого энтузиазма – только ради того, чтобы увидеть Рим, – Михаил летит в Италию. (Здесь надо отметить великолепные виды Рима и Ватикана, доставляющие чисто эстетическое удовольствие.) Но и на курсах он не может отделаться от скепсиса. Не слишком веря в то, что ему преподают, он вступает в споры и пререкания с преподавателем. И тогда его отправляют, так сказать, на практику к старому священнику-экзорцисту, которому он уж точно не сможет не поверить.

Его настрой и отношение к религии в целом, и к экзорцизму в частности, начинают резко меняться после встречи с преподобным Отцом Лукасом, на практике показывающим ему, что из себя представляют дьявольские силы и как с ними следует бороться.

Однако один неудавшийся сеанс экзорцизма так подействовал на Отца Лукаса, что он на какое-то время усомнился в собственных силах. Минута слабости оказалась роковой. И именно на долю Михаила Ковача выпала тяжелейшая миссия спасения старика в самый критический момент его жизни...

Возвращаясь на Родину, юноша более не колеблется относительно своего будущего. Рим – в лице Отца Лукаса – преподал ему урок веры, урок противоборства сил Света и Тьмы. Выбор сделан.

Конечно же, даже независимо от сюжета и творческого вклада всех остальных членов съемочной группы, фильм этот стоит и нужно посмотреть уже только потому, что в роли Отца Лукаса – римского священника, который всю жизнь изгоняет бесов из одержимых, а под конец сам становится жертвой дьявольских сил, гениальный Энтони Хопкинс, один из величайших актёров мира. Эта сложнейшая роль, сыгранная 73-летним актером, по мнению американских киноведов, стала самой сильной после его непревзойденного доктора-каннибала в “Молчании ягнят”.

Бразильская актриса Элис Брага, сыгравшая в фильме сопровождавшую Ковача журналистку, делится своими впечатлениями об игре Хопкинса: “Наблюдать за ним на съемочной площадке -значит получать феноменальный опыт актерского мастерства, какой тебе не преподаст ни один учитель ни в одном классе. Поразительным образом он меняется с каждым дублем. Он постоянно пребывает в поисках чего-то нового и буквально вгрызается в каждое слово!”

Сам Хопкинс рассказывает, с какой тщательностью он готовился к этой роли, прочитав множество книг о католицизме и экзорцизме и посвящая ей по нескольку часов в день личного времени. “Нет, я не проигрывал будущие сцены наедине с собой, – объясняет он, – а давал возможность войти всему этому в мою голову, в мой мозг. И идеи сами начинали приходить ко мне.”

Но заканчивает свое откровение на пессимистической и очень честной ноте: “Я ввел большое количество информации в свою голову, так что теперь у меня есть точка отсчета. И все, что я знаю, - это что я не знаю ничего, что я ни в чем не уверен!”

Вывод вполне закономерный для человека, растущего вглубь себя, – чем больше мы узнаём, тем больше понимаем, что не знаем ничего. Виват Энтони! Этой фразой он лишний раз доказал свою актерскую и человеческую глубину – глубину, которую, как личность крайне замкнутая, предпочитает от всех скрывать за циничной ложью о самом себе.

- Для меня главное, чтобы деньги вовремя приходили на мой счет, – заявляет он в интервью Плэйбою. – А всякие разговоры о глубине роли и красоте актерской игры меня совершенно не интересуют. Поэтому я люблю работать с молодыми партнерами – они еще верят в весь этот вздор и работают с маниакальным упорством. Мне это значительно облегчает жизнь.

Но в другом месте и в другое время он демонстрирует совсем иной подход:
- Для Ковача истина – нечто непоколебимое, фундаментальное, раз и навсегда данное. Вот где, как мне представляется, находят пристанище демоны, – анализирует он образ своего партнера по Rite. И в подтверждение высказанной мысли цитирует Карла Юнга:  “Если ты не повернешься лицом к собственной тени, ты будешь разорван ею на куски”. Нужно уметь бороться с тенью в себе. 

Самонаговор и самоирония, видимо, и есть метод борьбы Энтони Хопкинса “с тенью в себе”, с комплексами неполноценности, которые он за всю свою жизнь так и не сумел преодолеть. (“Я по сути своей никто и всегда был никем.” “В душе я бродяга, собирающий на пляже бутылки”.)

 - Я прожил всю жизнь, подавляя эмоции. Я всегда боялся, что когда-нибудь потеряю контроль над собой и мои чувства вырвутся, как джинн из бутылки. Перед камерой я могу дать волю этим чувствам, которых никогда никому не показывал.

Прикоснувшись к творчеству и очень непростой личности великого мастера, нельзя не вспомнить хотя бы в самых общих чертах его богатый и долгий жизненный путь.

Филип Энтони Хопкинс – англичанин, родившийся в 1937 году в захолустном пригороде портового городишка Телбот, который он с детства ненавидел, мечтая поскорее и навсегда из него убраться. Его родители держали пекарню, считая каждое пенни. Тони был нелюдимым и замкнутым и не интересовался ничем, кроме искусства – музыки, живописи и театра.

- В школе я был идиотом, – с подкупающей откровенностью комментирует он собственное детство. – Необщительным типом – другие дети меня не интересовали. Теперь это называют дислексией, или нарушением внимания. А я был просто тупицей. Зато именно поэтому и стал актером.

С грехом пополам закончив школу, Энтони перебрался в Лондон, получил актерское образование и, отслужив пару лет в армии, в 23 года попал в труппу Королевского национального театра, к сэру Лоуренсу Оливье, одному из крупнейших актёров XX века. Здесь он впервые почувствовал себя в своей стихии, от его нелюдимости и замкнутости не осталось и следа. Теперь он производил впечатление обаятельного и развеселого разгильдяя. Правда, это было всего лишь очередной маской, скрывающей одинокого волка.
Став дублером Оливье, Энтони однажды подменил его в “Пляске Смерти” Августа Стриндберга, доказав тем самым себе и всей Англии, что может играть ничуть не хуже национального кумира. После удач на сцене он с помпой вошел в британский кинематограф, сыграв в 31 год Ричарда Львиное Сердце в фильме “Лев зимой”.
В Америке и на американских экранах, поначалу только телевизионных, он впервые появился уже зрелым актером, в полном расцвете творческих сил, в 1973 году. В мини-сериале “QBVII” Хопкинс сыграл нацистского врача, удравшего после разгрома Германии в Штаты и пытавшегося то ли затеряться здесь, избежав возмездия, то ли целиком отдаться работе во искупление своей вины. Но был разоблачен режиссером евреем, не допустившим, чтобы его прошлое осталось безнаказанным. Хотя считается, что это одна из лучших ролей Энтони Хопкинса, вряд ли можно сказать, что американский зритель принял его с распростертыми объятиями.
Актер пробовал себя и в театре на Бродвее, в спектакле “Equus”. А потом, уже обосновавшись окончательно в Лос-Анджелесе, сам поставил этот спектакль. Видимо, первая сыгранная Хопкинсом роль закрепила за ним имидж немца-злодея (хоть герой его и был поляком по происхождению). Он сыграл немецкого преступника Бруно Гауптмана в фильме “Похищение Линдберга” и даже самого Адольфа Гитлера в “Бункере”. Нет, были конечно и другие “великие” роли – Диккенса, Пикассо... А в этом году он предстанет на экране в образе бога-громовержца Одина.

В какой-то период своей жизни, неудовлетворенный американскими победами, Энтони возвращается в Англию, играет в шекспировских пьесах, снимается в кино. И снова его судьбу пересекает имя великого актера. Одна из полученных им наград от Британской Театральной Ассоциации – премия им. Лоуренса Оливье. 
Посвятив огромный отрезок своей творческой жизни, эмоций, таланта театру, вот каким, совершенно неожиданным образом оценивает его Энтони Хопкинс на склоне лет:

- Сейчас мне плевать на театр с высокой колокольни. Честное слово, не понимаю, почему некоторые относятся к нему так трепетно. На кой черт нам весь этот театр четырехсотлетней давности? Кому он нужен? Закатайте его в асфальт. Подумаешь, беда! Все равно это мертвечина. Какой Лир лучше: такой или сякой – кого это волнует? Ты делаешь то, что уже делали до тебя пятнадцать тысяч актеров. – И добавляет: – Сейчас меня абсолютно не интересуют Шекспир и вся эта британская чепуха. А когда интересовали, это было одно голое честолюбие, просто хотелось славы.

Скорее всего агрессивный смутьян, живущий в Энтони с детства, расценивает бесчисленные интервью, как дубли на съемках, в каждом играя по-новому. Сегодня так сказал. Завтра иначе. Главное – шокировать и озадачить.

В 1987, за выдающиеся заслуги в искусстве и популяризацию Великобритании в мире, королева Елизавета торжественно присвоила ему рыцарское звание Командора Ордена Британской империи, а в 1993 вручила высшую рыцарскую награду – Орден Подвязки. С тех пор гениальный сын пекаря носит рыцарский титул. Но Голливуд снова притягивает к себе сэра Энтони Хопкинса, и он возвращается в Штаты, не прерывая, однако,  связи с доброй старой Англией, являясь членом BAFTA – Британской академии кино и телевизионных искусств.
Ролей, сыгранных этим потрясающим актером, великое множество. Ведь это тот самый случай, когда одно его имя определяет всё. Но справедливости ради надо отметить, что далеко не всегда они получали широкое признание. И не потому, что были плохо сыграны, такого с Энтони просто не может быть, а потому, что не всегда сами фильмы, в которых он участвовал, затрагивали зрителя за живое.

Американцам, да собственно и всему миру, больше всего по душе пришлась роль людоеда-гурмана, утонченного, образованного и умного чудовища – серийного убийцы-маньяка доктора Ганнибала Лектера, в фильмах “Молчание ягнят”, “Ганнибал” и “Красный дракон”, принесшая ему за блистательное исполнение “Оскара” (в 1991) и славу живой легенды мирового кинематографа.

Ничуть не менее колоритна и добротна другая его роль – “главного Зорро” в “Маске Зорро” с Антонио Бандерасом и Кэтрин Зетой-Джоунс. Но, видимо, образы холодящих душу злодеев оказывают более мощное воздействие на воображение зрителя, общественности в целом.

wealthyФилософски подходя к славе и забвению, к роли СМИ, возносящей любимчика толпы и фортуны, Энтони скептически замечает: “Я не верю во всю ту грандиозность, которую СМИ приписывают моей профессии. Актерская работа - это ужасная клоака, здесь полно хищников, акул и мерзавцев. Масс-медиа боготворит артистов, но в жизни мы такие же мелкие, жалкие, неинтересные людишки, как и вся остальная толпа.”
Несмотря на все свои выдающиеся заслуги перед Америкой и всеобщее признание, Хопкинс только в 2000 г. получил гражданство США с правом оставить за собой почетный рыцарский титул и приставку “сэр”. Увы. Америка это право за ним сохранила, а вот Британия нет, лишив своего “неверного сына” рыцарского звания. (Впрочем, за достоверность последнего не ручаюсь.) Так что теперь он снова “просто” Энтони Хопкинс тире гений. 

Однажды, еще в 1995, он решил попробовать себя на режиссерской стезе и снял фильм “Август” - по мотивам чеховского “Дяди Вани”, к которому сам написал музыку  и сыграл в нем главную роль. (“Россия привлекала меня с детства. В 14 лет я читал “Историю русской революции”. Разумеется, когда учителя спрашивали, коммунист я или марксист, я не слишком и понимал, о чем речь.”)

Позднее он задумывает самостоятельно сделать еще один фильм – о Хичкоке, чтобы сыграть в нем главную роль. Одна легенда кино мечтает воплотиться в другую! Четыре года Энтони Хопкинс был одержим этой идеей, но фильм так и не состоялся. И вот теперь ему предложили сыграть режиссера Альфреда Хичкока, родоначальника хоррора, в фильме-биографии “Альфред Хичкок и съемки “Психо”.

“Наконец свершилось!” – эмоционально восклицает демонический герой экрана, с энтузиазмом сообщая в Hollywood Reporter, что он с головой погрузился в осмысление своей новой роли. (Кстати, сценарий пишет Джон Маклофлин, который получил в этом году номинацию на “Оскар” за сценарий “Черного лебедя”. Режиссером картины станет британец Саша Джервази.)
Так что с Энтони Хопкинсом мы еще встретимся на экране. И не раз.


Комментарии (Всего: 1)

Действительно, актер великий, да и человек значительный. Хотя бы потому, что не боится сказать во всеуслышание, что такое актерская профессия и кто такие актеры. И чего стоит то, что называется популярностью.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *