Телевидение и картошка в свободной Эфиопии

В мире
№3 (770)

 

Сбылись мечты, исполнились требования писателей-деревенщиков о ценах на продукты. Около 30 лет назад, в разгар перестройки и гласности, видные литераторы, болеющие душой за российское крестьянство, возмущались: почему кавказские мандарины, за которыми особого ухода не надо (мол, посадил дерево - оно и растет-плодоносит), продаются намного дороже, чем картошка. Не говоря уже о зарубежных фруктах.

Да, в советские времена, помню, картошку покупали по 10 копеек за килограмм, апельсины - 1 рубль 40 копеек. В 14 раз дороже.
И вот - решительный поворот. Появилась картошка дороже мандаринов, бананов и апельсинов. В магазинах Москвы лежит импортный (!) картофель по цене 100 рублей.

В общем, сбылось. Только радости нет. Население почему-то недовольно.

Еще в конце лета гречка вдруг исчезла из магазинов. Через неделю появилась - но уже по другой цене. В Москве установили рекорд - повысили на 150 процентов сразу. В ситуацию вмешался сам президент страны Д. А. Медведев. Он даже объяснил на заседании Госсовета, как это делается: “Вечерами из магазинов вынимают эту самую гречку, просто подъезжают грузовики, покупают мешками эту гречку и, естественно, продают потом на рынке или в маленьких магазинах, палатках там всяких разных... Но в этом случае это нарушение законодательства о торговле - у нас розничная торговая сеть. Это спекулянты. Кто-то пустил слух, что неурожай. Страха нагоняют. С гречкой разбираться будем. Это задача и правоохранительных структур...”

Не разобрались. Цены, как джинн, - обратно в бутылку не запихаешь. Намедни в одном из магазинов Москвы зафиксировали пакет гречки ценой в 122 рубля. Против 35 - летом.

В общем и в целом за год гречка подорожала в 3 раза, картошка, капуста, лук и морковь - в 2,3 раза. Говорят: засуха, неурожай. Между тем, по данным Московского департамента продовольствия, еще осенью были созданы запасы картофеля, закупленного по оптовой цене 18-20 рублей.

А Росстат определил инфляцию в 8,8 процента. Как говорится, другой статистики у них для нас нет. Находятся аналитики, которые утешают: мол, рост цен на продовольствие - общемировой процесс. Однако тут же появляется информация, что в России продукты дорожают в 6 раз быстрее, чем в Европе. Свобода мнений, плюрализм в действии.
Тут самое время сказать о телевидении. Не о том, как оно освещает рост или падение цен, а непосредственно о событиях за голубым экраном.

На Пятом федеральном канале закрыты программы Светланы Сорокиной, Дмитрия Быкова и Николая Сванидзе. Вышеназванные авторы относятся к либерально-демократическому (по нашему делению на партии) крылу общественной мысли. Потому их увольнение воспринимается как зажим свободы и победа реакции на одном отдельно взятом телеканале.
Не могу ничего сказать о передачах Быкова и Сорокиной - не смотрел, но видел несколько выпусков “Суда истории” Сванидзе. Суть его в том, что на обсуждение выносится тот или иной исторический сюжет, момент в жизни страны. (Беловежские соглашения - катастрофа или меньшее из зол? События осени 1993 года - выход из тупика или крах демократического проекта России? Егор Гайдар - созидатель или разрушитель? Перестройка - выход из тупика или катастрофа?) Противоположные точки зрения отстаивают журналист Леонид Млечин и политолог Сергей Кургинян. В роли председательствующего - Николай Сванидзе. “Каждую из сторон поддерживают свидетели, которые представляют зрителю свои доказательства, - гласит проспект программы. - В качестве свидетелей выступают эксперты, историки, а в случае, если речь идет о недавнем прошлом, - очевидцы и непосредственные участники событий”.

Многие обозреватели считают программу интересной. На мой же взгляд, когда вопросы истории начинают обсуждать в эфире более десяти граждан, неизбежна профанация. Кто бы и что бы ни сказал интересного, его слова утонут в последующих потоках слов и эмоций. К тому же и сами авторы далеко не всегда точно формулируют, задают параметры разговора. Например, “Присоединение Прибалтики к СССР - проигрыш или выигрыш?”. Что за жеманность? Вместо того чтобы просто и ясно спросить: “Пакт Молотова-Риббентропа - проигрыш или выигрыш?” Или еще проще: “Союз с Гитлером...”

Может, я субъективен, поскольку расстраивался еще и оттого, что мои единомышленники - сторонники либеральных взглядов - на том ток-шоу постоянно терпят поражение. Не только при голосовании телезрителей, а очевидно - в ходе спора. Ну, не умеют, не могут наши демократы доносить до широких масс свои мысли четко, внятно и понятно. А потом ноют: мол, народ такой-сякой, ему хоть кол на голове теши... Не осознавая, что кол тесать - надо уметь, и если кривыми руками хватаешься за топорище, никакая идейность не поможет.

На подобных ток-шоу приговор выносят телезрители, голосуя по телефону. Приговор таков, что передачу либерала Сванидзе восторженно приветствуют его идейные противники.

Основные положения торжествующих правых - более чем весомые, возразить нечего. Вот, например, прохановская газета “Завтра” констатирует: “Тот факт, что программу ведет патентованный либерал, влияет на ход дискуссии, но не на результаты голосования зрителей. В каждой из программ с ошеломляющим отрывом побеждает идеологический враг Сванидзе и Млечина - политолог и режиссер Сергей Кургинян... Либералы день ото дня терпят сокрушительное фиаско, выявляя картину идеологических предпочтений большинства... Открывшийся пейзаж не оставляет никаких шансов западникам всех мастей и пород... Либерализм не совместим с желаниями большинства, а значит, с демократией как таковой”.

И попробуйте опровергнуть. Все в соответствии с голосованием. Например, 90 процентов зрителей, смотревших передачу о Беловежском соглашении, считают распад Советского Союза катастрофой и преступлением. То есть полностью солидаризируются с В. В. Путиным, назвавшим крах СССР главной геополитической катастрофой XX века.
И такую программу - закрыли?! Из каких соображений - можно лишь гадать. То ли спасают оппозицию, то ли боятся даже той информации, что неизбежно выходит в эфир при обсуждении.

И Кремль здесь ни при чем. Хозяин Пятого канала - “Национальная медиа-группа”, в которой 55 процентов акций принадлежат другу В. В. Путина Юрию Ковальчуку, главе банка “Россия”. Остальные акции - “Северстали”, “Сургутнефтегазу”, “Согазу”. Чистый бизнес, никакой идеологии. Никакого вмешательства, диктата государства. Тем более - цензуры.

Как с картошкой, гречкой и другими продуктами. Намедни американский фонд The Heritage Foundation опубликовал данные мирового рейтинга экономической свободы. Мы там на последних местах, рядом с Эфиопией. Тотчас появились комментарии: “У нас как в Эфиопии... Государство по-прежнему душит предпринимателей”. А с другой стороны, сам президент грозил посадить перекупщиков гречки - а им хоть бы хны. Федеральный антимонопольный комитет 20 лет принимает меры к монополистам, уничтожает на корню ценовой сговор - и ничего.

Так что разговоры о несвободе бизнеса сильно преувеличены.
Москва