Чего страшились пилигримы?

Тема номера: Благодарность
№49 (345)

По статистике, 26 процентов американцев верят сейчас в существование ведьм. Еще десять лет назад это суеверие было распространено лишь среди 14 процентов населения Соединенных Штатов.
Этот маленький городок на берегу залива Массачусетс, примыкающий к Бостону с его северо-восточной стороны, известен как одно из старейших поселений на территории нынешних Соединенных Штатов. Речь идет о Сейлеме или, как его принято называть по-русски, Салеме. Первые дома здесь в 1626 году построили пуритане во главе с Джоном Эндикоттом, ставшим позже губернатором Колонии Массачусетского залива.[!] Вскоре Салем стал крупным (по масштабам тех времен) рыболовецким портом, имеющим широкие торговые связи с Испанией, Португалией, Вест-Индией и Китаем. А в 1692 году город и его предместье Салем-Виллидж были охвачены событиями, которые до сих пор привлекают сюда туристов, стремящихся посетить его уникальную достопримечательность – «Музей ведьм».
Само же событие известно под именем процесса над салемскими ведьмами. Непосредственным поводом для этого судилища послужил эпизод со служанкой одного из местных священников, рабыней из Вест-Индии, которая как-то поведала несколько страшных историй «вуду» молодым девушкам. То ли потому, что служанка была талантливой рассказчицей, то ли ее слушательницы были чересчур впечатлительными, но после этого им снились кошмары, заставлявшие девушек дрожать и вскрикивать во сне.
Осмотрев утром нарушительниц спокойствия, местный доктор не нашел ничего лучшего, чем заявить, что в них... вселился дьявол. Рабыню и двух ее слушательниц приговорили к смерти и, как и полагалось тогда поступать с ведьмами, сожгли на костре. Дальнейшие суды привели к гибели еще двадцати «колдуний» и заключению в тюрьму около 150 признавшихся в колдовстве.
Со времен «охоты на ведьм» Салем обрел славу американского средоточия несчастий. Здесь были распространены женоненавистничество, расизм, злокозненные религиозные причуды, его жители рассматривали мир лишь в плане борьбы между белым и черным, добром и злом. В 1950-е годы дух Салема выразился в преследованиях местных коммунистов, в 1980-е – в обвинениях администрации начальных школ в педофилии, позже страсти нашли себе выход в борьбе с распространением наркотиков...
В чем же заключается истинная причина столь беспокойного отношения салемцев к жизни? Этот вопрос вот уже триста лет занимает американских историков. Последней ответ на него пытается дать Мэри Бет Нортон из Корнельского университета в своей только что вышедшей из печати книге «В дьявольской западне» (In the Devil’s Snare).
В отличие от своих предшественников, искавших объяснение то в соотношении полов среди жителей города, то в их классовых отношениях, то в распространении в округе энцефалита и даже в массовых отравлениях спорыньей, Нортон считает, что феномен Салема следует рассматривать только «в контексте вооруженного конфликта между английскими поселенцами и Native Americans – индейцами».
Коренные американцы, считавшиеся многими колонистами исчадьями ада, нередко своими набегами заставляли пуритан покидать насиженные места и в Мэйне, и в Нью-Хемпшире и оседать в графстве Эссекс в штате Массачусетс. Именно здесь, судя по документам, проживало большинство пострадавших, чьи описания собственных мучений напоминают известные в те времена индейские пытки. Обнаружила историк и свидетельства присутствия индейских вождей на «сборище ведьм». Нортон подозревает, что, преследуя «колдуний», тогдашние власти колонии просто перекладывали ответственность за собственную неспособность защитить своих граждан от внешней угрозы на «дьявола» и прочих «демонов невидимого мира».
Ну что ж, похоже, триста лет мало что изменили. Уж очень напоминают салемские процессы современные методы переключения внимания с подлинных угроз на мнимые.