Обратный отсчет времени

Америка
№1 (768)

Надеюсь, мой уважаемый читатель помнит,  что произошло по дороге в Дамаск с апостолом Павлом. Никаким апостолом, правда, он еще не был, да и звался совсем по-другому - Савлом. И к тогдашним ранним христианам Савл относился по семейной фарисейской традиции резко отрицательно и даже участвововал в их преследовании. Однако на пути в Дамаск ему явился с неба Иисус и обратил в христианство. Так фарисей Савл стал апостолом Павлом. 

Схожая история – пусть и не один к одному – произошла и с нашим новым спикером Джоном Бонэром, родители которого – католики – были ревностными демократами. На что были все основания. Бонэр родился 61 год назад в Синсиннати, штат Огайо, в бедной семье немецко-ирландского происхождения – настолько бедной, что родители и их двенадцать (!) детей жили в двуспальной квартире с одним туалетом. То, что он сейчас говорит о своем детстве, можно перевести русской поговоркой «в тесноте, да не в обиде». Второй по старшинству из детей, Джон Бонэр начал работать с восьми лет в семейном баре, основанном еще его дедушкой за несколько лет до начала Второй мировой войны. Джон Бонэр до сих пор живет в Огайо, по соседству, в нескольких милях друг от друга, со своими братьями и сестрами, двое из которых сейчас безработные. Сам он первым из своей многочисленной семьи окончил колледж (в том же Синсиннати), вкалывая семь лет подряд и сменяя одну работу за другой, чтобы заплатить за свое обучение. Не только семейная традиция, но и вся его ранняя биография склоняли Джона Бонэра к Демократической партии, но он – не знаю, когда наступило прозрение и кто явился ему на пути из Синсиннати в Вашингтон, - стал республиканцем, одним из  самых заядлых и последовательных.

Стиль и уклад его нынешней жизни тоже прямо противоположен убогому детству, из которого он выбился, как из грязи в князи. Теперь он сибарит и гедонист, любит играть в гольф, тусуется с богачами и випами и регулярно посещает дорогие рестораны (предпочитает итальянские). Демократы считают его ленивцем, сарапэйлиновские «чайники» величают истеблишментником, даже республиканские младотурки во главе с лидером нового большинства в нижней палате Конгресса Эриком Кантором полагают, что он недостаточно консервативен. Так или иначе им всем – демократическим и республиканским ультраистам – придется теперь, после промежуточных выборов, иметь дело с Джоном Бонэром,  сменившим на посту спикера Палаты представителей фанатичную демократку Нэнси Пелози.

Пост достаточно высокий и сам по себе и в смысле «наследственности», хоть у нас и не монархия, а демократия. Тем не менее в случае недееспособности президента его сменяет вице-президент, запасной игрок в упряжке исполнительной власти, но если – не дай бог! – выйдут из строя оба, президентом, согласно Конституции, становится спикер.

Вряд ли Джон Бонэр заглядывает так далеко. Ему бы справиться в ближайшие два года – до следующих выборов - с обязанностями спикера, лавируя между своими, чужими и своими-чужими. Ведь он сам свой среди чужих – чужой среди своих. На него уже сейчас оказывается сильнейшее давление с разных сторон.

Начать с того, что, несмотря на республиканскую эйфорию после промежуточных выборов,  исполнительная власть у нас в стране всё еще принадлежит демократам и президентом США остается Барак Обама, хоть он и лишился большинства в нижней палате Конгресса, но в верхней палате – Сенате – все-таки удержал его: 53 – 47. Пусть это и не абсолютное большинство, необходимое для прохождения законов, но оно было утеряно демократами еще раньше, когда на место умершего записного либерала Эдварда Кеннеди был избран записной красавец республиканец Скотт Браун, снимавшийся в свое время голышом для журнала «Космополитэн». Довольно-таки сложный расклад, разобраться в нем не так просто.

На следующий день после промежуточных выборов я получил из Атланты, штат Джорджия, письмо от своего бывшего одноклассника, с которым мы придерживаемся обычно разных точек зрения на текущий процесс американской истории, но ни один из нас не доходит до крайностей:

«Так понимаю, что страна здорова - политический маятник качнулся вправо, но, слава богу, не так далеко, как я опасался. Чайникам надо лить кипяток на головы республиканцев в Конгрессе, чтобы республиканцы не забывали своих предвыборных обещаний (а дальше, как получится). Надеюсь, что Сенат сможет сохранить баланс в Верховном суде (блокировать назначение новых либеральных выдвиженцев Обамы)».

Как ни мала роль личности в современном демократическом государстве (в отличие от тоталитарного или авторитарного), многое теперь будет зависеть от Савла-Павла Бонэра. Может быть, и не так важно, что он из тех, кто щи лаптями хлебал, а теперь ест изысканные блюда в дорогих ресторанах (оставим это психоаналитикам), но зато: насколько он политически сговорчив, склонен ли к политическим компромиссам – или бескомпромиссен, тверд, крут: «гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей»?

Это вопрос не только лично о Джоне Бонэре, но о самой стране, которая сейчас далеко не в лучшей экономической форме, причем настолько не лучшей (эвфемизм!), что для моих сограждан это даже заслоняет весьма сложную дислокацию в войне цивилизованного мира с панисламизмом: террористические рецидивы в отнюдь не умиротворенном Ираке, война с переменным успехом в Афганистане и by proxy в Пакистане, работа ЦРУ по нейтрализации мусульманских бандформирований в Йемене, а самое главное – грядущее ядерное оружие у Ирана.

То, что все эти международные вопросы не были задействованы на промежуточных выборах (не до них!), вовсе не значит, что какой-то из них не вспыхнет ярким пламенем в грядущее, возможно, лихое двухлетие. Хотя разногласия здесь между «слоном» и «ослом» не столь очевидны, как во внутренних делах, но я не удивлюсь, если под влиянием и давлением республиканцев антиисламская позиция Барака Обамы станет жестче – особенно в отношении Ирана, зато - что наверняка интересует многих наших читателей – поуменьшится игра в поддавки с палестинцами: новый Конгресс будет настроен еще более произраильски, чем прежний.    

Однако главным остается внутренний фронт, на котором Барака Обама  уже протянул трубку мира своим идеологическим противникам, пригласив их на встречу и призывая «быть честными, отдавая отчет, как решать стоящие перед страной проблемы». Одновременно призвал своих, демократов-однопартийцев, «проявить надлежащее чувство смирения».

Я не думаю, что Джон Бонэр такой же упертый консерватор, как его предшественница Нэнси Пелози - упертая либералка. Кстати, лично мне было досадно, что демократы, идя навстречу ее личным амбициям, избрали эту часто моргающую даму лидером своего теперь меньшинства в Палате представителей. Но в любом случае Бонэру придется иметь дело не с ней, а с  Обамой. Как эти два эмоционально противоположных человека – уравновешенный, непробиваемый, флегматичный Барак Обама и как что - в слезы, эмоциональный, чувствительный Джон Бонэр – будут обсуждать насущные проблемы экономики, энергетики, образования, политики и прочие?

Сомневаюсь, что идеологический раскол, продемонстрированный на промежуточных выборах, в обязательном порядке приведет к политическому параличу, к двухлетнему безвластию, когда, перефразируя автора, которого теперь не модно цитировать: одни не хотят, а другие не могут. В конце концов, американский электорат сделал свою частичную ставку на республиканцев не для того, чтобы те два года бездействовали или действовали исключительно наперекор, саботируя любые предложения президента.
Как многое зависит лично от Джона Бонэра? Насколько он будет независим на посту спикера? Выдержит ли давление собственных ультра: чайников –младотурок - неоконов?

Кто спорит, идеологически Джон Бонэр - явный и типичный истеблишментник: не спорит по мелочам, но не уступает в главном. Одно знаю точно: в ближайшие два года спикеру Джону Бонэру будет никак не легче, чем президенту Бараку Обаме. Всяко, новому спикеру придется вести себя по обстоятельствам. И чем ближе следующие выборы, тем зависимее он будет от окрестной политической и экономической реальности.

А представьте еще, что Джон Бонэр надумает выставить свою кандидатуру в президенты? Чем черт не шутит? 


Комментарии (Всего: 5)

Изестный консервативный радиоведущий Майкл Сэвидж(Вайнер)расказывал как он стал консерватором. В молодости будучи либералом, Майкл Сэвидж работал волонтером в благотворительной организации которая дарила мебель неимущим неграм на велфере. Молодой Майкл развозя мебель зачастую неблагодарным неграм задался вопросом почему он имея высшее образование вынужден был есть на картоновых коробках, а палец о палец не ударившие во имя собственного благополучая негры получали задарма хорошую мебель?
Может быть и Джон Бонэр в свое время столкнулся с анологичной несправедливостью. За образование он вкалывал и платил сам, а благодаря демократам, негры стали получать его в обход белым.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Черчиль говорил: Если тебе 20 лет и ты не либерал - то у тебя нету сердца. Если тебе 40 лет и ты не консерватор - то у тебя нет мозгов. Возможно Бонэр просто поумнел?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ot mozga zavisit,katastroficheski ne hvataet umnih.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Автору:Я думаю,что квартира с 2-мя спальнями и туалетом 61 год назад,была шикарным гнездышком для семьи.Г-н Соловьев,неужели Вы никогда НЕ видели коммуналок в Москве?!А сколько вышло из них умных и талантливых людей?!Ваша статья - полный дешевый фарс.Хорошо,что ее читают только русские.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Щас расплачусь!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *