На гребне музыкальной славы

Культура
№50 (765)

Две американки из Арканзаса, Бонни Монтгомери и Бриттани Барбер (обеим по 31 году), объединив свои творческие усилия, написали одноактную оперу под названием “Билли Блайт” и подарили ее штату. Первая взяла на себя роль композитора, вторая написала либретто. Наверняка их детищу далеко до шедевра, и явление это так и осталось бы незамеченным, если бы оно не было посвящено 42-му президенту США – Биллу Клинтону. Но тогда почему “Билли Блайт”?
Уильям Джефферсон Блайт, настоящий отец Билла, погиб в автокатастрофе за 3 месяца до рождения сына. Супруги жили в Арканзасе, в маленьком городке Хоуп, и практически сразу после рождения ребенка мать, Вирджиния Кэссиди Блайт, уехала в Новый Орлеан учиться, оставив его на попечение своих родителей, и вернулась через 4 года с дипломом медсестры в кармане. В тот же год она нашла не только работу по специальности, но и второго мужа – автодилера по имени Роджер Клинтон. Что же касается будущего президента, то до 15 лет он оставался Билли Блайтом, а с 15 взял фамилию отчима.

В качестве смысловой нагрузки своей оперы две музыкальные дамы избрали – весьма непредсказуемо и в общем-то ничем неоправданно – всего один день из жизни Блайта-Клинтона... Нет, нет, Моникой Ливински, как Вы, Читатель, сразу подумали, тут даже не пахнет. В ту пору ее еще и на свете-то не было, поскольку выхваченный из звездной биографии день приходится на 1959 год, когда Билли было... всего 13 лет.

Что заставило двух арканзасских оригиналок остановить свой выбор на в общем-то совсем “неоперном” и к тому же ничем непримечательном возрасте? Доводы, приводимые ими, мягко говоря, не убеждают. Как, впрочем, и сам герой. Если Билла Клинтона и можно “положить на музыку”, то разве что на саксофонное соло. А сподвигли их на сей героический шаг мемуары экс-президента под названием «Моя жизнь», опубликованные в 2004-м, – увесистый том в тысячу с лишним страниц, набранных убористым мелким шрифтом. (Автобиография пользовалась огромным успехом – нетрудно догадаться почему – было продано более 2 млн экземпляров.) А точнее – один эпизод из 6-й главы: любовно прорисованный образ матери, который, по выражению мисс Монтгомери, “буквально сам выпрыгивал со страниц”. 

Я отыскала этот “прыгучий” эпизод у Клинтона, где он рассказывает, что любил сидеть по утрам на полу в ванной комнате и наблюдать за тем, как мама занимается макияжем – подрисовывает брови, которых у нее не было вовсе, красит губы ярко-красной помадой и т.д., причем делает это так тщательно и так долго, что успевает выпить пару чашек кофе и выкурить две сигареты. (Нужно, наверное, обладать сверхвоображением, чтобы углядеть в этом что-то яркое, особенное.) А дальше автор мемуаров рассказывает о пьяных буйствах отчима и о том, как он, впадая в ярость, бил мать, а она, спасаясь от него, уходила жить с двумя детьми в мотели. Зато в промежутках между запоями Роджер Клинтон был вполне приличным и адекватным человеком. “Работа, друзья и посещение скачек приносили маме огромное облегчение, помогая ей переносить тяготы брака”, – вспоминает взрослый Билли.

Из Норе семья переехала в другой арканзасский город – Hot Springs, когда Билли было 7 лет. Мать устроилась в клинику медсестрой-анестезиологом, отчим – менеджером в дилерскую, Билли пошел в школу. Честолюбие, одна из основных черт 42-го президента, проявляло себя уже со школьных лет, не позволяя ему плохо или кое-как учиться. Он был всегда в числе первых и к тому же руководил школьным джаз-оркестром, совсем неплохо играл на саксофоне.

Все это нашло отражение в опере. И еще пара не слишком понятных эпизодов, воспринятых авторами, как ключевые моменты в становлении личности будущего президента: Своеобразное соревнование между Билли и его дедом в сочинении рассказов, из которого якобы становится ясно, что Биллу далеко до Джорджа Вашингтона по части правдивости.

“Он говорит, что видел двух мальчиков, тайком разбивающих призовой арбуз и выскребывающих его мякоть, – в качестве иллюстрации, почему именно этот день, объясняет мисс Барбер. – На самом деле там было три мальчика, и третьим был он сам... С тех пор Билли был подвержен мукам внутренней борьбы, стараясь сделать выбор между ложью и правдой. Но в конце концов, одержав верх над самим собой, решает, что не допустит больше ошибок, способных навсегда искалечить его жизнь.”

И, развивая свою мысль, Барбер продолжает: “Хотя этот эпизод не являлся прямым намеком на более поздние проступки президента, недавно он так же, как тогда, в детстве, после внутренней борьбы с самим собой вроде бы принял сознательное решение не совершить ошибки. Но снова совершил ее.” (Аналогии, притянутые за уши... или за хвост. А может, я просто ничего не понимаю в либретто.)

“Этот единственный день, – вторит ей Монтгомери, – также показывает его отношение к семье и окружающим, его внутреннюю борьбу и вдохновение, которое в конце концов должно было поднять его до уровня президента Соединенных Штатов.”
Недавно состоялась премьера оперы “Билли Блайт” в арканзасском городском женском клубе города Литл-Рок, перед аудиторией из 60 зрителей. Монтгомери и Барбер не собираются останавливаться на достигнутом. Они намерены превратить свою одноактную оперу, состоящую из 4 сцен, в двухактную с семью сценами и отправиться с ней на гастроли по другим штатам. “Билл Клинтон сделал много хорошего для своего штата, – говорит мисс Монтгомери. – Мы тоже хотели сделать что-нибудь для Арканзаса.”

Сама инициатива “переложения на музыку” видных политических деятелей, президентов в частности, разумеется, не является изобретением двух арканзасских дам.

Например, Джордж Буш-младший схлопотал целых три таких подарка от музыкальных активистов. В мюзикле “Плохой Буш” беднягу называют “улыбчивым шимпанзе”, а затем и поют все хором: “Как 59 миллионов человек могли так ошибиться и избрать его президентом?”. В “Войнах Буша: музыкальная месть”, поставленном как пародия на “Звездные войны”, 43-й президент танцует в паре с “террористом номер один”, Осамой бен Ладеном, а затем, подружившись, они ведут своих матерей на ужин в ресторан. В третьем мюзикле – “Последняя ночь с Джорджем Бушем”, его сыграл американский комик Уилл Феррелл, регулярно пародирующий Буша в шоу Saturday Night Live за его многочисленные оговорки и нелепые высказывания. 

Но самый богатый урожай на сегодняшний день собрал Барак Обама, причем не только в Америке. Самый первый мюзикл посвятила Обаме черная Африка. За два дня до президентских выборов в США в столице Кении, Найроби, состоялась премьера мюзикла под лаконичным и все объясняющим названием “Обама”.

 Неожиданная для всего мира победа на президентских выборах никому до того неизвестного чернокожего парня, сделавшая его главой Белого дома, главой самой могучей страны мира, вдохновила американского драматурга Тедди Хейеса, живущего в Великобритании, на создание мюзикла “Obama on My Mind”. Название можно перевести как “Я постоянно думаю об Обаме”, “Обама у меня на уме” или “Обама не выходит у меня из головы”, но предпочтение было отдано “Обамомании”. Позднее свою первоначальную версию “Obama on My Mind” Хейес обогатил и дополнил первыми достижениями Обамы на президентском посту, в частности, его высказываниями, переложенными на музыку.

А еще есть ирландский вариант, где действие происходит в Белом доме, а действующие лица – администрация и семья нового президента США, включая его дочек. Студенты нестройными голосами поют текст либретто, используя мелодии из разных шоу, под аккомпанемент расстроенного рояля. Фоном звучит хор: “В политике главное не знания, а имидж, внешний вид”.
Наверное, самым поздним плодом этого урожая стал мюзикл “Надежда – музыкальная история Обамы”, поставленная в Германии, во Франкфурте-на-Майне. В нем новый президент Америки поет дуэтом с первой леди – Мишель, и с госсекретарем Хиллари Клинтон. Главная музыкальная тема спектакля – госпел (духовная музыка афро-американской церковной среды), под которую хор на разные голоса выводит предвыборный лозунг Обамы: “Yes, we can”.

В Гарварде, где получал образование нынешний президент, тоже отреагировали на его избрание мюзиклом. Здесь студенты избрали в качестве сил, противодействующих Обаме-воину, тайное общество вампиров с юридического факультета, на котором он учился, и сами же изобразили вампиров. В плане стиля это смесь триллера Майкла Джексона и рок-оперы Эндрю Ллойда Уэббера Jesus Christ Superstar (“Иисус Христос суперзвезда”). Название у Гарвардского мюзикла-триллера соответствующее - “Баракула”. Но в словесной интерпретации ничего от ужасов нет, поскольку либретто было составлено из предвыборных речей Обамы.
Однако все эти мюзиклы не идут в сравнение с оперой, написанной в честь Билла Клинтона. По той простой причине, что опера - это серьезно. Правда, можно назвать оперой и то, что на самом деле мало чем отличается от мюзикла – в постановочно-музыкальном плане. Но основное и принципиальное различие все-таки есть – в своей опере “Билли Блайт” Монтгомери и Барбер не насмехаются над Клинтоном, не пародируют его, а прославляют. Более того, по части оперного варианта они, похоже, лидируют, потому как никто до них еще не додумался, насколько я знаю, написать оперу о живом экс-президенте.