Музей шедевров

Этюды о прекрасном
№48 (344)

Прочитав заглавие этой статьи, вы, наверно, сразу догадались, что речь пойдет о знаменитом The Frick Collection, великолепной коллекции Фрика, давшей имя всемирно известному музею, который смело можно назвать музеем шедевров. Разумеется, именно потому, что собрание картин, скульптуры, предметов декоративного искусства, представленное в этом дворце-музее, не допускает ни одной случайной или ординарной вещи, ни одного даже просто хорошего или очень хорошего произведения. Здесь собраны лишь великие творения великих мастеров.[!] И человек, которому Америка да и весь мир обязаны созданием уникальной этой коллекции, - это Генри Клей Фрик, один из выдающихся американцев, чья бурная деятельность в конце XIX и начале XX века помогла становлению и утверждению Соединенных Штатов как могучей державы. Крупный промышленник, питсбургский угольный и стальной король, финансист, не знавший, что такое слово «проигрыш», self made man, т.е. человек, сделавший себя сам, он сделал себя сам и как отличный искусствовед и коллекционер, подлинный знаток искусства - не на любительском, а на профессиональном уровне.
Шедевром является не только каждая из экспонируемых в музее работ, само здание музея - тоже шедевр. Оно было возведено по проекту выдающегося американского архитектора Томаса Гастингса как жилой дом - дворец в стиле европейских палаццо XVIII века и поражает не только роскошью, но и удивительно гармоничной стройной архитектурой, тонким вкусом, богатой фантазией и дизайнера, и заказчика, внесшего в проект немало своего. Интерьеры дворца прекрасны и разнообразны, а потому каждый музейный зал столь привлекателен: в любом - свой неповторимый декор, свое строго продуманное собрание картин, скульптурных композиций, особенно мелкой пластики, редкой мебели, ваз, старинной бронзы. И еще одна неповторимая черта этого музея - некая интимная атмосфера его комнат, его холлов, его галерей, его редкостной красоты зимнего сада, его круглого бального зала, превращенного в зал лекционный, где, кстати, каждые полчаса демонстрируют короткий фильм о жизни Генри Клея Фрика и создании им и его промышленной империи, и блистательной его коллекции.
Фрик встречает нас уже в вестибюле музея, едва лишь закрылась за нами тяжелая резная дверь. Здесь установлен его бюст работы Мальвины Хоффман, ученицы великого Родена. Но есть в музее еще один, на этот раз, живописный портрет хозяина дворца: этот портрет Фрика написал Джон Йохансен, выдающийся американский портретист прошлого столетия. Портрет этот украшает библиотеку, прекрасную, отделанную дубом просторную комнату. Рядом с работой Йохансена и знаменитейший прижизненный торжественный портрет Джорджа Вашингтона, выполненный самим Джилбертом Стюартом. Здесь же и перенесенный из будуара очаровательный, полный нежности портрет Аделаиды Фрик, жены Генри Клея. Эту акварель написала осевшая в Америке русская художница Елизавета Шуматова, ставшая потом другом семьи Рузвельта и много раз писавшая президента. Библиотеку украшают превосходные полотна лучших английских живописцев XVIII века Томаса Гейнсборо, Джошуа Рейнольдса, Джона Констебля, Джорджа Ромни - его поэтический портрет Эммы Харт (художник был безумно влюблен в нее), той самой Эммы, которая стала потом знаменитой леди Гамильтон и возлюбленной адмирала Нельсона.
Очень хороши маленькие, обжитые, какие-то очень теплые комнатки, в которых витает дух гениальности - восточный вестибюль с шедевром Джанбатисты Тьеполо, восьмиугольная комната, где ты замираешь перед «Благовещеньем» фра Филиппо Липпи, и совсем уж тесная прихожая, а в ней нас встречают Ян ван Эйк, Ханс Мёмлинг, Питер Брейгель старший и сам Эль Греко - «Очищение храма», чудо познания человека. Будуар миссис Фрик называют комнатой Буше потому, что стены его украшает серия картин великого француза «Науки и искусства», а дивные поэтические «Времена года» Франсуа Буше, выполненные мастером по заказу мадам де Помпадур (на одном из полотен изображена сама маркиза), - в западном вестибюле. Рядом с ним волшебный зал Фрагонара. Великими трудами старого Фрика собраны были эти одиннадцать великолепных картин Жан-Оноре Фрагонара, каждая из которых - гимн любви и красоте. «Любовные письма», «Свидание», «Торжество любви» - все эти чудные полотна, да и весь этот торжествующе прекрасный зал, вы видите сейчас на странице нашей газеты.
А каковы столовая, выдержанная в староанглийском стиле, и ее гости - Хогарт, Рейнольдс, Ромни, Гейнсбора, Питтс - лучшие образцы живописи корифеев британского искусства; гостиная, где нас ждут шедевры (других здесь нет!) Ханса Гольбейна, Тициана, Беллини и снова божественного Эль Греко; северный холл, а в нем полотна Антуана Ватто, Жан-Батиста Коро, Пьера Руссо, Жана Шардена и неожиданно Клода Моне - Фрик импрессионистов не жаловал. Так же, как и художников родной страны: мы видели лишь «Вашингтона» Стюарта, а в Восточной галерее четыре полотна Джеймса Уистлера - апофеоз женственности. Лишь для них Фрик сделал исключение, отдав дань таланту земляка.
Когда вы придете в музей, то увидите еще много залов с драгоценнейшей «начинкой» - бесценные полотна Веронезе, Рембрандта, Хальса, Ван Дейка, Рейсдаля, Тёрнера, Гойи... А еще мебель эпохи Ренессанса, дивный фарфор, скульптуру Риччио, Северо да Равенна, Вероккио - всего не перечесть.
В овальной комнате обычно выставлены четыре огромных парадных портрета кисти Томас Гейнсборо и Антони ван Дейка. Но сегодня в великолепном этом зале иная экспозиция: здесь и в примыкающем к нему роскошном крытом внутреннем дворике (трудно описать красоту этого совершенного зимнего сада) представлены двенадцать полотен из толедского музея.
И тут я хотела бы остановиться вот на каком феномене американского искусства и американской культурной жизни - на провинциальных музеях, не просто богатейших, а обладающих поистине уникальными коллекциями: Хартфорд, Буффало - перечислять можно бесконечно... И вот Толедо, не испанский Толедо, старая столица кастильских королей, а не слишком-то большой американский город, что стоит на озере Эри в Огайо. Музей его сделал бы честь столице любой страны - 30 тысяч значительных произведений искусства, главным образом европейского в их числе, немало шедевров. Толедскому музею более ста лет, и в основу его фондов заложена коллекция Эдварда Либби, короля стекла и увлеченнейшего собирателя работ европейских мастеров. Интересно, что толедский музей, подобно Frick Collection, расположен в здании редкостной красоты, чьи интерьеры царственно прекрасны. Сколько таких музеев в американской глубинке - не счесть! И сокровища их по праву могут на равных соседствовать с лучшими работами из столичных музеев так, как сегодня живописные полотна из Толедо делают еще интереснее экспозицию прославленной коллекции Фрика.
Поразительно по композиционному философскому колористическому решению воистину гениальное полотно Эль Греко «Мучения в саду». Сюжетика его многопланова и проникнута мудростью Книги книг. И этот монтаж - настоящий, хоть и создан в XVI веке!
Итальянское искусство этого же столетия представлено в толедском музее щедро. Интереснейшие картины привезли толедцы в Нью-Йорк, и мы знакомимся с творениями Пьеро де Козимо, Джакопо Бассано, Франческо Приматиччио. Его «Улисс и Пенелопа» (Улис - это римский вариант имени греческого героя Одиссея) написаны в стилистике фрески Древнего Рима. Несмотря на статичность, мы угадываем и волевой характер Улисса, и трепетную нежность верной Пенелопы, и их неодолимую тягу друг к другу. Эротики - хоть отбавляй.
Томас де Кейзер - один из известнейших голландских портретистов уже века семнадцатого. «Синдики (т.е. старейшины) амстердамского цеха ювелиров» - один из лучших его групповых портретов. Мы не только любуемся замечательной живописью, но и видим перед собой представителей мощной еврейской общины столицы Нидерландов того времени: ювелирным делом в ту пору в Голландии, да и в других странах Европы, занимались практически только евреи.
Еще один прыжок во времени и в пространстве, и мы перенеслись в XIX век, во Францию: замечательный, хоть и непривычный натюрморт Камиля Писсарро. Немножечко в духе Шардена, но отражает суровые реалии патриарха импрессионизма, жившего тогда, в 1867 году, в тяжкой нужде. Поэтична и радостна «Улица в Шантильи» Поля Сезанна, а уж как хороша, как полна очарования и свежести «Шпалера» Гюстава Курбе - не передать.
А теперь мы вместе с «Приезжими» Джеймса Тиссо в викторианском Лондоне. Разве картина великолепного архитектурного ансамбля и пара провинциалов, изучающих путеводитель, не напоминает сегодняшних туристов, частенько равнодушных к торжествующей красоте Трафальгарской площади и черпающих из книжек чужие впечатления, дабы было что порассказать? А как величествен и как передан художником пейзаж британской твердыни! И это мальчишки - ученики какой-то закрытой школы, типичные лондонцы, почти слившиеся с устремленными к небу колоннами!
Словом, дорогие друзья, сейчас самое время посетить музей и убить двух зайцев: увидеть во всей полноте коллекцию Фрика и жемчужины собрания толедского музея. Но не только: во дворце Фрика сейчас еще одна примечательная выставка «Пуссен, Клод и их мир», мир рисунка Франции XVII века.
Кстати, вот какая новость: музей в пятницу работает не до 6, как обычно, а до 9 часов вечера, причем после шести вход бесплатный. Понедельник - выходной день.
Расположен музей на углу 5-й авеню и 70-й улицы в Манхэттене, куда идет поезд метро №6 до остановки «68 Street». Шедевры ждут вас.