САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МУЖСКОЙ БАЛЕТ ВАЛЕРИЯ МИХАЙЛОВСКОГО

Культура
№44 (759)

По-прежнему выступает мужская труппа, созданная в 1992 году Валерием Михайловским (в прошлом – классическим танцовщиком, затем премьером театра Эйфмана). Выступает, несмотря на то, что  лишена государственной поддержки в результате уменьшения субсидий на театральное искусство в Санкт-Петербурге.

Первые годы своего существования репертуар труппы составляли отрывки из известных классических произведений, которые мужчины-танцовщики исполняли  на пальцах. Это были очаровательные и смешные пародии на плохую манеру исполнения и нравы в балетном театре. Затем появились номера, поставленные специально для мужских солистов.

В последнюю программу включен балет Андрея Иванова «Танцуем всё, или Рабочий день».  Этот  концерт в стиле бродвейских шоу построен как распорядок обычного дня балетной труппы: обязательный ежедневный балетный класс, репетиция предстоящего концерта, «перекур» между репетициями, сам концерт. Михайловский выступает в роли педагога, руководителя, танцовщика ансамбля.  Его сольное выступление  в «концерте» – трагический номер: оплакивание умершего друга. Михайловский танцует и самого умирающего друга, и превращение его в светлого ангела, покидающего землю, и свою скорбь по ушедшему. В целом «Танцуем всё» поставлен с выдумкой, это яркое театрализованное представление.

Во втором отделении, как всегда, мужчины танцевали классические номера («Лунная классика»). По-прежнему идут превосходно исполненные  «и в шутку и всерьез» «Фрески» и па-де-труа Океана и Жемчужин из балета А.Сен-Леона «Конек-Горбунок». Из новых номеров надо выделить «Адажио» из балета М.Фокина «Шехеразада» в исполнении Омака Сарама и Игоря Шалаева. Но сам Михайловский, хотя заметно сократил свой репертуар, остается несомненным лидером, премьером своей труппы и  уникальным актером русской балетной сцены. Его бесконечное сценическое обаяние, внутреннее благородство, красота, чувство юмора, выразительность выделяют его среди прочих, что бы он ни делал на сцене. Даже в «бродвейском шоу» он остается поэтом и мечтателем, а порой кажется средневековым рыцарем, на котором  эстрадные одежды в блестках выглядят как развевающийся плащ воина.

По-прежнему Михайловский танцует свою версию «Умирающего лебедя» Фокина хотя и на пальцах, но не пародируя балерин, а «всерьез»: Лебедь, считает артист, не обязательно должен быть женского рода. Михайловский по-прежнему остается одним из самых трагических исполнителей этого номера.

Выступления труппы – всегда праздник. Будет действительно жаль, если финансовые трудности окажутся сильнее творческих устремлений Михайловского.