Мезерол-авеню

История далекая и близкая
№43 (758)

Одна из центральных улиц бруклинского района Гринпоинт названа в честь французского иммигранта Яна Мезерола (1633 – 1695). Этот человек приехал в Америку в 30-летнем возрасте, чтобы подзаработать на судостроительной верфи. Однако уже через месяц проживания в Новом Амстердаме он выгодно женился и получил от своего тестя большой кусок земли.  Сразу стоит упомянуть, что за четверть века супружеской жизни возлюбленная Мезерола, которой на момент бракосочетания не было и 18 лет, родила двенадцать детей. Причём пять раз подряд она рожала близнецов. Современные исследователи до сих пор не верят, что подобное могло произойти в Нью-Йорке XVII века - близнецы в семьях европейских иммигрантов рождались крайне редко.

Все свое внимание Мезерола сосредоточил на бизнесе. Свои первые деньги он вложил в компанию по обмену товарами с коренным населением Америки. Поскольку индейцы не жаловали европейские деньги, Ян призывал их обменивать шкуры диких животных на всевозможные безделушки. Например, обыкновенную стеклянную бутылку он мог выменять на роскошную медвежью шкуру, которая в Европе стоила целое состояние. Когда племена потеряли интерес к безделушкам, он начал продавать им алкоголь.

Увеличив своё состояние, в 1670 году Мезерол открыл первое в Нью-Йорке агентство по трудоустройству. Его клиентами чаще всего становились бедные иммигранты, купившие на последние деньги билет до Америки. Большинство из них очень плохо читало, поэтому оставленная на контракте подпись нередко приводила к большим проблемам. Например, некоторые иммигранты отдавали Мезеролу за оказанную услугу по 50% - 60% от своего будущего дохода. Причём так могло продолжаться несколько лет.

Надо сказать, что местные жители Мезерола не любили. Во-первых, он был французом, поэтому англичане и голландцы, известные своими националистическими взглядами, предпочитали не иметь с ним никаких дел. Во-вторых, иммигранты считали Яна чересчур жадным. Он мог устроить скандал в ресторане и потребовать от хозяина заведения немедленного увольнения всех работников, если счёт за ужин был большим. При этом Мезерол никогда не оставлял чаевых и не делал пожертвований.

В 1673 году мэр Нью-Йорка Маттиас Никколс публично отругал Яна Мезерола. «Мы должны быть уверены, что кроме способности к зачатию детей и таланта в организации сомнительных сделок у вас есть кое-что ещё, - многозначительно сказал Никколс. – Вы имеете большие деньги, но не имеете большой власти, поэтому будьте, пожалуйста, аккуратнее...»

Надо сказать, что Никколс был одним из самых жёстких мэров в нью-йоркской истории. Если человек начинал зарабатывать слишком много, что градоначальник заставлял его делиться с городской казной и делать благотворительные пожертвования. В противном случае бизнесмен мог попросту «исчезнуть», что время от времени и происходило с зарвавшимися дельцами.

Под давлением Никколса Мезерол отдал часть собственной земли под строительство школы, церкви и приюта. Более того, Ян выделил деньги на книгопечатную фабрику в центре Бруклина. Она, кстати, была названа в честь Никколса. За все эти «заслуги», которые на самом деле были не чем иным, как шантажом со стороны градоначальника, француз получил должность мэра Гринпоинта. Автоматически он стал руководителем рынка рабов и владельцем четырёх мельниц. Кроме того, Мезерол получил право увеличивать налоги для вновь приезжих фермеров.

В 1677 году Ян вложил деньги в строительство элитного госпиталя на западе Гринпоинта. Больничные палаты в этом заведении напоминали номера лучших европейских отелей Европы. Мезерол рассчитывал, что клиентами госпиталя станут очень богатые люди. Однако его радужные мечты развеял новый градоначальник Стефанус Ван Кортланд. Принимая участие в торжественной церемонии открытия госпиталя, он любезно попросил Яна приютить на время чахоточных больных, коек для которых не хватало в больницах Манхэттена.

Мезерол согласился, и на следующий день лошадиные повозки привезли в его роскошный санаторий свыше сотни тяжело-больных нищих, бродяг и бездомных. План по лечению миллионеров потерпел фиаско.

В 1680 году Мезерол разошёлся в интересах с ещё одним мэром Нью-Йорка – Уильямом Диром. Градоначальник уличил Яна в неуплате налогов. Судебный приговор по этому делу был вынесен через несколько часов после предъявления обвинений. Мезерол получил восемь месяцев каторжных работ. Причём доказательства вины Яна так и не были найдены. Суд принял решение на основании «честного слова мэра Уильяма Дира».

Пока Мезерол работал на каменоломнях, Дир и его администрация реквизировали у француза часть земли и проложили в Гринпоинте общественные дороги. Жене и детям заключённого пришлось переехать в Манхэттен, где им был предоставлен двухэтажный особняк. После освобождения из тюрьмы Ян Мезерол стал действовать осторожнее. Он наконец-то понял, что любой его бизнес должен, прежде всего, удовлетворять интересы городских властей. Так в 1682 году он оплатил предвыборную кампанию голландца Корнелиуса Ван Стинвика, которому с большим трудом, но всё-таки удалось занять пост мэра Нью-Йорка. В знак благодарности Ван Стинвик отменил все судебные решения, которые когда-либо были приняты городскими властями против Мезерола. Таким образом, французу удалось вернуть себе большую часть земель Гринпоинта, а также несколько крупнейших бизнесов, отнятых в разное время Никколсом, Ван Кортландом и Диром. 

Во второй половине 1685 года имя Яна Мезерола вошло в список «десяти самых влиятельных европейских иммигрантов, проживающих в Новом Амстердаме и окрестностях». Чтобы закрепить свой авторитет среди местного населения Мезерол выделил деньги на строительство нескольких религиозных учреждений, в том числе большого монастыря, который расположился на территории нынешней Пенсильвании.

Мезерол умер в 1695 году ровно через три года после смерти супруги. Потомки француза разъехались по всей Америке. Многие из них сменили фамилию на Мезер, Мезеролс, Мез и Майерс. Историки считают, что в современных Соединённых Штатах проживает не менее пяти тысяч потомков патриарха. Больше всего они преуспели в торговле недвижимостью и земельными участками.

Любопытно, что Ян Мезерол является единственным героем наших очерков, в честь которого названа не только авеню (Meserole Avenue), но и улица (Meserole Street). Из-за похожих названий туристы и постоянные жители Бруклина постоянно путают эти два объекта городской инфраструктуры.