Победить мертвых, убедить живых

В мире
№40 (755)

Депутат местного совета израильского города Нацрат-Илит (Верхнего Назарета), 57-летний уроженец страны, выходец из семьи репатриантов из Венгрии и Закарпатья, участник Войны Судного дня Зеэв Хартман одержал новую победу... над Германией. В результате его настойчивости на кладбище при Итальянской больнице Святого семейства, находящейся в арабском Назарете или так называемом “Нижнем городе”, скоро будут вскрыты несколько старых могил. Извлеченные из них останки навсегда покинут землю Израиля. Об этом решении депутата информировало посольство Федеративной Республики Германии в Тель-Авиве.
С немецкими дипломатами Зеэв Хартман находился в переписке с того момента, как он узнал от одного кладбищенского работника, араба-христианина, что на больничном погосте покоятся солдаты и офицеры Вермахта и даже СС. Охрана кладбища не отреагировала на запрос депутата, потребовавшего пропустить его на закрытый погребальный участок. Тогда Хартман самостоятельно проник туда и убедился, что даты смерти на нескольких надгробиях совпадают с серединой и концом Второй мировой войны. При этом на указателе перед входом сказано, что здесь покоятся люди, скончавшиеся в 1913-1918 годах.
Занявшись вопросом вплотную, Зеэв Хартман выяснил, что здесь, рядом с немцами, воевавшими в Палестине на стороне Османской империи и погибшими во время Первой мировой войны, на самом деле похоронены гитлеровцы. Как они попали в горы Галилеи? Ведь сюда Вторая мировая война не дошла, остановившись еще в Египте, под Эль-Аламейном, где германо-итальянская танковая армия “Африка” под командованием генерала-фельдмаршала Роммеля потерпела поражение от 8-й армии Вооруженных сил Ее Величества королевы Великобритании.
Оказалось, что в больницу Святого семейства, в 1943 году превращенную итальянской миссией в военный госпиталь, недолгое время поступали раненые именно в боях под Эль-Аламейном. Тех, кого успевали вылечить, отправляли отсюда на фронт, калек возвращали в Германию, а умерших хоронили на больничном кладбище.
Нашлось объяснение и тому, что на нескольких могилах датами смерти значатся 1944 и 1945 годы (Хартман даже сфотографировался у одного такого надгробья). Британцы, правившие в подмандатной Палестине, не настаивали на выдаче тяжелораненых, находившихся в Итальянской больнице, как бы заочно числя их военнопленными. К концу войны в живых из них не осталось никого.
Так называемое Немецкое военное кладбище в Назарете, являющееся признанным историческим объектом, для туристов не закрыто. Это охраняемый памятник истории, он до сих пор, как и сама Итальянская больница, опекается также одной влиятельной христианской организацией. При этом лечебное заведение оказывает помощь и прихожанам, и всем другим местным жителям, независимо от национальности и вероисповедания.
Очень давно к заботам о кладбище подключился и “Народный союз Германии по уходу за воинскими захоронениями”. И вряд ли стоит объяснять, почему опекуны предпочли оградить от посещений участок, скажем так, выбивающийся из общего стиля обустройства мест погребения немецких военнослужащих, погибших во время Первой мировой войны.
Немцы отлично понимали, какой резонанс может вызвать в Израиле известие о том, что в его земле нашли последний приют те, кто, может быть, принимал участие в истреблении еврейского населения Восточной Европы. Ведь в Северную Африку, как известно, были оттянуты германские части, воевавшие на Восточном фронте. А Нацрат-Илит вот уже двадцать лет считается одним из самых “русских” городов Израиля: каждый второй здешний житель родом из России, Белоруссии, Украины, Молдавии. К тому же в этом городе, где молодым людям, к сожалению, не всегда находится применение, велик процент пожилых репатриантов, бывших фронтовиков, узников концлагерей, беженцев войны. В общем, кладбищенский вопрос замяли.
“Заговор молчания” нарушил беспокойный депутат горсовета Зеэв Хартман. Вскоре после его тайного посещения кладбища при Итальянской больнице пресс-служба члена муниципалитета распространила релиз следующего содержания:
“В течение многих лет посольство Германии в Израиле тщательно скрывало факт захоронения в нашей земле солдат Вермахта и частей СС. На могилах погребенных солдат указаны лишь имя погибшего, дата его рождения и смерти. На надгробных плитах было указано, что под ними покоятся солдаты, погибшие на службе Отечеству. В надписях умышленно опущены обстоятельства гибели и другие факты, включая информацию о том, что здесь лежат нацисты”.
Обосновывая свою позицию, Хартман говорил: “Недопустимо, чтобы жители Нацрат-Илита, пострадавшие от нацистов в Европе, в лагерях смерти и гетто, люди, воевавшие с нацизмом на фронтах Второй мировой, завершив свой жизненный путь на исторической родине, упокоились в одной земле со злейшими врагами своими и своего народа!»
А тогдашнему министру внутренней безопасности Узи Ландау Хартман якобы даже заявил, что если немцы не вывезут трупы солдат нацистской армии, он вызовет трактор, извлечет все трупы из могил, погрузит их на корабль, вывезет за территориальные воды Израиля и сбросит в море.
Посольство Германии пробовало отбиваться, оно просило Хартмана понять, что похороненные в Израиле немецкие танкисты не обязательно были нацистскими преступниками. И вообще все не вернувшиеся с той войны – тоже, в сущности, ее жертвы. Они убеждали израильтянина в том, что сводить счеты с мертвыми - занятие бессмысленное. К тому же, говорили дипломаты, в Германии (как, кстати, и в Израиле) не принято перетаскивать покойников с места на место.
В ответ депутат сравнил ложную информацию на табличке при входе на кладбище в Назарете с воротами лагеря Освенцим, на которых красовалось циничное: “Arbeit macht frei” (“Труд освобождает”). И пообещал, что следующий День памяти жертв Катастрофы европейского еврейства будет ознаменован акциями протеста против нацистских могил в Назарете. 
Через 67 лет после битвы под Эль- Аламейном и полтора года спустя с начала этого скандала Германия снова “безоговорочно капитулировала”: гробы с умершими в Итальянской больнице солдатами и офицерами армии Роммеля отправляются в Фатерлянд.
Проблема вражеских могил занимает не одного Хартмана. Десяток-другой захоронений, обнаруженных им в Израиле, – ничто по сравнению с масштабом немецких захоронений на территории тех же России, Белоруссии, Украины. По данным уже упомянутого “Народного союза Германии”, только в России 118 тысяч официально известных немецких погребений, причем значительное число могил – братские.
В последние годы во многих российских городах, областях и краях прошли перезахоронения сотен тысяч солдат и офицеров вражеской армии. Причем речь идет не только о местах боев Великой Отечественной войны, но и о бывших тыловых городах, где размещались лагеря для немецких военнопленных.
По-своему решая проблему посмертного соседства жертв войны, защитников родины, с одной стороны, и оккупантов – с другой, там решили отвести специальные участки для сборных немецких военных кладбищ. На них свезли останки, ранее лежавшие в земле на расстоянии многих километров друг от друга, зачастую в самых неподобающих местах – в городских парках, на заводских окраинах, больничных задворках. Далее заботу об этих кладбищах взяли на себя немецкие неправительственные организации, в том числе и религиозные.
Торжеств по этому поводу, конечно, не было, но взаимопонимание, кажется, начало появляться. А на входе в одно из таких кладбищ даже выбили слова лауреата Нобелевской премии мира Альберта Швейцера: “Солдатские могилы есть великие проповедники мира”. Всего подобных сборных кладбищ в России сегодня около ста двадцати.
Да и это тоже – капля в море. Немецкие потери на всей территории СССР оцениваются в 2,2 миллиона человек, из них на территории России погибло 1,4 миллиона солдат и офицеров. Вместе с умершими военнопленными на 1,8 миллиона немцев составлены именные данные о месте смерти и захоронении.
К настоящему времени в России эксгумированы останки примерно 300 тысяч иностранных военнослужащих – немцев, итальянцев, румын, японцев и т. д. И еще столько же будет эксгумировано и перезахоронено до 2015 года.  Действуют добровольческие поисковые отряды, которые, занимаясь розыском не погребенных советских солдат, показывают пример цивилизованного отношения и к обнаруженным останкам оккупантов. Они, можно сказать, спасают и своих, и чужих от “черных копателей”, разоряющих захоронения в поисках оружия, воинских аксессуаров и наград.
Всем ли в России по нраву такая “милость к падшим”? Вовсе нет! Были и возмущенные петиции ветеранов, и упорное сопротивление местных властей, и просто ропот жителей мест, по которым прошла война.
В письме членов Международного союза советских офицеров, прошедшем по многим российским и зарубежным СМИ, в частности, были такие слова:“На наш взгляд, надо быть манкуртом или сторонником фашизма, чтобы торжественно хоронить в русской земле тех, кто зверствовал на территории России”. “Мы тоже считаем, что было бы правильнее хоронить немецких солдат не на чужбине, а на их родине. Но мы обязаны хоронить каждого солдата войны, даже если это бывший враг. Ведь мертвым не мстят...» – ответили поисковики.
Многих не убеждали и аргументы в пользу современной Германии, где 3600 кладбищ советских солдат превращены в величественные мемориалы или просто содержатся в образцовом порядке.
“Нашли с чем сравнивать! Они – оккупанты, их к нам умирать никто не звал! И вообще они – побежденные, а победители мы, вот и пусть уважают нас и наши жертвы вечно!” – говорят противники и сравнений, и перезахоронений, и “посмертного соседства”. Они остались при своем мнении, а те, кто начал сотрудничать с представителями Германии в вопросах содержания воинских кладбищ, – при своем. Как и в Израиле, где гневная прямолинейность израильтянина Зеэва Хартмана взяла верх над дипломатичными недоговоренностями.
...А в тысячах километров от Назарета, возле белорусского городка Новогрудок, в скромных могилах лежат одиннадцать женщин. Это – монахини-назаретянки, послушницы того самого монастыря, при котором была основана Итальянская больница Святого семейства и где Хартман обнаружил захоронения гитлеровских солдат. Из Палестины эти женщины приехали в 1929 году по просьбе польского епископа Зигмунда Лозинского, потом Западную Белоруссию, где они жили в монастыре, присоединили к СССР, а в 41-м туда вошли немцы.
Видя, как нацисты уничтожают еврейское население, составлявшее большинство в Новогрудке, сестры пытались спасти несчастных. Но поняв, что им не по силам уберечь всех, монахини во главе с настоятельницей Марией- Стеллой предложили себя в качестве заложников и попросили выпустить оставшихся в живых обитателей еврейского гетто и польских священников. Нацисты над ними посмеялись и тут же арестовали.
На следующий день, 1 августа 1943 года, все одиннадцать подвижниц были расстреляны в лесу возле местечка. Кто-то обозначил наспех закопанный ров крестом из двух связанных щепок.
Много позже их тоже перезахоронили, но не отправили в Палестину - все одиннадцать упокоились возле бывшего монастыря в белорусском городке, так мало похожем на Назарет...


Комментарии (Всего: 1)

Вот же народец... С тракторами? Госпитальных умерших? Да, сложно любить евреев.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *