Сентябрь – месяц потрясений

В мире
№37 (752)

Нынешний сентябрь ознаменовался редким для Германии по накалу страстей всплеском эмоций в кругах политической элиты. Вначале поднялась «волна», вызванная выходом книги Тило Саррацина «Германия – самоликвидация». Спустя несколько дней разразился скандал из-за включения в состав совета научно-исследовательского фонда «Бегство, изгнание, примирение» двух одиозных деятелей Союза изгнанных - общественной организации, представляющей интересы потомков более чем 12 млн. этнических немцев, перемещенных после окончания Второй мировой войны из стран Восточной Европы на территорию Германии. И теперь к этому добавился скандал вокруг президента Союза изгнанных Эрики Штайнбах.
В своей книге Тило Саррацин, известный своими радикальными взглядами на иммиграционную политику немецких властей в отношении турецко-арабских мигрантов, предрек Германии неизбежный экономический, культурный и интеллектуальный упадок (подробнее см. статью «Германия поглупеет и самоликвидируется?» в «РБ» №/2010).
После выхода книги политический истеблишмент обрушился на автора с обвинениями в ксенофобии и расизме. Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), членом которой состоит Саррацин, инициировала процесс его исключения из партии, на что он сразу же заявил, что партбилет никогда не сдаст и скорее унесет его в могилу. Обличительным поначалу был и тон прессы. Но уже первые социологические опросы, на которые так горазды ведущие СМИ Германии, показали, что, оказывается, большинство-то немцев полностью или частично, но разделяют взгляды опального банкира! И чем больше было критики в адрес Саррацина со стороны руководства этаблированных партий – христианских демократов, либералов, социал-демократов, «зеленых» и «левых», - тем больше симпатий испытывали к нему «люди с улицы». И тогда, сменив тон с прокурорского на более нейтральный, немецкие СМИ, вслед за растерявшимися высшими партийными функционерами, заговорили о том, что, в общем-то, проводимая правительством политика интеграции живущих в стране мигрантов действительно как-бы «не того».
Насколько она «не того» признал и министр внутренних дел ФРГ. Спустя чуть больше недели после появления в предаже книги Саррацина, он представил общественности разработанную и уже одобренную правительством новую программу интеграции мигрантов, объяснив необходимость ее принятия тем, что «проводимая ранее государственная политика интеграции имела ряд упущений, так как власти к этой проблеме нередко подходили легкомысленно».
К чему привело такое «легкомыслие», явствует из оглашенных министром данных: от 10 до 15 % постоянно живущих в стране мигрантов (а это свыше 1,1 млн. человек) едва говорят по-немецки, не посещают интеграционные курсы, отгораживаются от немецкого общества и не признают немецкого государства. Как заявил в связи с этим боннский политолог Герд Ланггут, «в обществе складывается впечатление, что у правящих партий отсутствует четкая концепция в вопросах миграции». Но ведь обо всем этом и писал Саррацин в своей книге!
И тем не менее, давление на Саррацина росло, и не только со стороны весьма неуютно себя почувствовавшей политической элиты страны, вольно или невольно заигрывающей с громадной мусульманской диаспорой (почему такое происходит в Германии – отдельная тема). В его адрес посыпались угрозы физического истребления (интересно, кто бы это ему угрожал? инопланетяне или критикуемые им турецко-арабские мигранты?..). Дело зашло настолько далеко, что с прошлой недели Федеральная уголовная полиция приставила к Саррацину круглосуточную охрану.
Менее заметными (в начале) для германской общественности стали события вокруг Совета фонда «Бегство, изгнание, примирение» (нем. аббр. SFVV). 9 сентября на закрытом заседании правления фракции блока правящих партий ХДС/ХСС в Бундестаге президент Союза изгнанных 67-летняя Эрика Штайнбах обвинила партийное руководство в приспособленчестве, боязни открытой дискуссии (в частности, и по проблемам, поднятым в книге Саррацина) и отсутствии внутрипартийной сплоченности. И ладно бы тем Штайнбах и ограничилась. Но тут президент BdV возьми да ляпни, что Польша первой стала готовиться к началу Второй мировой войны: «Я, к сожалению, ничего не могу изменить в том, что Польша уже в марте 1939 года объявила мобилизацию», - брякнула Штайнбах (с чего она это взяла – непонятно; хоть довоенная Польша и была, по меткому определению британского премьера Черчилля «шакалом Европы», но всеобщую мобилизацию объявила только 30 августа 1939 года - за два дня до 1 сентября, когда полностью готовые к вторжению войска Третьего рейха перешли германо-польскую границу). Уж не знаю, что больше покоробило участников заседания - обвинения, брошенные Штайнбах в лицо партийному руководству, или незнание ею исторических фактов. Но выступать с речами на заседаниях Бундестага коллеги по фракции на два месяца ей запретили.
Сейчас ряд известных в ФРГ политиков создает новую партию, которая, по их замыслу, должна стать более консервативной, чем блок ХДС/ХСС. (К слову о блоке: в Германии многих удивляет, что партия христианских демократов с удовольствием принимает в свои ряды имеющих гражданство ФРГ турков и арабов - пресловутым «людям с улицы» никак не взять в толк: то ли эти мусульмане,  вопреки Корану, признали христианские ценности, то ли христианские партии ныне декларируют свою приверженность этим ценностям исключительно для блезиру.) В новую партию предлагают вступить и Тило Саррацину. Поступит ли аналогичнеое предложение Эрике Штайнбах – пока неизвестно.
Зато известно, как уже на следующий день после скандального заседания фракции ХДС/ХСС отреагировал на выступление там Штайнбах посол Польши в ФРГ Марек Правда. Отметив, что «высказывания, которые мы слышим со стороны Союза изгнанных, напоминают высказывания недавних бесславных времен, а перекладывать вину за развязывание войны на других - это прием нацистской пропаганды», посол, к великому облегчению политической элиты Германии, заверил, что «немецко-польские отношения достаточно крепки, чтобы этот инцидент мог на них повлиять».


Комментарии (Всего: 1)

28-30 сентября 1938-Мюнхенское соглашение представителей Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), Германии (А. Гитлер), Италии (Б. Муссолини): передача Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 Судетской области Чехословакии, удовлетворение за счёт Чехословакии в течение 3 месяцев территориальных притязаний Венгрии и Польши. Польша тогда приросла территорией, имея секретный договор с Германией. А потом уже было 01.09.39. Гитлер проделал тоже и с СССР - секретный договор, общее нападение, а потом 22.06.41.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *