Белый дом: “И МАНИТ СТРАСТЬ К РАЗРЫВАМ...”

Америка
№37 (752)

В Белом доме все пошло наперекосяк, шиворот-навыворот, телега впереди лошади. Где это видано, где это слыхано, чтобы косметический ремонт предшествовал капитальному, а не наоборот? Сначала перекрасили и перековрили Овальный кабинет, пульт управления всем миром, а заодно заново обили и передвинули мебель – в последнем лично участвовал наш президент, о чем свидетельствуют фотографии. И только потом начались кадровые передвижки, хотя подковерно они готовились, само собой, исподволь и заранее. Овальный кабинет стал угловатее, строже, более модерным, на манер отельных конференц-залов, что обошлось казне в 1,2 миллиона долларов, и это не преминули поставить в пику Бараку Обаме его противники, число которых накануне промежуточных выборов, судя по опросам, неуклонно растет. Взамен солнечных, золотистых, имперских тонов бушевского Овального кабинета теперь там преобладает серый цвет, а в обрамлении ковра использованы общеизвестные, хрестоматийные, близкие сердцу нынешнего президента цитаты. Уже поэтому их стоит привести, несмотря на тривиальность и затасканность.
«Правительство народа, управляемое народом для пользы народа». (Линкольн)
«Нам нечего бояться, кроме собственного страха». (Франклин Делано Рузвельт)
«Благоденствие каждого из нас основывается на благоденствии всех нас». (Теодор Рузвельт)
«Любая проблема, стоящая перед человечеством, по плечу людям». (Кеннеди)
И, наконец, на закуску, Мартин Лютер Кинг, хоть он и не был президентом и в этой компании выглядит белой вороной (несмотря на цвет кожи):
«Арка моральной Вселенной велика, но в конце концов она сгибается в сторону справедливости». 
Хорошие слова, но, я бы сказал, слишком остроумные, высокие и идеалистичные, к каждодневной, рутинной жизни неприменимые. Между прочим, один из упреков Рама Эмануэля, начальника президентской канцелярии и самого влиятельного чиновника в мире, своему другу и боссу Бараке Обаме именно в идеализме, которым он, по его словам, сыт по горло. Сам Рам Эмануэль, несмотря на агрессивный, наступательный стиль и любовь к крепкому словцу (слово f...ck не сходит у него с языка даже в присутствии президента), – сторонник уступок и компромиссов, что и доказал, проталкивая через Конгресс реформу здравоохранения, от первоначального замысла которой в итоге остались рожки да ножки.
По имени Рама Эмануэля в американский политический лексикон даже вошел новый термин – «рамизм», что означает уступчивость и оппортунизм, за которые ему сильно достается от либералов. Его также не жалуют профсоюзы – за предательство интересов рабочего класса, а евреи – за давление на Израиль в переговорах с палестинцами; они даже называют Эмануэля self-hated Jew, евреем-самоненавистником, что конечно же полная лажа. Само собой, консерваторы тоже его терпеть не могут, но за противоположные качества: будучи в президентской команде primus inter pares, первым среди равных, Рам Эмануэль, по их мнению, является закулисным подстрекателем всех мероприятий, за которые они критикуют президента.
У Рама редкий талант: он сумел объединить в нелюбви к себе как правых, так и левых. Сара Пэйлин потребовала его немедленного ухода из Белого дома, а тут и возможность представилась: мэр Чикаго с 21-летним стажем Ричард Дэли заявил, что по личным причинам баллотироваться на следующих выборах он не намерен, а чикагец Рам Эмануэль  давно говорил, что не прочь побороться за пост мэра. Хорошая мина при плохой игре?
Недавно Барак Обама в интервью на телеканале Эй-би-си выразил уверенность, что из Рама вышел бы замечательный мэр, но попросил его повременить с окончательным решением до ноябрьских промежуточных выборов – перед Рамом Эмануэлем стоят задачи, которые надо решать в Белом доме и из Белого дома.
Уже не первый раз Барак Обама уламывает Рама Эмануэля, который в свое время долго колебался, соглашаться ли ему на предложенную работу, и часами советовался по этому поводу с братом биомедиком Зеки, коего потом тоже перетащил в Белый дом помощником президента по здравоохранению. Решающую роль сыграло твердое обещание Обамы сделать Рама своей правой рукой, что и случилось.
Статистически средний срок службы шефа белодомовской администрации – 18 месяцев: больше либо он сам не выдерживает, либо его не выдерживают. Тем более в случае с Рамом, который стал притчей во языцех. Еще недавно казалось, что он первый навылет. Не факт. Неожиданно из обамовской команды решил уйти любимец президента – бюджетный директор Питер Орзаг.
Если честно, Орзаг и не хотел идти в обамовскую администрацию, да еще на такой суперважный пост: бежал в Гонконг и даже отключил сотовый, но белодомовский «охотник за головами», то бишь за кадрами, Рам Эмануэль разыскал его и воззвал к патриотическим чувствам. Орзагу ничего не оставалось, как согласиться, а теперь он ссылается на свадьбу с тележурналисткой Бианной, извините, Голодрыгой – это официальная причина его отставки. Ничуть не преуменьшаю важности его свадебных приготовлений, но, будучи Дон Жуаном, он слегка запутался в отношениях с дамами сердца. Обрюхатив одну девицу – наследницу греческого судовладельца-миллиардера, бизнесвумен, окончившую Йель и Гарвард, 39-летнюю Клэр Милонас, – этот разведенный отец двух дочерей объявил о предстоящей женитьбе на 31-летней финансовой корреспондентке Эй-би-си с не совсем благозвучной для русского уха фамилией. Зато благодаря этой фамилии легко догадаться о ее происхождении.Смотрятся вместе – супер. Мазал тов!
Тем временем гречанка родила нашему бюджетному директору третью дочь. Злоязыки стали поговаривать о том, что он бросил Милонас в беде, променяв ее на Голодрыгу, а шутники даже открыли блог с названием, которое понятно без перевода, – Orszagasm.com.
В оправдание Питера Орзага как мужчины можно сказать, что, став бюджетным директором, он оказался в таком крутом цейтноте, что предыдущую герлфренд, которая теперь стала мамой его очередной дочери, выбирал не он сам, а его друзья Рон и Нэнси Уайден – сенатор и его жена. В упомянутом блоге Орзаг назван свингером, а заодно досталось и сводням: Thanks for nothing Ron and Nancy Wyden. Типа «спасибо, хоть и не за что». Не совсем так. Клэр родила здоровую и красивую девочку Татьяну Зое Милонас, что само по себе класс! Хотя оба родака отказываются от каких-либо комментариев, настаивая на соблюдении «прайвеси», в лагере Клэр утверждают, что Питер, узнав о ее беременности, обещал жениться, пока не встретил разлучницу Бианну, а в лагере Питера настаивают на том, что он вообще тогда не собирался жениться, и меньше всего – на Клэр. Да еще обвиняют ее сторонников в сливе сплетен для подкорма желтой и антиобамовской прессы.
Парадоксально, но факт: на письменном столе у любимчика Барака Обамы лежит – представьте себе! – «Руководство морали» древнеримского стоика Эпиктета. Или любовные игры выше морали? вне морали? У меня так и вертится на языке: не судите, да не судимы будете. В конце концов, ад устроен тоже для людей, среди которых грешников больше, чем праведников. Единственным наказанием для такого женолюба, как Орзаг, могла бы стать разве что четвертая дочка – от Бианны Голодрыги.
Помимо матримониальных должны быть – и, думаю, есть – другие причины ухода Питера Орзага. Как говорил Пастернак, «и манит страсть к разрывам...» Орзаг сыграл важнейшую роль в принятии двух ключевых решений – реформы здравоохранения и создании стабилизационного фонда, что вызвало критику противников-республиканцев и неоднозначную реакцию у своих, демократов. Экономическая команда Барака Обамы разношерстна. Помимо бюджетного директора есть еще главный казначей, то бишь министр финансов Тимоти Гайтнер, а над ними советник президента по экономическим вопросам Ларри Саммерс – тот самый, который засыпает на выступлениях Обамы. Человек не из легких, конфликтующий, с диктаторскими наклонностями – когда не дремлет. Сначала поговаривали, что он не уживется с Гайтнером в одной берлоге и тому придется уйти, но Обама сказал, что если Гайтнер и подаст заявление об отставке, он его не отпустит. Тогда будто бы Саммерс и съел Питера Орзага – так предполагают комментаторы «Нью репаблик» и других солидных изданий. Есть также мнение, что Питера Орзага в конце концов достали братья Эмануэль: если один из них заправляет всеми делами в Белом доме, то вдвоем с помощником президента по здравоохранению Зеке они вообще непобедимы. При одной только мысли об их будущих требованиях Питер Орзаг и предпочел семейные радости с Бианной Голодрыгой заведомо проигранным сражениям с Эмануэлями. Впрочем, он собирается также работать в исследовательском институте и уже ведет регулярную колонку в «Нью-Йорк таймс».
И напоследок об одном неизбежном и близком уходе – главного помощника президента Дэвида Аксельрода, который даже топографически работает бок о бок с ним: его кабинет стенку в стенку с передекорированным Овальным кабинетом. Не знаю, какой из него вышел президентский помощник, но пиарщик и политтехнолог он гениальный. Без него Бараку Обаме президентом бы не стать, а стала бы, скорее всего, Хиллари Клинтон. Дэвид Аксельрод уходит, но не от президента, а из Белого дома, чтобы сосредоточить свои недюжинные организаторские силы на переизбрании Барака Обамы в 2012 году. Поможет ли это? Если нет, то Бараку Обаме уже ничто не поможет.