Катон-авеню

История далекая и близкая
№32 (747)

Сюзан Катон (1777 – 1845) – первая женщина в серии наших уличных зарисовок, в честь которой названа авеню (Caton Avenue) в бруклинском районе Виндзор-Террас. Исследователи уверены, что главный вклад Катон в американскую историю заключается в «психологическом воздействии на видных политиков, бизнесменов и общественных деятелей».
Сюзан родилась в семье зажиточного землевладельца Джориса Мартенса, известного своим радикальным консерватизмом и страстью к английской культуре. Больше всего Мартенс презирал чернорабочих и необразованных людей. Всю жизнь его окружали сливки нью-йоркского общества. «Если вы хотите говорить с сэром Джорисом, то вы должны выглядеть и вести себя как английский джентльмен», - говорили бруклинцы.
Мартенс дал дочери потрясающее образование. С Катон занимались лучшие европейские преподаватели. К 16-летнему возрасту она владела таким же багажом знаний, как среднестатистический выпускник Гарвардского университета. Лучше всего Сюзан проявила себя в юриспруденции и банковском деле.
Надо сказать, что внешне Катон была довольно невзрачной девушкой. Худощавое телосложение, бледный цвет кожи, редкие волосы и постоянное отсутствие улыбки на лице придавали ей вид типичной бруклинской нищенки. «Когда мы гуляли по городу с подругами, то иногда прохожие протягивали мне монетки, - вспоминала Сюзан. – Под светом тусклых фонарей они не видели моего дорогого платья. Они смотрели лишь на моё лицо...»
Свою первую славу Сюзан Катон заработала в 1797 году. Произошло это в салоне Бернарда Шмитта – бывшего немецкого профессора-историка, организатора интеллектуальных игр на деньги. Он устраивал викторины на знание литературы и театра. Каждый участник платил определённую сумму за участие в конкурсе, а победитель, давший наибольшее число правильных ответов, забирал призовой фонд (10% куша оставлял себе Шмитт). 
Самым непобедимым игроком считался бывший мэр Нью-Йорка Джеймс Дуэйн. Завсегдатаи салона прозвали его «бродячей библиотекой». На все вопросы он отвечал быстро и безошибочно. Однако в схватке с Сюзан Катон он впервые потерпел фиаско. 20-летняя женщина ответила на 300 заданных Шмиттом вопросов, а Дуэйн только на 298.
Бывший градоначальник так расстроился, что немедленно покинул Бруклин и поселился в небольшой деревушке на севере Нью-Йорка. Ровно через неделю после «интеллектуальной схватки» он умер. По городу тут же распространились слухи о том, что «всезнайка Катон убила Дуэйна силой мысли».
В 25-летнем возрасте Сюзан Катон получила должность советника в администрации мэра Эдварда Ливингстона. Под её руководством были установлены колонки для питья на городских улицах, введены штрафы за выброс мусора на проезжую часть, ликвидированы нелегальные таверны. Более того, Катон запретила людям и животным «издавать громкие звуки в жилых районах». Например, извозчика могли оштрафовать за... громкий стук лошадиных копыт.
От большинства законов, предложенных Сюзан, выиграли бы современные жители Нью-Йорка. Однако в начале XIX века нововведения не прижились. Преемники Ливингстона мэры Девитт Клинтон и Маринуш Уиллет отменили практически все законы, предложенные Катон.
В период с 1804 по 1810 год Сюзан преуспела в написании официально-деловых текстов. Она даже открыла небольшой бизнес, который назывался «Профессиональное составление писем, жалоб, приказов и поздравлений». Свои услуги Катон предоставляла как мелким фермерам, желающим написать жалобу об украденном со двора рогатом скоте, так и крупным бизнесменам, ломавшим голову над текстом завещания.
Под каждым текстом Сюзан ставила печать с подписью «Переведено леди Катон». Со временем эта печать стала своего рода символом надёжности и профессионализма. Например, «жалобы от Катон» рассматривались полицейскими в первую очередь.
С 1811 года Сюзан стала постоянным гостем нью-йоркских университетов и колледжей. Она читала лекции на самые разные темы, общалась со студентами и даже проводила психологические беседы. 19-летняя Лора Герингтон, ученица медицинской академии в Манхэттене, даже выпустила небольшую брошюру о том, как разговор с Катон спас её от самоубийства. К сожалению, до нашего времени не сохранилось ни одного экземпляра этой книги.
Личная жизнь Сюзан Катон складывалась не совсем удачно. Несмотря на бурные романы с политиками и бизнесменами, она всегда жаловалась на своё одиночество. «Мужчины любят не меня, а мой ум, - говорила Катон. – Даже во время романтических свиданий я вынуждена поддерживать беседы о политике, экономике и малом бизнесе».
Один из возлюбленных Катон городской политик Кадваладер Колден так описал отношения с «самой умной женщиной Бруклина»: «Сюзан – прекрасная дама. Она обаятельна и образованна. Никто так тонко не чувствует мужскую психологию, как она. И вместе с тем она постоянно держит окружающих людей в напряжении. Даже свиданиям и шумным застольям она придаёт официально-деловой характер...»
В 1815 году Сюзан Катон родила дочь Маргарет. Имя отца ребёнка точно неизвестно. На этот счёт существуют десятки исторических версий. Некоторые исследователи даже утверждают, что Сюзан усыновила подброшенного на порог её дома новорождённого.
В образование Маргарет любящая мать вложила едва ли не больше денег, чем в своё время в её образование вложил отец. Семь дней в неделю девочка занималась с ведущими европейскими профессорами.
Несмотря на блестящее воспитание, Маргарет не удалось достичь успехов матери. Она вышла замуж уже в 17-летнем возрасте. Всю свою дальнейшую жизнь она посвятила развлечениям и путешествиям. Например, Маргарет Катон считалась первой жительницей Бруклина, объехавшей земной шар четыре раза. Правда, этого звания она лишилась уже в 1854 году из-за отсутствия веских доказательств пребывания в «кругосветках».
В 30-е годы XIX века Катон становится невольным основателем нового направления в моде. Её привычку носить длинные серые платья и длинные бусы из синего стекла перенимают женщины Бруклина и Манхэттена. Известный нью-йоркский портной Карл Джером назвал стиль Катон «дешёвым, унылым и отвратительным». Однако желающих походить на «умницу Сюзан» меньше не стало.
В 1835 году Катон взяла под своё покровительство четыре детских приюта. В последующие восемь лет она потратила на малолетних сирот Нью-Йорка две трети своего состояния. За свою любовь к детям она удостоилась почётных наград – медали городского благотворителя и диплома заслуженного жителя.
В 1836 году Сюзан начала писать свои мемуары, которые обещало выпустить известное калифорнийское издательство. Однако в 1838 году Катон разрывает контракт с издателем и сжигает около пяти тысяч страниц своей рукописи. Что послужило причиной для столь неадекватного поступка – неизвестно. Часть историков считает, что Катон страдала психическими заболеваниями, которые обострились в пожилом возрасте.
Умерла героиня нашего очерка в 1845 году. За день до своей смерти Сюзан рассказала слуге, что ей приснился масштабный пожар в городе Питсбург (Пенсильвания), где она любила отдыхать. Через три дня после похорон Питсбург выгорел почти дотла...