Антракс вместо хобби

Совершенно не секретно
№46 (342)

В каждом возрасте, даже преклонном, имеются, как известно, свои прелести. И пенсионеры, способные не только все дни напролет стучать костяшками домино, это хорошо знают. Ощущение неограниченной свободы настолько необычно, что у некоторых, неожиданно для них самих, вновь просыпаются высокие чувства – вспомним знаменитые «любви все возрасты покорны» или «седина в бороду – бес в ребро». Но для большинства пенсия – это пора, когда они наконец-то могут спокойно заняться любимым делом, для которого раньше всегда не хватало времени.
Бывший специалист по компьютерам и новоиспеченный пенсионер из городка Расин в штате Висконсин Эд Лэйк, например, планировал провести этот год, заканчивая свой седьмой уже киносценарий научно-фантастического фильма. На этот раз, думал Эд, им обязательно заинтересуются в Голливуде. Однако вместо задуманного путешествия во времени судьба отправила его в плавание по мутным волнам уголовного расследования.
Потрясенный безнаказанностью преступника или преступников, рассылавших по всей Америке письма со смертельными спорами антракса, Лэйк решил самолично докопаться до истины. И способ избрал доступный и достаточно надежный – тщательный сбор любой информации по этому делу.
Каждый день, даже в выходные, он, как и в молодые годы, работает по восемь часов, пропуская через себя все написанное где-либо об интересующем его предмете и делясь через Интернет собранными материалами с десятками подобных ему энтузиастов. Это ученые, журналисты и такие же, как Лэйк, «детективы в кресле», которыми, в отличие от работающих за зарплату полицейских и агентов Федерального бюро расследований, движет неукротимое стремление разоблачить невидимого врага и воздать ему по заслугам. «Мне не по душе существующая сейчас неполная картина этого преступления, – говорит Лэйк. – Я хочу найти недостающие детали и разгадать эту тайну».
В ходе своего «кустарного» расследования Эду пришлось овладеть многими приемами, которыми пользуются профессионалы. Сегодня он отлично разбирается в способах перекрестного инфекционного заражения и тонкостях анализа почерка, поднаторел в знакомстве с самыми разными сторонами работы химиков-фармацевтов и почтового ведомства Соединенных Штатов...
Чтобы лучше систематизировать найденные сведения и сделать их доступными всем желающим, он организовал собственный вебсайт на эту тему – www.anthraxinvestigation.com. Регулярно Лэйк знакомит со своими гипотезами сотрудников ФБР, откуда уже получил несколько благодарственных писем. Впрочем, даже в этих вежливых посланиях разведчикам-профессионалам не всегда удается скрыть истинное, несколько ироническое отношение к своему добровольному «коллеге». «Конечно, знание – это сила», – усмехается в своем ответе Эду нью-йоркский агент Бюро.
А между тем среди теорий Лэйка есть и такие, которые разделяются, так сказать, и на федеральном уровне. В частности, его идея о том, что адреса на конвертах с белым порошком подписаны… ребенком, возможно, сыном или дочерью преступника, копирующими слова из компьютерной распечатки. В доказательство своего предположения Эд приводит особенности почерка – свойственные детям наклон букв и маленькие чернильные «шарики» на их концах.
Сейчас уже можно считать общепринятым мнение о том, что зловещие письма – работа какого-то американского ученого, работавшего над биологическим оружием и старающегося таким экстравагантным способом расшевелить правительство страны, якобы не уделяющее этой угрозе того внимания, какого оно заслуживает. Лэйк тоже разделяет эту точку зрения, не доверяя тем, кто во всем обвиняет «Аль-Каеду» или Саддама Хусейна.
В то же время он не согласен с теми, кто пытался бросить тень на Стивена Хэтвилла, бывшего армейского ученого, чей дом был уже дважды обыскан и которого министр юстиции Джон Эшкрофт вместе с 25 другими подозреваемыми назвал «persons of interest». Лэйк убежден, что Хэтвилл имеет очень прочное алиби, иначе ФБР вытащило бы его месяцами раньше.
Вообще искать единственного исполнителя, некоего «одинокого волка» – это ошибка, считает Лэйн. Он думает, что существуют два действующих совместно заговорщика: один, который доставал антракс, и второй, который подготавливал споры и рассылал их по разным адресам. Этот второй, по мнению Лэйна, мужчина лет сорока, который живет где-то недалеко от Нью-Йорка, регулярно читает New York Post, подписывается на кабельное телевидение и смотрит программу Билла О’Рейли по каналу Fox News. 17 сентября и 8 октября 2001 года он побывал в столице штата Нью-Джерси Трентоне и, может быть, в прошлом году совершил поездку в город Индианаполис в штате Индиана, откуда О’Рейли было отправлено угрожающее письмо, написанное почерком, очень напоминающим почерк отправителя зараженных антраксом писем.
Ничего подобного вы не найдете на интернетовском сайте ФБР. Впрочем, это понятно – ведь Лэйк не ограничен рамками, которые удерживают ФБР от публичных выступлений на эту тему. В то же время ему не нравится, когда Бюро критикуют за волокиту и даже худшие прегрешения. «Конечно, теории накручивать легко, – говорит он. – Но ФБР должно предотвратить любые утечки информации». Защищаемое им Бюро, однако, менее великодушно, то и дело утверждая, что пока Лэйк не добавил ничего к тому, что они уже знают.
Детектив в кресле прощает им: «Агенты ФБР приходят и уходят, а мы остаемся», и продолжает заниматься своим делом. К сожалению, он прав. Руководитель вашингтонской команды по антраксу – специальный агент Артур Эберхарт, которому ФБР поручило расследование, прошлым летом вышел на пенсию. В отличие от него, пенсионер Эд Лэйк остается на избранном им посту. Каждое утро он первым делом усаживается за компьютер и прочесывает Интернет в поисках свежих заголовков. И клянется не успокаиваться, пока тайна не будет раскрыта.