Даффилд-стрит

История далекая и близкая
№28 (743)

Даффилд-стрит расположена в районе Бруклин-Хайтс и названа в честь талантливого хирурга Джона Даффилда (1740 – 1819).
В биографии нашего героя много неизученных страниц. Например, историкам практически ничего неизвестно о его детстве и юности. По некоторым данным, Даффилд родился в Пенсильвании в бедной семье английских иммигрантов. «До 16-летнего возраста я испытывал лишь одно чувство – чувство голода, - писал Джон в своём дневнике уже будучи взрослым. – Я стараюсь не вспоминать о своих родителях, братьях и сёстрах...»
Исследователи предполагают, что в семействе Даффилд царила атмосфера дисциплины и жестокости. Юный Джон постоянно подвергался побоям со стороны отца и издевательствам со стороны старших братьев и сестёр. Принято считать, что жизнь всех членов семейства Даффилд (за исключением нашего героя) закончилась плачевно. Они либо погибли от чрезмерного употребления алкоголя, либо умерли в тюрьмах за совершённые преступления.
В 1756 году Джону удалось сбежать из дома и чуть ли не пешком добраться до Нью-Йорка. Обосновавшись в подвале одного из бруклинских домов, он некоторое время занимался чисткой сапог и разноской газет. Потом судьба свела Даффилда с частным доктором Карлом Флитом, который предложил подростку работу в качестве ассистента. Зарплатой Джона стала крохотная комната и двухразовое питание.  
Надо сказать, что Флит имел весьма экзотическое для врача XVIII века направление. Он специализировался на удалении родинок, пигментных пятен и наростов. Особую же категорию клиентов составляли люди, получившие огнестрельные или ножевые ранения. «Только доктор Флит может прооперировать раненого человека так, что на его теле не останется ни одного шрама», - говорили бруклинцы.
Даффилд проработал с Флитом семь долгих лет. За это время сбежавший из дома пенсильванский подросток не только окреп физически и морально, но и научился проводить сложные хирургические операции.
После смерти Флита (по одной из версий он умер от пристрастия к опию), Даффилд получил от нотариуса письмо, в котором сообщалось, что покойный завещал ему дом с операционной, конюшню и свыше 200 томов записных книжек с подробным описанием хирургических операций.
Удивительно, что для прочтения письма Джону потребовалось три месяца. Ровно столько длился курс обучения письменному английскому языку. Грамоте наш герой, никогда не учившийся в школе, научился только в 23-летнем возрасте.
Наследство Флита помогло Даффилду открыть свой медицинский офис. «Лицензию врача мне пришлось купить, потому что посещать университеты и сидеть за одной партой с детьми высокопоставленных чиновников у меня не было ни времени, ни желания», - признался Джон на старости лет.
Даффилд стал хирургом от Бога. Он проводил операции любой степени сложности и никогда не ошибался, вызывая тем самым зависть именитых нью-йоркских докторов. Несколько часов в день он посвящал прочтению записных книжек Флита, которые порой содержали больше информации, чем университетские учебники по медицине.  
В 1765 году Даффилд помог нью-йоркскому мэру Джону Крюгеру-младшему, когда тот упал с лестницы ресторана и сломал ногу. По стечению обстоятельств Крюгер-младший и Даффилд обедали в одном и том же месте. Хирург открыл свой чемодан с медицинскими инструментами и прооперировал градоначальника прямо на обеденном столе.
После этой незапланированной операции произошло три события. Во-первых, злосчастный ресторан навсегда прекратил работу. Крюгер-младший заявил, что получил открытый перелом «из-за слишком высоких ступенек, несоответствующих европейским стандартам».
Во-вторых, Даффилда позвали работать в один из лучших госпиталей Манхэттена. Официально его должность звучала как «главный хирург ночной смены».
В-третьих, проблемы, связанные с отсутствием врачебной лицензии у Даффилда, исчезли раз и навсегда. Благодарный мэр позаботился о том, чтобы спасший его врач получил федеральную лицензию за неделю. Официально же на это уходило от 7 до 9 лет.
В последующие три года Даффилд успел жениться (о его супруге вообще ничего неизвестно), обзавестись двумя детьми-близнецами, купить роскошный дом на юге Бруклина и возглавить курсы подготовки военных хирургов. Слава о талантливом хирурге зашла так далеко, что Даффилда стали приглашать на работу в Европу. Он прооперировал несколько высокопоставленных политиков и успешных бизнесменов в Англии, Франции и Нидерландах.
В 1773 году Даффилд заявил об окончании врачебной карьеры. На тот момент ему было всего 33 года, но желание уделить время семье и огромная сумма денег на банковском счету, позволявшая не работать до конца жизни, взяли верх. Мэр Нью-Йорка Уайтхед Хикс так отреагировал на отставку Даффилда: «Этот доктор избалован больше, чем маленький ребёнок в английской королевской семье. Он талантливый хирург и бездельник одновременно. Не пройдёт и трёх лет, как ему придётся оперировать бесплатно...»
Слова Хикса оказались пророческими. В 1775 году началась Война за независимость и Даффилд оказался на фронте. Причём в принудительном порядке. Под угрозой расстрела ему пришлось оперировать по 14 часов в день. И всё потому, что Даффилд считался одним из лучших хирургов на восточном побережье Америки.
Первое, что шокировало Джона на фронте, - это отсутствие болеутоляющего. Он проводил операции и ампутации без анестезии. «Вопли и гримасы раненых солдат навсегда останутся в моей памяти, -  писал доктор в своём дневнике. – Некоторые операции напоминали средневековые пытки. Мы затыкали рты пациентов грязными тряпками, чтобы не слышать их крики. Потом отрезали руки и ноги затупившимися от постоянной работы ножами. Затем прижигали кровоточащие обрубки раскалённым металлом...»
Даффилд проработал военным хирургом до последнего дня войны. Только в 1783 году он был официально отпущен домой. Приказ «о возвращении фронтовых докторов в резерв» подписал сам Джордж Вашингтон. 
Ужасы войны сказались на психике Даффилда. В 1785 году он разводится с женой, после чего начинает злоупотреблять опием и сильнодействующими обезболивающими. О жизни доктора до 1807 года ничего неизвестно. Историки считают, что всё это время он находился в наркотическом дурмане, выбрасывая на ветер когда-то заработанные деньги.
Джону было 67 лет, когда он вернулся к нормальной жизни. Он вновь сошёлся с женой, с которой не общался 22 года, и начал преподавать в медицинской академии Пенсильвании. Дети Даффилда к тому времени уже подросли, получили образование и открыли собственный бизнес по международным грузоперевозкам. Отец строго-настрого запретил им работать в сфере, которая хотя бы косвенно была связана с медициной или хирургией.
Незадолго до своей смерти Даффилд получил письмо от родного брата, с которым не виделся больше 60 лет. Он долго держал конверт в руках, а потом бросил его нераскрытым в камин. Историки предполагают, что автором письма был Эрик Даффилд, старший брат Джона. Он отбывал пожизненное заключение в калифорнийской тюрьме (тройное убийство) и, вероятно, просил своего именитого родственника-хируга оказать ему материальную поддержку...  
Месторасположение могилы Даффилда неизвестно, однако она представляет большой интерес для исследователей. Некоторые историки считают, что в дно гроба покойного были замурованы вышеупомянутые дневники Карла Флита, с которыми Джон никогда не расставался...