Имлэй-стрит

История далекая и близкая
№27 (742)

Улица Имлэй-стрит находится на окраине бруклинского района Ред-Хук, в полумиле от губернаторского острова. Некоторые жители считают, что своё название улица получила в честь индейского племени «имлахо», которое проживало в здешних краях во второй половине XV века. Однако эта версия не имеет под собой никаких исторических доказательств.
Реальным же «виновником» уличного названия является Уильям Имлэй (1780 – 1858) – нотариус, землевладелец, лендлорд и бизнесмен. Жизнь этого человека состоит из сплошных трагедий. Городская энциклопедия 1860 года даже назвала Уильяма «самым несчастливым жителем в истории Нью-Йорка». Впрочем, обо всём по порядку...
Имлэй родился в Хартфорде (штат Коннектикут) в семье английских иммигрантов. Его отец владел дюжиной придорожных магазинов и небольшой гостиницей. Поскольку денег на образование сына Имлэй-старший не жалел, Уильям с отличием окончил школу и частную юридическую академию уже к 17 годам.
В день своего совершеннолетия наш герой поручил два подарка – банковский счёт на круглую сумму и должность нотариуса в  бруклинском Ред-Хуке. «В свой восемнадцатый день рождения ты получаешь то, чего твои ровесники добьются спустя четверть века, - сказал сыну Имлэй-старший. – В наше время деньги и деловые связи имеют большее значение, чем, например, религия».
Стоит сказать, что отец Уильяма был убеждённым атеистом и ценил материальные ценности гораздо выше духовных. Произнесённые же им слова сыграли роковую роль. По пути в Нью-Йорк повозка нашего героя попала под камнепад. Извозчик и лошади погибли, а сам Уильям сутки пролежал под дорожными завалами.
Имлэю удалось чудом выжить, однако за это он заплатил слишком высокую цену: многочисленные переломы рук и ног, глубокие шрамы на лице, а также частичная потеря слуха. Доктора порекомендовали родителям Уильяма отдать сына в дом для инвалидов, но те наотрез отказались.
После двух лет в госпитале Имлэй всё-таки вернулся в Нью-Йорк и занял пост нотариуса. Вопреки всем врачебным прогнозам, он научился передвигаться без посторонней помощи и самостоятельно питаться. Уильям отказался от сиделки и медсестры. Несколько часов в день он уделял физическим упражнениям, демонстрируя потрясающую силу воли.
В Ред-Хуке Имлэй получил прозвище «Строгий Уилл». Так его нарекли местные жители за устрашающую гримасу, не сходившую с лица. На самом же деле нотариус нисколько не гримасничал. Вечно строгое выражение лица стало следствием шрамов и травмированных мышц.
Стоит отметить, что Имлэй отличался потрясающей работоспособностью. Он проводил в офисе по 18 часов в день и очень ответственно подходил к каждому частному клиенту. К 1803 году он получил неофициальное звание лучшего нотариуса Ред-Хука. Более того, Строгий Уилл разорил почти всех своих конкурентов. За три года его деятельности количество юридических офисов в районе сократилось с 34 до 5 человек.
Несмотря на то, что Имлэй обладал многочисленными физическими недостатками, он пользовался большим успехом у женщин. Последних в нотариусе привлекала скромность, честность и потрясающее мужество. С одной стороны, Уильям никогда не реагировал на злобные шутки в свой адрес и не вступал в споры. С другой стороны, он регулярно посещал самые злачные места Ред-Хука, куда добропорядочные граждане ходить боялись. Так прозвище «Строгий Уилл» постепенно трансформировалось в более уважительное «Бесстрашный Уилл».
Особым авторитетом Имлэй пользовался у портовых моряков и уличных торговцев. Он регулярно угощал их выпивкой, а также давал юридические советы по закупке зарубежных товаров. Житель Ред-Хука Теодор Полас, живший неподалёку от офиса Имлэя, так описал своего соседа: «Внешне Уильям выглядел как человек, вернувшийся с каторги. Он хромал, медленно и неразборчиво говорил, его руки тряслись, а ноги подкашивались. Однако стоило ему зайти в таверну, как люди расступались, хозяин заведения подносил стул, а официанты уважительно кивали».
Имлэй женился в 26-летнем возрасте. Его избранницей стала миловидная Сюзан Хогарт, дочь местного мясника. Счастливый брак, однако, продлился недолго. Сюзан утонула во время купания в Гудзоне. Подробности этого инцидента неизвестны. Уильям в момент трагедии находился на работе.
Похоронив супругу, Имлэй с головой ушёл в юридическую деятельность. К 1812 году он выкупил 30% недвижимости Ред-Хука, открыл два больших магазина, а также инвестировал большие деньги в кладбище на Стейтен-Айленде.
В 1814 году Имлэй вошёл в пятёрку самых богатых людей западного Бруклина. Градоначальник Девитт Клинтон включил Уильяма в список «десяти бизнесменов, повлиявших на развитие Нью-Йорка». Этот список, правда, был аннулирован преемником Клинтона мэром Джоном Фергюсоном.
Когда Имлэю исполнилось 38 лет, он увлёкся фехтованием. Этот вид спорта, довольно экзотический для Нью-Йорка, придал Уильяму жизненных сил. Благодаря интенсивным тренировкам он перестал хромать, а также обрёл полный контроль над кистями рук. «Мой подчерк вновь стал каллиграфическим, как два десятилетия назад», - написал он в письме пожилому отцу.    
В 1824 году Имлэй женился во второй раз. На этот раз его избранницей стала обыкновенная работница прачечной  Лора Ричардс. Она родила Уильяму шестерых детей в течение семи лет. Но и этот брак закончился трагедией. Ричардс заболела воспалением лёгких и умерла. Имлэй с большим трудом перенёс смерть жены. В отчаянии он сжигает свой юридический офис и уезжает в Англию. Детей отдаёт на воспитание в частный манхэттенский приют.
В Нью-Йорк Уильям возвращается только в 1833 году. Он возобновляет юридическую деятельность и начинает активно заниматься бизнесом. Теперь его главным источником дохода стала торговля виски. Довольные же клиенты моментально прозвали Имлэя «Королём шотландского алкоголя».
В 1840 году с нашим героем случилась ещё одна трагедия. Посреди ночи в дом Имлэя ворвались трое вооружённых мужчин и жестоко избили хозяина. Это нападение было не ограблением, а хорошо спланированным актом насилия. Вот только кто мстил Уильяму – неизвестно. Сам Имлэй впоследствии признался, что опознал в одном из нападавших юриста, работавшего много лет назад с ним по соседству.
Так или иначе, агрессоры искалечили 60-летнего Имлэя, а потом заперли и подожгли его дом. Каким-то чудом Уильяму удалось добраться до двери в подвал, спуститься вниз и пережить пожар. Однако после этого испытания он навсегда потерял способность передвигаться самостоятельно.
Любопытно, что Имлэй запретил нью-йоркским властям расследовать произошедшее на него нападение. «Вам необязательно знать, почему это произошло и из-за чего», - написал он мэру Исааку Вариану. Для большей убедительности Уильям выписал внушительный банковский чек на имя городской администрации. Следствие было моментально приостановлено.
В 64-летнем возрасте Имлэй вновь женился. Его третьей супругой стала 25-летняя иммигрантка из Индии Габи Найл. Она подарила Уильяму троих детей. Таким образом, общее число родных дочерей и сыновей нотариуса достигло девяти человек. Впоследствии каждый из них унаследовал часть многомиллионного (по сегодняшним меркам) отцовского состояния.
Умер Уильям Имлэй в возрасте 78 лет. Последние годы жизни он страдал сильными болями в пояснице, поэтому пристрастился к опию. Похоронен герой нашего очерка где-то на севере Бруклина, однако точное расположение его могилы неизвестно...